0,0
0 читателей оценили
566 печ. страниц
2018 год

Королева снегов
Дочери Руси
Любовь Сушко

© Любовь Сушко, 2018

ISBN 978-5-4490-6491-2

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero


ТРИУМФ КОРОЛЕВЫ ЕЛИЗАВЕТЫ

САГА О КОРОЛЕВЕ

И пахли древними поверьями

Ее волнистые шелка

А. Блок

ПРОЛОГ

Тебе подарила судьба короля королей

 
Княжна Ярославна и твоя королева, Гаральд,
Уносится в царство снегов и ведет за собой
Холодная страсть, и камней драгоценных парад
Он бросит к ногам ее, воин, любовник, герой.
 
 
Мужчина, король, по-другому не смели вы жить,
И страшная участь досталась – любить короля,
Сумевшего сердце ее и весь мир покорить,
И в царство снегов увозила княжну та ладья.
 
 
Достойна, прекрасна, строптива и странно нежна,
Она улыбается, сон его вечный храня.
О, дочь Ярослава, ты старой стихии верна,
Тебе подарила судьба королей короля.
 
 
Несчастная дева, такие недолго живут,
Взойти на костер, оставаться у страсти в плену.
И в Киев далекий ладьи ее снова плывут,
Несут королеву, а ведь провожали княжну.
 
 
Все так же горда она, только страданья видны,
На лике ее, королева, бесспорно прекрасна,
Но как этот мир изменился без юной княжны,
И новому князю она и страшна и опасна.
 
 
И странно грустна – ведь ее не встречает отец,
И холод в палатах, и плач об ушедших во тьму,
В мерцании факелов блеск отшумевших побед,
И взор ее к небу стремится, и сердце к нему.
 
 
И лишь улыбнется с небес ей король королей.
– Зачем эта жизнь без тебя?
– Ты как прежде прекрасна.
И в кубки вина за помин наших душ ты разлей,
О, Киевский князь, успокойся, она не опасна.
 
 
Достойна, прекрасна, строптива и странно нежна.
Она улыбается, сон его вечный храня.
О, дочь Ярослава, ты старой стихии верна,
Тебе подарила судьба королей короля.
 
 
Вступление
 

Слетались на курган три грифона и возвестили они весь славянский мир о том, что три бога собрались вместе в небесном дворце и имена им Перун – верховный славянский бог, Один – верховный бог скандинавов, Световид – герой, еще на земле царствовавший и искавший себе народ. Но и он готов был на небеса подняться и к ним присоединиться.

Долго говорили они о мирах и делах разных. Каждый из них припомнил пророчество о том, что почти в одно время разом три короля погибнуть должны. И показалось это для каждого из них самым важным событием.

– Да, – задумчиво говорил Перун, – это будет Изяслав Киевский князь. Недолго жить и властвовать ему осталось. Бурной, да слишком короткой окажется жизнь его

– Это будет Гаральд Храбрый, норвежский король, – говорил Один, – завоевал он все. О чем с детства мечтал. Вернул себе земли, с которых когда-то мальчишкой еще изгнан был. Большего ему захотелось, вот и отправился он в Англию, там и найдет погибель свою.

– Я знаю, что решена судьба Гаральда Английского, хотя победителем он окажется, но так же падет на поле сражения, как и побежденный суровый собрат его, – усмехнулся Световид.– Это будет еще то сражение.

– Мне казалось, – продолжал печальный Перун, – что не осталось уже на землях, нас отвергших, героев, но есть они еще, да немного времени оставалось любоваться ими.

А потом было видение трем богам. И прошли пред взорами их лики трех прекрасных женщин. И первой появилась Гида – английская королевна, ставшая со временем великой княгиней Киевской, и Елизавета – дочь Ярослава Мудрого и жена норвежского короля Гаральда. Еще при жизни ее о ней легенды на Руси и саги в Норвегии слагали бродячие и королевские певцы-поэты.

Одинаково неподвижны и печальны были лица их, померк свет в прекрасных очах, и понимали они, что все светлое и прекрасное ушло навсегда и не будет ему возврата. Только мрак да тьма кромешная оставались у них впереди. Они уже потеряли возлюбленных своих навсегда.

Ни один из Богов всемогущих, как бы ни хотелось им этого, не смог бы продлить жизни героев. И оставалось им только немного поразмыслить над всем в этом мире происходящем, да рассказать о том, как это происходило.

