Читать книгу «Королева снегов. Елизавета Ярославна» онлайн полностью📖 — Любови Сушко — MyBook.

Глава 6 Возвращение

Рогнеда вернулась на небеса еще до того, как они ушли в опочивальню, и за время полета своего окончательно убедилась в том, что решение она приняла верное. Ей было немного жаль оставлять отца и всех остальных. Но она и думать не хотела о том, что останется с ними, и потому поспешно разыскала Старуху, и решила обсудить с ней все, что ей предстояло пережить, прежде чем говорить с ними о том, что она намерена предпринять.

– Отчего ты такая грустная? На свадьбе случилось что-то? – спросила ее старуха, внимательно вглядываясь в ее лицо, она знала, что та поведает ей что-то не особенно приятное.

– Нет, – усмехнулась она, – на свадьбе все было на редкость удачно, но дело в другом, я ухожу туда, к ним, – поспешно уточнила она.

– Ты часто ходишь, что же в том удивительного? – старуха все еще не верила собственным ушам и старалась уточнить то, о чем та говорила.

– Нет, я не о том, я уже сообщила Перуну, что собираюсь в новом теле вернуться на землю и прожить еще одну жизнь.

Рогнеде не хотелось больше лукавить.

– Нет, этого не может быть, – словно о чем-то невозможном говорила Старуха. – Конечно, ты можешь снова там оказаться, но после всего, что с тобой случилось, неужели тебе хочется этого. Это безумие, зачем тебе терпеть такие страдания еще раз?

Но Рогнеда выслушала ее молча и только мягко улыбалась. Она знала, что на первый взгляд это может показаться странным, но потом, она все увидит и все поймет сама.

– Мне скучно тут, я измаялась, ведь ничего с небес нельзя предупредить и исправить невозможно. Мне ничего больше недоступно, а так не так уж и плохо было, как вам могли рассказывать, – тут же прибавила она. – Я так тоскую по земле, что готова отказаться от Сварога и снова родиться, в Киеве, в семье великого князя.

– Даже это ты собираешься повторить? – еще больше удивилась старуха, – не делай этого, все может быть еще хуже, не оставляй нас.

Но Рогнеда больше не хотела ничего слышать.

– Успокойся, так будет, – упрямо повторяла она, – есть какое-то время, не говори пока им об этом, но так будет.

Старуха замолчала. Ей ли было не знать, что убедить в чем-то эту девицу было невозможно, но она знала, что ни за что не отправится туда сама, даже если та станет ее умолять. Но она молчала, видимо, каждый должен был сам принимать такое тяжелое решение.

– Она уйдет, – подумала Старуха, когда осталась одна, – но разве ей это было непонятно с самого начала? Просто до этого разговора она старалась о том не думать. А Рогнеда все время стремилась туда, и все ей здесь было в тягость, все немило, хотя она встретила снова Рогволода и братьев своих, но даже это бы ее не удержало. Видно, там было что-то более важное и значительное – жизнь сама. Скорее всего, то, что говорили о ее страданиях – фантазии, или они доставляли ей радость – такое тоже могло быть. Мы никогда больше не узрим Рогнеду, – подумала Старуха, которая была привязана к ней больше многих, через какой-то срок придет сюда другая, чужая женщина, прожившая еще одну жизнь, в которой никому из них уже не будет места. Она родится без нас и без нас уйдет, еще неизвестно куда ее вообще занесет судьба. Только что-то отдаленное может напоминать Рогнеду. На душе становилось скверно и уныло. Никто не собирался думать и заботиться о ней. Это она всю себя отдавала другим, а им не было до нее никакого дела. Рогнеда всегда была строптива и капризна. Она ни в этом мире, ни в том не отступала от задуманного, пока не исполняла его. Вот и нынче она придумала что-то чудовищное, и даже Рогволод не сможет остановить ее. Он всегда ее баловал и слишком много ей позволял.

Старуха хотела еще что-то предпринять, и она никогда не сдавалась так просто, но она никак не могла придумать, что еще можно сделать, чтобы была польза и все не пошло прахом. Ничего не в силах придумать, она снова заговорила:

– Снова жизнь, милая, кто же добровольно согласится на нее? Память подвела тебя, и ты позабыла, что там было. Но припомни все хорошенько, неужели было мало горя и бед, сколько ты страдала и маялась там.

– Пусть так, но в этом и состоит жизнь, я попытаюсь что-то сделать для себя иначе, выйти замуж за любимого человека.

– Когда это дочери великого князя выходи замуж по любви? – еще больше удивилась она

– Здесь тебе дарован покой и забвение, а там?

– Видно тебе это и нравится, но я пока не хочу успокаиваться, у меня есть силы и желание жить снова. – Медея должна возродиться снова, это будет еще одна ее жизнь, еще одна судьба. Но на этот раз никаких страданий, никаких трагедий великих. Только любовь и власть, и жизнь будет так прекрасна, как не была никогда до сих пор.

