«Рабство нашего времени» читать бесплатно онлайн книгу 📙 автора Льва Толстого в электронной библиотеке MyBook
image
  1. Главная
  2. Русская классика
  3. ⭐️Лев Толстой
  4. 📚«Рабство нашего времени»
Рабство нашего времени

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Бесплатно

4.56 
(16 оценок)

Рабство нашего времени

65 печатных страниц

Время чтения ≈ 2ч

2016 год

12+

Введите вашу электронную почту и читайте эту и еще 567 000 книг

Оцените книгу
О книге

читайте онлайн полную версию книги «Рабство нашего времени» автора Лев Толстой на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Рабство нашего времени» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация
Объем: 
117312
Год издания: 
2016
Время на чтение: 
2 ч.
Правообладатель
12 171 книга

milenat

Оценил книгу

Программное эссе Толстого, во время прочтения которого у меня случился Eureka moment, оно же озарение. Я всегда думала, зачем Толстой решил избавиться от собственности и перевести все свои произведения в народное достояние - чему очень воспротивилась его жена Софья Андреевна и ссоры по поводу чего и явились причиной того, что Толстой ушёл из дома.

До сих пор я была полностью на стороне практичной Софьи Андреевны, а теперь полностью поняла Толстого. И хоть я по-прежнему не поддерживаю Толстого в отказе от собственности, но теперь понимаю, почему он это сделал - и причины этого показывают, что Толстой - маладец.

Лев Николаевич - против накопления капитала у олигархов путём эксплуатации людей, не имеющих собственные средства производства, и против государства, такое накопление поддерживающего.

Возможность же правительственного насилия, как и всякого насилия малого числа людей над большим, всегда производило и производит только то, что малое число вооружено, а большинство безоружно, или малое число лучше вооружено, чем большое. Так это происходило при всех завоеваниях: так покоряли народы – греки, римляне, рыцари, кортесы, так и теперь покоряют людей в Африке, Азии, так же держат в покорности в мирное время своих подданных все правительства. Как в старину, так и теперь одни люди властвуют над другими только потому, что одни вооружены, а другие нет. В старину воины нападали с своими вождями на беззащитных жителей и покоряли их себе и грабили их, и все по мере своего участия, своей храбрости, жестокости делились добычей, и каждому воину ясно было, что совершаемое им насилие выгодно для него. Теперь же вооруженные люди, взятые преимущественно из рабочих, идут на беззащитных людей, стачечников, бунтовщиков или обитателей чужих стран, и покоряют их и грабят (т.е. заставляют отдавать свой труд) не для себя, а для людей, которые даже и не участвуют в покорении. Разница между завоевателями и правительствами только в том, что завоеватели сами с своими войнами нападали на беззащитных жителей и приводили, в случае непокорности, свои угрозы истязаний и убийств в исполнение, правительства же не сами производят, в случае непокорности, истязания и убийства над безоружными жителями, а заставляют делать это обманутых и особенно для этого озверелых людей, взятых из того самого народа, который они насилуют. Так что прежнее насилие производилось личными усилиями: храбростью, жестокостью, ловкостью самих завоевателей; теперешнее же насилие производится обманом.

Он говорит о том, что правительства завоёвывают как чужое население, так и собственное, эксплуатируя его.

...что же такое государство, как не такое же разбойническое учреждение. Государственное учреждение только сложнее учреждения калабрийского разбойника, но еще более безнравственно и жестоко. У разбойника все платившие подать получали одинаковое обеспечение безопасности. В государстве же чем больше кто участвует в организованном обмане, тем более он получает не только обеспечения, но и вознаграждения. Более всех обеспечен (всегда за ним охрана) император, король, президент и более всех тратит денег, собранных с обложенных податями подданных; потом по мере большего или меньшего участия в правительственных преступлениях идут главнокомандующие, министры, полицейские, губернаторы и так до городовых, меньше всех огражденных и получающих меньше всех жалования. Тот же, кто совсем не участвует в правительственных преступлениях, отказываясь от службы, податей, суда, тот подвергается, как и у разбойников, насилию.

