Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
193 печ. страниц
2019 год
18+

Третий гость
Михаил Владимирович Рощин

Дизайнер обложки Михаил Рощин

© Михаил Владимирович Рощин, 2019

© Михаил Рощин, дизайн обложки, 2019

ISBN 978-5-0050-7931-2

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1

Весна в Крайтоне наступила рано. Середина марта, а уже вовсю начал сходить снег, оголяя тёмную поверхность земли и лезущую из глубины молодую траву. Лишь в лесах пока ещё держался плотный слой затвердевшего наста, дожидаясь, пока прогреется воздух.

Клаус сидел на берегу и без особого интереса наблюдал за серо-чёрной мутной водой. Он заметил свёрток несколько минут назад и теперь ожидал, пока он не окажется напротив. Река неторопливо несла по поверхности большой куль из полиэтилена. Такие используют, чтобы делать прочные пакеты для бытового мусора. Чёрный, совершенно непроницаемый, а теперь ещё и блестящий от капель воды – он мрачным айсбергом выделялся на поверхности серой воды. А айсберги, как известно, скрывают свою основную массу глубоко под поверхностью.

Вода толкала его с лёгкостью, и Клаус поначалу подумал, что это лишь очередной мешок с мусором. Такое тоже случалось часто, ведь не все горожане честно и легально избавлялись от своих отходов. Разумеется, они успокаивали себя мыслью, что где-то ниже по течению его всё равно выловят, да и от одного мешка никакой экологической катастрофы не произойдёт. И вообще, есть специальные службы по очистке рек от мусора. А ему, тому самому горожанину, позарез нужно успеть на работу, и дожидаться ассенизаторскую машину совсем недосуг. Все так иногда поступают, разве нет?

Временами в этих мешках действительно оказывалось что-то стоящее. Клаусу теперь стало любопытно. Он любил узнавать об окружающих какие-нибудь их маленькие секреты. И тихонько хихикал себе под нос, сидя за удочкой, когда вспоминал кого-то из жителей Крайтона и его постыдную тайну. Никто за это не осудит, и даже пробовать не станут. Ведь тайна тогда сразу станет достоянием общественности. Мусор может многое сказать о человеке.

Клаус помнил, как совсем недавно он выловил один похожий мешок. Чуть меньшего размера, но с довольно интересным содержимым. Оказывается, госпожа Свонсон – та милая дама, что каждый вторник покупает у него рыбу – не совсем довольна своим мужем, раз решилась на услуги интим-магазина в соседнем городке. И была твёрдо уверена, что чек и коробку никто и никогда не увидит.

Куль уже оказался напротив сидящего на берегу рыбака. Он привстал и отложил удочку в сторону. Всё равно рыбалка сегодня не задалась, так хоть здесь, может, будет что-то интересное.

Размеры мешка оказались куда больше, чем казались издалека. Он временами всплывал над поверхностью на мелких волнах, сопровождая своё движение тихими всплесками. Поблёскивал перегибами плёнки, сочился таинственностью и непредсказуемостью. И становилось ясно, что если это и мусор, то совершенно необычный. Отличный от всего остального, что попадалось раньше.

Багор оказался в руках рыбака. Он дождался, пока мешок, влекомый вялым течением, подплывёт ближе, махнул крюком и аккуратно зацепился за выступающий край. Медленно, стараясь не упустить, полукругом подвёл добычу к берегу, потом вошёл в воду по щиколотку и, перехватив мешок руками, с силой вытянул его на берег.

Утренние сумерки за эти несколько минут ещё больше поредели, и теперь стали различимы цвета. Серое небо, какое бывает здесь, в предгорьях, по весне. Оттаявшая тёмная река, несущая свои воды через долину. Мрачный мешок, выволоченный на грязный подтаявший береговой снег.

Теперь очертания казались Клаусу знакомыми. До лёгкой дрожи в пальцах, до шевеления волосков на затылке. До той непередаваемой тревоги, которая заставляла опасаться находки и одновременно распаляла любопытство.

