Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Твой восемнадцатый век

Твой восемнадцатый век
Книга доступна в премиум-подписке
Добавить в мои книги
20 уже добавили
Оценка читателей
4.83

Натан Яковлевич Эйдельман – историк, литературовед, писатель, публицист, чей вклад в отечественную историографию ХХ века трудно переоценить. Он оставил богатейшее творческое наследие – более 20 книг и многочисленные статьи, эссе, рецензии в периодической печати. Основной областью научных интересов Н. Я. Эйдельмана была история русской культуры и общественного движения в XVIII–XIX веках. Его книги выходили сотнями тысяч экземпляров и моментально раскупались. Они сохраняют свое значение и сегодня. Книга «Твой восемнадцатый век» рассказывает об интереснейших событиях русской истории: дворцовых переворотах, Пугачевском бунте, освоении Камчатки и Курил, ее герои – Петр I, А. П. Ганнибал, М. В. Ломоносов, Н. И. Панин, М. М. Щербатов, А. Н. Радищев… Увлекательное повествование о событиях прошлого вместе с тем дает возможность ощутить, насколько восемнадцатый век все еще близок нам: по словам автора, университет, академия, флот, журналы, газеты, театр и многое другое, «начавшееся двести – двести пятьдесят лет назад… продолжается сегодня».

Лучшие рецензии
Eugene_wayfarer
Eugene_wayfarer
Оценка:
13

Прекрасная, неторопливая книга. Читая её, отдыхаешь. Неспешно проплывают, проходят мимо деятели XVIII века: императоры и императрицы, царедворцы и фавориты, учёные и писатели, бунтари и путешественники... Много нового, любовь к деталям, бережное отношение к людям прошлого.
Люблю такие книги.

PaulKosov
PaulKosov
Оценка:
8
Книга историка Натана Эйдельмана с замечательным, «проникающим» названием «Твой восемнадцатый век» не только впервые «открыла» для меня несколько лет назад восемнадцатое столетие, но как-то незаметно и естественно подтвердила любимую мысль о «растворенной» в воздухе истории.

Книга, написанная специально для юношества, увлекает с самого начала. Каждая глава – рассказ об одном дне из 18-го века. Но внешняя обыденность таких дней сочетается с определенной судьбоносностью. Например, Эйдельман цитирует фрагменты московской газеты от 26 мая 1799 года. «В Малой Кисловке, в доме госпожи Лопухиной, продаются разных сортов лучшие меды и кислые щи». «Продается вдова 27 лет, учена прачке и кухарке». Но ведь в этот день в Москве на Немецкой улице во дворе коллежского регистратора Скворцова, у жильца его майора Сергея Пушкина родился сын…

Начинаясь порой с незначительных, «пустых» событий, эйдельмановские дни расширяются, разрастаются, «разбухают» и соединяются с вечностью. «И дольше века длится день…» Ниточка протягивается от 18-го века к нашим дням, это понимаешь. Когда вчитываешься в книгу.Среди героев книги – Петр Первый, Абрам Ганнибал, исследователь Степан Крашенинников, Бирон, Михаил Щербатов, Екатерина вторая, Никита Панин… И все они объединены как раз историей, которая сплетает их судьбы и сталкивает их. И жизнь каждого – бесценный клад сюжетов, которые не придумает никакой романист.

Исследования Натана Эйдельмана всегда отличаются замечательной атмосферой истории. Повествование, кажется, движется по-архивному точно и неспешно, однако не успеваешь заметить, как оказываешься втянутым в водоворот событий, которые произошли двести-триста лет назад. Пожалуй, ни одна из книг Эйдельмана, которые я прочитал после «Твоего восемнадцатого века», не произвела на меня столь же сильного впечатления. Хотя среди них были, безусловно, заметные работы. И со времен этой книги я влюбился в восемнадцатый век…
Читать полностью
fullback34
fullback34
Оценка:
8

На книге персональный знак качества «Эйдельман». О чем на этот раз?
Вот есть огромное-огромное пространство, растянувшееся от 1700 до 1799 гг. Кто-то, кстати, сказал, что славяне больше присутствуют в пространстве, чем во времени. Но это – не Эйдельман, другой «неведанный избранник». Поскольку времени оказалось достаточно для амбиций, интриг, преобразований, реформ, контрреформ, убийств, дворцовых переворотов, дворянских усадьб с их вольностями и дуэлями, разделов Польши с приобретением компактно проживающим еврейским населением; Северной войной в купе с нескончаемыми русско-турецкими, с Крымом, разумеется; Академии Наук, Ломоносова с его громоотводом (или это был Франклин ?), Суворова Александра Васильевича, двух императоров (ими список и исчерпан), удостоившиеся наименований «Великий (ая)», и, конечно, «нашего всего» - Александра Сергеевича Пушкина. Короче говоря, Натан Яковлевич ничем другим на страницах своей книги не занимается, нежели структурированием пространства-времени. Как я уже сказал, локализованным от Балтики до Америки и от нулевой годовщины основания Петербурга до нулевой годовщины Александра Сергеевича Пушкина. Занимает более чем успешно.
Рекомендую ознакомиться!

Читать полностью
Оглавление