Почти идеальные люди. Вся правда о жизни в «Скандинавском раю»

4,2
184 читателя оценили
384 печ. страниц
2017 год
Оцените книгу

Входит в серию

  1. country_books
    Оценил книгу
    До сих пор не могу понять, почему взялась за эту книгу, но довольно давно файл был в моей читалке и вот, глаз наконец-то на него упал.
    Майкл Бут - английский журналист, который прицепился к скандинавам и решил показать, что их счастье не такое счастливое, каким может показаться. Позавидовал им Бут, что ли... Хотя вернее, наверное, будет сказать, что решил поспорить.
    В аннотации написано:
    Решив развеять стереотипы, он написал честную книгу о настоящих скандинавах.

    Не много ли на себя взял? ЧЕСТНУЮ книгу он написал, реально смешно. Это он своим субъективным мнением поделился на 512 страниц. А какие скандинавы на самом деле, знают только они сами.
    Так или иначе, перед читателем очередной взгляд (в данном случае Майкла) на некоторые вещи (в данном случае благополучие скандинавов). Я вот лично этой темой не интересуюсь. Кто-то там где-то счастлив и молодец, мне незачем копаться и выяснять что к чему. Я просто радуюсь за людей. Но это я, а Бут другой. Ему не лень было рыть статистику, изучать этот вопрос, опираясь на свой туристический опыт, чтобы найти подводные камни. Что, в принципе, тоже понятно: он же так не считает и хочет выпустить своё мнение в массы.

    Книга начиналась очень даже задорно и юморно. Но потом автора потянуто в политические дебри, а я вообще такие щекотливые темы стараюсь избегать. В общем, политика, экономика.. скучно очень.

    Может быть, счастье датчан - это просто успокоительное забытие, в которое погружает их прозак?
    Действительно, разве может человек быть счастлив без антидепрессантов.
  2. Raija
    Оценил книгу

    Вот не сидится на месте журналистам Соединенного Королевства. Или в Дании и в самом деле настолько скучно, что не пренебрегаешь никакой деятельностью в тщетном стремлении увильнуть от празднеств, включающих обязательное поедание свиного жира и колбасок? Так или иначе, один англичанин, известный в узких кругах, проживающий в стране Андерсена, дюймовочек и русалок, решил написать путеводитель-не путеводитель, трэвелог-не трэвелог, а просто книгу с пространными текстами о том, что же это такое - скандинавское чудо.

    Получилась книга скорее апологией Северной Европы или ее обличительной филиппикой? Не то и не другое, так как автора все время несет из крайности в крайность. То ему дико скучно справлять праздники со своей датской родней, а то он вдруг умиляется тому, как обожают жители этой маленькой страны собственный флаг.

    От других стран-членов Северного совета у журналиста такие же смешанные впечатления. Исландия ему и мила, и не мила. Отлично, конечно, что в этой стране удалось установить полное равноправие между полами, но вот разгильдяйство исландцев в управлении финансами, якобы перенятое ими (по убеждению автора) у американцев, не может радовать скуповатого англичанина.

    Финляндия, пожалуй, самая любимая северная страна нашего щелкопера. К ней мы еще вернемся, а пока отметим лишь, что в ней ему, по сути, приглянулась только столица, а все остальное огромное пространство Суоми, покрытое одинаковыми поселениями, сконструированными в стиле семидесятых, вызывает у автора стойкое отвращение.

    В Швеции плохо отсутствие вежливости, а также феминность местных мужчин. Сразу вспоминается фраза о том, что кому жемчуг мелок, а кому суп жидковат...

    Но все эти необязательные размышлизмы имеют, в конце концов, право на существование. Вот только стать чем-то иным, нежели поверхностно написанным журналистским трудом, у книги шансов нет. А у тех людей, кому Скандинавия известна не понаслышке, она вызовет и вовсе огромное раздражение. Ибо количество фактических ошибок в ней просто превосходит все мыслимые пределы.

    Могу судить только по части, написанной о Финляндии, но и это порою смахивает на чудовищную ахинею. Во-первых, меня посетили серьезные сомнения насчет того, действительно ли Майклуша посетил сауну. Так, войдя в парильню, он нам описывает некий клубящийся пар, словно дело происходит в ее турецком или русском аналоге. Но отличие сауны именно в том, что пар в ней - сухой, то есть влиять на обзор он никак не может. Второй момент - Майкл радуется тому, что прихватил с собой полотенце, иначе сидеть ему на цементе. Откуда этот материал взялся в сауне, мне невдомек, потому что это помещение, классически построенное из одного лишь дерева! И таким нелепым, странным ошибкам в тексте несть числа.

    В другом месте, опять-таки касающемся Финляндии, наш фантазер, ничтоже сумняшеся, утверждает, что шведский язык сложнее финского, на том основании, что в последнем отсутствует род существительных, а также любые формы Future для обозначения действий. Черт возьми, финский - один из самых сложных европейских языков наряду с венгерским, причем тут категория рода? И сам же Майкл роняет ремарку, что в финском четырнадцать падежных окончаний. Из ошибочной предпосылки, что финский якобы легкий язык, автор выводит теорию о том, почему финны достигли успехов в образовании. В принципе, я согласна, что носителю английского проще получать отличные оценки, чем носителю русского, по предмету "Родная речь", но в случае с финским это, пардон, полная фигня.