Рыбак отступил в сторону, словно решаясь – а стоит ли его вообще трогать? Он даже растерялся, и никак не мог взять себя в руки. Ещё бы – отправился на рыбалку, а тут такая находка. Может, вызвать сначала полицию? Или найти хоть кого-то из прохожих?

Но, как назло, вокруг никого не было. Восточная часть Крайтона, где он обычно рыбачил, всегда славилась безлюдностью, а ранним утром по весне – тем более. Но и бросать находку прямо так, без присмотра, он опасался.

Любопытство взяло верх. Он достал из кармана верный складной нож, осторожно оттянул край плёнки и сделал короткий надрез. Не выпуская рукоятку из правой руки, он левой оттянул полиэтилен в сторону. Присмотрелся, и только сейчас пришло озарение.

Он отшатнулся и упал на спину. Выронил нож, выпучил от удивления глаза, что-то забормотал. А после судорожными движениями начал отползать. Ноги отказали, когда он пытался подняться, не сводя при этом взгляд с пакета. Будто бы внутри оказалось что-то, чего он боялся больше всего в жизни.

Через несколько секунд ему удалось-таки перевернуться на живот. Он пополз вверх по берегу, к дороге, цепляясь за мёрзлую землю онемевшими от страха пальцами. Подальше от ужасной находки.

И только тогда раздался его крик о помощи.

***

Спустя полчаса на берегу собрались люди. Несколько прохожих, которые услышали крики перепуганного рыбака, оказались поблизости. Кто-то сбегал домой и вызвал по телефону полицию. Обсуждение находки служило хорошей причиной опоздания на работу, и зеваки не преминули возможностью задержаться. Кто-то помог Клаусу подняться на ноги, но те не слушались, и в конце концов он уселся прямо на край берега, подальше от чёрного свёртка.

Его знали многие в городе. Пожилой приятный мужчина, который участливо относился ко всем в округе, всегда был приветлив и улыбчив, теперь не мог связать и двух слов. Сидит и сучит ногами, тычет пальцами в сторону реки и невнятно мычит. От страха он даже не смог ничего объяснить, и причину его испуга удалось выяснить только заглянув в пакет.

Для него это был настоящий шок. Даже когда вокруг оказались люди, он лишь немного успокоился, продолжая пристально смотреть в сторону недавней находки. Пальцы дрожали, а ноги отказывались слушаться. Спасала тёплая длинная куртка, низ которой был подшит толстым слоем утеплителя. Было видно, что это его доработка, чтобы можно было отдохнуть прямо на льду. Плотный пористый материал, похожий на пенопласт. Опытного рыбака выдаёт подготовка. Кто-то протянул ему фляжку, Клаус сделал глоток и закашлялся. Алкоголь не был его страстью, но теперь он хотя бы смотрел осмысленно.

Вскоре подъехала полиция. Две машины остановились на обочине, осветив фарами собравшуюся маленькую толпу. Из первой выбрались двое патрульных и оперативно оцепили весь участок происшествия. Не как положено – жёлтыми лентами с заметной чёрной надписью, а просто своим присутствием: отодвинули любопытных и вежливо, но настойчиво, потребовали освободить несколько метров берега.

Шериф вышел из второй машины и направился прямиком к распоротому пакету. Ему уже сообщили по рации о случившемся, и он морально был готов к увиденному. Он не опасался затоптать улики, их тут просто не могло быть. Посветил фонариком внутрь разреза, осмотрел куль со всех сторон, а потом аккуратно раздвинул полиэтилен.

Несколько минут спустя вернулся к машине, взял в руки рацию, нажал кнопку.

– Гаррис, вызови сюда дока. На восточном берегу реки, возле моста. Он увидит.

А после направился к толпе. Большинство уже поняли по его настрою, что ничего интересного не дождёшься, и начали расходиться. Лишь несколько человек ещё стояли, в надежде узнать хоть какие-то детали.

Шериф махнул им рукой: «Расходитесь», а после опустился на корточки возле Клауса. Тот почти без движения сидел, обхватив колени руками, и взгляд его тёмных глаз был прикован к страшному пакету. Но хотя бы его перестала бить сильная дрожь.

– Как вы её нашли, Клаус?