И с этими словами она так возрадовалась всему происходящему. Никто больше не сможет остановить ее, но никто не разделит с ней такой радости. Она понимала, что уйдет одна, и никто из близких и дорогих людей не будет с ней рядом, и только тот, которого она считала своим сыном, на этот раз станет ее отцом – это было так странно и так непривычно. Она должна будет оставить здесь всех родных и близких, и это тоже немалая жертва. Но так устроен этот странный мир – чем-то и кем-то всегда приходится жертвовать. Она столько времени с ними провела, успела обо всем поговорить. На этот раз она не дождется предложения Святослава, этому вообще никогда не суждено быть. Но если бы это и случилось, разве можно променять бессмертие с тенью, когда ты и сама только тень бесплотная, на недолгую, но прекрасную жизнь. Она решила отказаться от этого. И точно знала, что не пожалеет о случившемся.

– Я вернусь в Киев, но не невестой князя великого, а любимой его дочерью, – думала она, стараясь как-то утешить себя, – мечты сбываются, пусть не всегда, так как хочется, и все-таки они исполняются рано или поздно.

Мне не нужно будет ничего завоевывать, ничего не надо будет доказывать ни богам, ни людям.

– Судьба Медеи всегда была тяжела и плачевна. В прошлый раз многих бед избежать все-таки удалось, – услышала она голос беса.

– На этот раз я смогу еще больше, – уверенно говорила Рогнеда, обрадовавшись такой поддержке. – Никто не сможет запретить мне сделать все еще лучше.

Старуха, все это слышавшая, вовсе не была с ней согласна. Она мучительно думала, перебирая в своей памяти варианты, и была уверенна, что можно найти что-то такое, что остановит ее в последний момент и заставит успокоиться.

– Я узнаю, наконец, настоящую любовь, я стану настоящей королевой и смогу вернуться в тот мир, из которого была изгнана когда-то.

Было видно, что разговаривали они на разных языках, не хотели или не могли слышать друг друга. Измученная, уставшая душа Кассандры рвалась в вечность, и представить себе не могла, что должна еще раз маяться там, лишь для того, чтобы поправить в ней какие-то незначительные штрихи. Но эта такая мелочь в сравнении с муками, унижениями и бедами, которые предстояло ей пройти снова. Вторая рвалась изо всех сил туда, и была уверенна в том, что все будет еще лучше. И никто никогда не сможет остановить и усмирить ее. Одна хотела забыть и поставить точку в своей бесконечной истории. Вторая, продолжить историю, понять и пережить новое, прекрасное. Убежденности и вере Рогнеды можно было позавидовать. Но главное – Старуха почти верила в то, что именно так и будет, как хочет эта девица. Но что же тогда заставляло ее так яростно противиться? Вера, Надежда, Любовь или зависть. Потому что сама она на такое больше не была способна. Они распрощались. Пока не навсегда. Обе знали, что еще оставалось время.

«Есть силы, способные удержать ее, – размышляла старуха, оставшись одна, она была на удивление упряма. – Надо только получше все обдумать, выход всегда находится. Она была уверенна, что придумает что-то, и потом Рогнеда еще будет ее благодарить за это.

Глава 7 Бесполезные усилия

Единственное, что придумала старуха – начистоту поговорить со Святославом. Она ждала того, что он объявит ее княгиней и останется с ней в вечности. Рогнеда еще на земле столько об этом мечтала. И ради какого-то призрачного жениха, о котором она понятия не имеет, она не оставит здесь Святослава одного, если он прозреет и начнет вести себя по-мужски. Это показалось старухе спасением, и она радовалась тому, что все так хорошо придумала. Она отправлюсь в покои Святослава. Сначала князь понять не мог о чем идет речь, потом он только раздраженно взглянул на Старуху.

– Разве ты не знаешь, как долго и здесь и там она ждала твоего внимания и предложения (Похоже, он и на самом деле ни о чем не знал). Весь мир для тебя на ней сойтись должен, или ты хочешь навсегда потерять ее? – наступала на князя Старуха.

– О чем ты говоришь? – удивленно спросил ее князь, – куда она может уйти и почему я должен быть с ней? Она была еще малолетняя девчонка, когда я уже уходить собирался, так о чем таком я должен был знать тогда?

– Пусть не тогда, но теперь годы не имеют значения, – настаивала она, – ты должен все понять и оставаться с ней, чтобы ей не захотелось никуда уходить. Может, при жизни вы и не совпали во времени – она так коротка, но перед вечностью все равны. Только ты можешь ее остановить, пусть и ревность деда своего вызовешь. ОН привык считать себя первым во всем. Но ведь она скоро уйдет на землю, и мы навсегда ее потеряем, и ты в том повинен, будешь, не унималась старуха.