– Страшные времена пришли, отказались от богов своих люди, никто больше не вспоминает о нас. Пусть потом не жалуются, что остались они без всякой поддержки и помощи небесной. А то, что отцы и деды для них такую судьбу избрали, это не наша вина. Я никогда не прощу им этого, и ни за что помогать не стану, – обиженно говорил Перун, – пусть их князья и герои, прилагая невероятные усилия, из тьмы кромешной вытаскивают.

– А может, и мы чем-то нехороши были? – подал голос мудрый Один, – раз они от нас так поспешно отвернулись.

Но остальные не слишком внимательно его слушали в те минуты, до них не дошли его слова, обида, как и во все времена, затмила здравый смысл.

«Они будут наказаны за предательство и нет страшнее преступления, чем это, – произнес Световид, – он был ближе к людям в те времена, больше видел и знал. И ему меньше всего хотелось за них заступаться. Но ему было особенно больно за все происходящее, и он поморщился от боли.

Давайте немного забудем обо всем, что здесь происходит. Ведь от речей наших гневных ничего не измениться. И остальные с ним согласились. Ведь и говорить они хотели не о печальном прошлом, а о грядущем.

– Я вижу, – говорил Перун, – как на поле брани полумертвый Изяслав вскочил на коня своего и едва до Днепра добрался, а там его рыбаки полуживого подхватили и понесли к столице его. Не остался он на поруганье врагам своим, и печалью уже весь Киев охвачен, потому что потерял он князя своего.

– А я другое поле вижу, – воскликнул Световид, – сколько там тел, сколько коней раненых и мертвых, как страшно все, что вокруг происходит. Там среди них тело Гаральда Саксонского – победителя. Но как же страшно его изуродовала смерть лютая, какой он теперь отрешенный и далекий. Его и собственные воины так долго отыскать не могли, потому что неузнаваем он стал. Но слава надолго переживет самого героя. В сердцах воинах и в сагах их он останется навсегда.

Воцарилось молчание. В тот миг все повернулись к Одину.

– А почему молчишь ты о своем герое, ведь твой Гаральд всем героям герой.

– Это долгая история, хотя и очень интересная. Если станете вы меня слушать, то расскажу я вам ее, – говорил он, и так как все молча согласились, то начал он свой рассказ. И много всего удивительного услышали они, и не пожалели о том, что не один вечер провели вместе с ним, потому что есть герои, о которых и богам послушать не мешает – так они величественны и прекрасны, что на свет рождается долгое и красивое повествование, которому нет конца и края.

– Но началось все это очень давно, – подхватил Перун, началось это у нас в Сварге, когда там появилась Рогнеда.

Все они к тому времени уже знали ни с чем несравнимую историю о гордой и несчастной жене киевского князя Владимира, которого скорее в шутку прозвали Святым, потому что на самом деле таким злодеем слыл он, каких мало было и до и после него. Потому недаром в народе ее Гореславой называли. Но Боги знали, что всей своей жизнью от начала и до конца опровергала она такое прозвище. А правда совсем в другом была. В том, что благодаря ей ничего не исчезло и не забылось, русские боги не канули в небытие, когда муж ее совсем иного бога в мир их привел. Благодаря ей сыны Владимировы такими прекрасными и мудрыми выросли, и все доброе и светлое на Руси. Она сохранила, пока он упорно только разрушал то, что можно было разрушить, и уничтожал, то, что еще можно уничтожить.

Только давно это было, и звучало сказание о делах давно минувших дней.

– Она давно ушла и вечный покой в Сварге обрела, – удивленно говорил Световид, ему было что-то известно о схватке Локи с Рогнедой и с отцом ее, как пришлось им покинуть родимые земли и отправиться в неизвестность. И как погребли тело ее по славянскому обряду, и витала она где-то по его разумению. Между телами героев и князей русских.

– Все это верно, – согласился Перун, – появлялась она у нас, только надолго ее не хватило, не могла смириться Рогнеда со всем, что окружало ее, не хотела она покоя среди отважных мужей, давно тенями ставших. И отправилась она назад. И к нашим новым героям конунгу Гаральду и княжне Елизавете будет это иметь самое прямое отношение.

И переведя дыхание, он заговорил снова.

Оформите
подписку, чтобы
продолжить читать
эту книгу
216 000 книг 
и 34 000 аудиокниг
Получить 14 дней бесплатно