    Журналист садится в лужу не один и не два раза, слабо критикует высокие налоги и правые партии, постоянно себе противоречит... и тем не менее (а возможно, именно поэтому) чтение было нескучным и весьма живым. Я лично давно убеждена, что социальная система в скандинавских странах одна из самых справедливых в мире, и поколебать мою уверенность у автора не получилось. Да и сам он, уже в финале книги, отринув всякую критичность, слагает влюбленные дифирамбы в адрес этого региона. И даже призывает страны-члены Северного совета объединиться, чтобы надрать пятую точку ЕС и прочим капиталистам.

    А вот это уже фантастика, ведь скандинавы по натуре своей медлительны. Впрочем, если их раскачать, то им по силам свергнуть любую твердыню: вспомним сражение онтов у Изенгарда, тут мы наблюдали как раз такую медленную возгонку ярости у рассудительных, grosso modo, пастырей флоры. Не является ли такое представление о народах карикатурным? Конечно, да. И тут мы приблизились к основному парадоксу этнографии и ей подобных наук, пытающихся на основе обобщений создать взвешенное представление о той или иной нации. Приведу цитату.

    И этой фразой, пожалуй, можно резюмировать любые попытки дать всеобъемлющую картину того или иного общества. Не станем пытаться и мы.

  3. mourningtea
    Оценил книгу

    Эту весьма своеобразную книгу автора написал в ответ на волну популярности датского hygge. Именно с записок о датчанах в естественной среде обитания она начинается, и именно раздел о Дании мне показался самым любопытным и приближенным к реальности.

    Я лично в Дании никогда не была, но так сложилось, что я о ней много слышала из первых рук и все услышанное никак не сочеталось ни со скандинавскими детективами, ни с пресловутым hygge. Одной из самых потрясающих историй можно назвать путешествие провинциального датчанина в российский город N, который показался ему на фоне Ютландии культурной столицей. Это, а так же стремление отдыхать по месяцу в палатке на родных просторах многое говорит о датчанах. Сам же автор наездами живет именно в Дании, что очень чувствуется по тону повествования - это взгляд не туриста, и не соседа, а вполне себе местного жителя, которых и не закоренел достаточно, чтобы воспринимать все происходящее как должное, но уже смирился с его неизбежностью.

    Разделы об Исландии и Финляндии написаны в таком же дружелюбном, слегка подначивающем тоне, хотя и чувствуется, что это уже пересказ услышанного и увиденного, да результат редких поездок. И, тем не менее, читать их было в удовольствие! Представьте же себе, каким неприятным и удивительным был внезапный переход в разделе о Норвегии от побасенок к политической пропаганде. А я после нескольких лет жизни в Европе на дух не переношу либеральную пропаганду, и в особенности ее статус истины в последней инстанции. Мне не нравятся ложь, давление и попытка выдать свои умозаключения за эту самую истину. И меня откровенно пугает ситуация, когда люди не могут высказывать свою точку зрения в страхе оказаться заклейменными невесть кем.

    Поэтому когда автор внезапно начинает лить слезы умиления от вида сомалийских и турецких детей с норвежскими флагами, а потом разражается бурным негодованием в адрес всех тех, кому эта картина не пришлась по вкусу - это пугает. Отдельно мне понравилось то, что из 10000 человек, подписанных на сообщества правых приходят на акции только несколько десятков: из этого автор делает вывод, что недовольных людей нет. Это не так, просто никто не хочет, чтобы его публично осуждали и обсуждали за его взгляды как раз такие вот авторы, которые уверены в том, что их позиция - это само собой разумеющееся в свободной Европе. Хотя, конечно же, взгляд автора - это самая распространенная публичная (это важно!) позиция и ее необходимо учитывать. Так же как необходимо учитывать, что если вы с каким-нибудь немцем сядете поговорить по душам в пределах его дома, то услышите совершенно другую точку зрения на происходящее.

  1. Hvad udad tabes, skal indad vindes (Что потеряно снаружи, найдется внутри).
    12 февраля 2018
  2. Датчан отличает спокойное отношение к работе, со всеми его плюсами и минусами. Один из плюсов – удовлетворенность жизнью. Потенциальный минус – неготовность взяться за дело, засучив рукава, например, в условиях глобального экономического кризиса. В этой стране мне редко попадались трудоголики.
    6 ноября 2017
  3. Высказывание Хольста олицетворяет еще и золотой век датской культуры – период взлета общественной активности и расцвета искусства в середине XIX века. Это было время, когда сын прачки Ханс Кристиан Андерсен начал публиковать свои первые сказки, а Серен Кьеркегор писал свои основополагающие экзистенциалистские труды. Великий скульптор-классик Бертель Торвальдсен, художник К. В. Эккерсберг и его ученик Кристен Кобке, хореограф Королевского Балета Август Бурнонвиль – все они внесли огромный вклад в тогдашний подъем культурной жизни Дании.
    22 ноября 2018