Наконец, Святослав начал понимать то, о чем она ему сказать хотела. Он был на редкость не сообразителен в последнее время. Он решил, что стоило прислушаться к ее словам. Она говорит дело.

– Я сделаю это, – твердо произнес он. Странно было то, что он сам об этом раньше не догадался. Почему старуха настолько мудрее его была?

– Ты опоздаешь, если еще раздумывать будешь, – предупредила она. И это немного ее успокоило, хотя она не была уверенна в том, что все получится, как хотелось, но оставалась надежда.

№№№№№№

Какой это был странный миг. Они перестали замечать смену ночей и дней. Но в мире все-таки что-то происходило в те времена. И потом она узнала вдруг, что к ней направляется Святослав. Он и здесь не баловал ее своим вниманием, и она смирилась с этим. С ними тут все равно уже ничего не может случиться.

– Чудеса, наверное, случаются и здесь, – про себя повторяла Рогнеда, когда к удивлению ее князь не прошел мимо, а повернулся в ее сторону. И она невольно поднялась к нему навстречу.

– Я должен был взглянуть на тебя, – услышала она его голос, такой родной, но почти забытый, она не слышала его столько лет, но сразу же узнала, как только он зазвучал.

Во всем его облике было что-то невероятно притягательное, Она поняла, что в их отношениях что-то незаметно переменилось. И она не скрывала своей радости. Но потом, опомнившись, усмехнулась и поджала губы.

– Я рада видеть такого гостя и готова была ждать тебя вечность, – заговорила Рогнеда, пристально глядя на него.

– Старуха была права, – пронеслось в его сознании, – она и на самом деле в бессмертии хочет быть рядом со мной. Кто бы мог подумать, что из всех его жен и наложниц, его так будет любить девочка, которую он совсем не знал, и видел лишь однажды, да и то, почти не запомнил ее лица. Свенельд тогда всю дорогу твердил, что она должна стать женой Ярополка, и тогда ее могучий отец не нападет на Киев. Он с этим согласился, потому что собирался оставить старика в столице, а сам снова готовился к походу. Но разве грубоватый, не особенно благородный и воспитанный сын Игоря Рюриковича может сравниться с Рюриком или Олегом – его предшественниками, это в них были влюблены в свое время те, кто с ними сталкивался. И он в том убедился, когда познакомился с ними в Сварге – предания о них не лгали. До сих пор, если бы не слова старухи, он никогда бы не узнал, что эта девочка избрала его. Здесь он не мог считаться ни первым, ни лучшим, как привык ощущать себя на земле. Он стал одним из многих. И все они, толкнувшись, боролись и все время соперничали. В Сварге почти всегда происходила переоценка ценностей. Там ты – единственный, здесь всегда есть с кем сравниться. Может ради этого, еще ни о чем не зная, они на земле лезли из кожи вон, чтобы и тут выглядеть достойно.

№№№№№№№

Князь чувствовал, что ему все труднее подобрать слова. Он никогда не отличался красноречием. И потому он молчал и становился все мрачнее.

– Я пришел взглянуть на тебя, ты давно не появлялась у нас, – говорил он.

– И я ждала этого свидания, – призналась Рогнеда.

– Возраст тут не имеет больше значения, кто раньше пришел, кто позднее, мы все уровнялись тут.

Слова и мысли путались, и он никак не мог понять, что и как должен сказать. Но он должен ей все объяснить сам.

– Ты хотела меня видеть и быть со мной? – спросил он прямо, зная, что все равно рано или поздно задаст именно этот вопрос.

– Да, конечно, кто же этого не хотел бы, – тихо согласилась Рогнеда.

Князь порадовался, что старуха его не обманула и ничего не перепутала.

– Я пришел, что нам мешает теперь?

– Мне так радостно и лестно это слышать, княже, но поздно.

Она замолчала, явно не договаривая чего-то, а сам он никак о том не мог догадаться. Он забыл, что не обязательно произносить слова, здесь достаточно было услышать мысли другого человека.

– Старуха послала тебя ко мне, она всегда знала, о чем я думаю, чего желаю. Но я уже приняла решение. Совсем недавно приняла, – поспешно прибавила она. Я сама испросила у Перуна еще одну жизнь на земле, и только потом я навсегда вернусь сюда.

– Но ведь вернешься уже не ты, – воскликнул Святослав, как только понял, о чем она ему пытается сказать, и начал понимать, почему так волновалась недавно старуха.

– Но я должна это сделать, как бы не было потом. Я должны там быть среди твоих внуков,

Стандарт

0 
(0 оценок)

Королева снегов. Елизавета Ярославна

Установите приложение, чтобы читать эту книгу