Тот молчал несколько секунд, переводя взгляд с шерифа на мешок и обратно, а потом собравшись с мыслями, начал говорить. Голос ещё немного вибрировал от напряжения.

– Я просто сидел на берегу. Рыбачил. Вы знаете, шериф, я часто тут бываю. Меня многие видели, и я ничего плохого не делаю. Давно примерялся сходить, ведь река уже очистилась. И холод по утрам не такой жесткий, и рыба начала после зимы появляться. Вот только вчера наживки наварил…

Ему нужно было хоть на что-то переключиться, и это было объяснимо.

– Ближе к делу, Клаус. Вы отвлеклись, – мягко прервал поток его слов шериф.

– Да-да, верно, – спохватился несчастный рыбак. – Я сидел, но поклёвок не было. И смотрю, по реке что-то плывёт. Иногда бывает так, кто-то мусор выбрасывает. Выше по течению где-то. Я, если встречаю такое, вылавливаю и в контейнер оттаскиваю, тут недалеко. Негоже ведь мусорить, правда?

Шериф кивнул головой. «Да, конечно».

– И я его багром зацепил. Ещё подумал, что слишком тяжёлый мешок. Обычно такие не плавают, всегда полегче. Вытащил на берег, и только потом на форму посмотрел.

Оба непроизвольно перевели взгляд на лежащий у кромки воды куль.

– Понимаете, шериф, я ведь простой человек. И даже предположить не мог, что внутри. А уж когда разрезал, тогда и стало ясно. А дальше не помню, вы уж простите…

Рыбак опустил голову. По его плечам пробежала крупная дрожь, будто он сильно замёрз. Но шериф знал – это реакция на стресс. Не каждому доводится видеть то, что было в пакете. А Клаус был ещё и слишком эмоциональным. Никому не хотелось бы выловить подобный груз, и даже шериф с радостью отказался бы от такого дела, но долг обязывал его хранить самообладание.

Через несколько минут подъехала ещё одна машина. Двигатель затих, и из салона выбрался доктор Бергман. Он поплотнее запахнулся в пальто, и поморщился. Звонок Гарриса из участка застал его врасплох, и хотя не разбудил, но всё же заставил выбраться спозаранку в холодный утренний воздух. Он подошёл ближе.

– Доброе утро, Майк. – Обратился он к шерифу. Клаус продолжал сидеть, будто бы и не заметил третьего участника беседы.

Шериф поднялся на ноги.

– Не совсем, док. Нужна ваша помощь.

Они пожали друг другу руки и направились к телу. Сумерки уже почти рассеялись, и в фонаре не было нужды. Однако Майк оставил его включённым. Вдвоём они склонились над разрезом пластика.

– Это Лиза Грей.

Шериф присмотрелся повнимательнее.

– Думаете? Она ведь пропала несколько месяцев назад.

Доктор Бергман поднялся, ещё раз запахнул раскрывшееся от наклона пальто, поднял воротник и подошёл ближе к шерифу, не отводя, тем не менее, взгляд от тела. Убедился, что их никто не может услышать, сбавил голос и начал говорить.

– Я бы на вашем месте распорядился доставить её в наш морг. Там я смогу детально её осмотреть. Тогда, возможно, появятся какие-то детали. Смерть совершенно точно была насильственной. О причинах сейчас говорить ещё рано, нужно вскрытие. Но сразу скажу, что опыта в подобных делах у меня почти нет. Я бы хотел заняться этим как можно скорее, как только вы закончите осматривать место происшествия.

Майк покачал головой.

– Да здесь и осматривать особо нечего. Её выловили в реке, это прямо указывает, что смерть наступила где-то ещё. А детали её предстоит выяснить.

Доктор ещё раз бросил взгляд на тело. В рассветных лучах солнца теперь виднелось бледно-синюшное лицо, глядящее куда-то ввысь из нескольких слоёв полиэтилена.

– Тогда я без промедления займусь работой. Только заеду домой позавтракать.

Шериф задумчиво посмотрел на доктора.

– И думаю, мне стоит запросить помощь из центра. У меня в подобных делах опыта нет вовсе.

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
256 000 книг 
и 50 000 аудиокниг