Путь избавления от этого он видит в мирном игнорировании государства: не идти на государственную и военную службу

...среди христианского мира нет никакой нужды в защите народов друг от друга, что все вражды народов между собою вызываются только самими правительствами и что войска нужны только для малого числа властвующих, для народов же не только не нужны, но в высшей степени вредны, служа орудием порабощения людей...

, как можно меньше попадаться на глаза государству, стараться платить ему как можно меньше налогов путём отказа от поступления на официальную работу и владения собственностью, на которую взимаются налоги (Лев Николаевич, правда, не учёл, что государство тоже не лыком шито и ввело многочисленные косвенные налоги).

Вот поэтому Толстой и решил отказаться от своих собственности и доходов - чтобы не поддерживать рабовладельческую государственную машину.

У меня одна жизнь. Зачем же я в этой короткой моей жизни, поступая противно голоса совести, стану участником ваших гадких дел? – Не хочу и не буду.

От собственности Толстой в итоге избавился компромиссным путём, как ему еле удалось договориться с Софьей Андреевной - оформив всё на жену и детей. Зря ему упрямая Софья Андреевна запретила перевести хотя бы часть его произведений в народное достояние, чтобы успокоить его душу, - мотивы у Льва Николаевича были самые достойные.

17 января 2023
LiveLib

Поделиться

BakowskiBabbitts

Оценил книгу

Однажды Лев Николаевич Толстой услышал от служащего Московско - Казанской железной дороги удивительную историю. Оказывается крестьяне, разгружающие вагоны на товарной станции, работают без отдыха по 36 часов к ряду!

"... грузчиков на Московско - Казанской ж/д - 250 человек.
Все они разделены на партии по 5 человек и работают сдельно, получая по 1-1,15 рублей за 1000 пудов нагруженного или выгруженного товара.
Приходят они поутру, работают день и ночь на выгрузке и тотчас по окончанию ночи, утром поступают на нагрузку и работают еще день. Так что в двое суток они спят одну ночь.
Работа их состоит в том, чтобы сваливать и перетаскивать тюки по 7, 8 и до 10 пудов..."

Русский классик не поверил рассказу служащего и решил взглянуть на эту кабальную работу своими глазами, а главное он захотел сам поговорить с тружениками.

"Из двери вышел высокий, худой рабочий в оборванной поддевке.
- Когда вы поступили на работу?
- Когда? Вчерась утром.
- А ночь где были?
- Известно, на выгрузке.
- Ночью работали? - спросил уже я.
- Известно, работали.
- А нынче когда сюда поступили?
- Поутру поступили, когда же еще?
- А когда кончите работать?
- Когда отпустят..."

Итак, крестьяне в Российской империи выгружали вагону по 36 часов и получали за это аж 25 рублей.
Я часто встречаю комментарии, так называемых социальных расистов, которые советуют не писать о социализме, о рабстве, а лучше идти и больше работать.
Вот люди работают по 36 часов подряд.
А они стали богаче?
Сердобольный читатель воспылает праведным гневом и задастся вопросом: - Почему рабочие в Российской империи соглашались на такие адские условия работы?
Тоже самое сделал и Лев Николаевич.

" - А куда же денешься?
- Да зачем же работать 36 часов подряд? Разве нельзя так устроить, чтобы работать посменно?
- Так велят.
- Да вы - то зачем соглашаетесь?
- Затем и соглашаемся, что кормиться надо. Не хочешь - ступай. На час опоздаешь, и то сейчас ярлык в зубы и марш, а на твое место 10 человек готовы".

После всего увиденного, Лев Николаевич, может быть даже и не подозревая об этом, выводит один из главных законов звериного капитализма.

"... за деньги, дающие только пропитание, люди, считающиеся свободными, находят нужным отдаваться в такую работу, в которую во времена крепостного права ни один самый жестокий рабовладелец не послал бы своих рабов..."

Этими словами Толстой выводит капиталистическую систему на чистую воду. Он говорит, что почти каждый человек в этой системе из-за скудной еды и плохого жилья вынужден продавать себя и свое здоровье в рабство.

"А траты жизней людей, производящих заведомо вредные работы: типографщики, заражающиеся свинцовой пылью, рабочие на зеркальных, на карточных, на спичечных, сахарных, табачных, стеклянных заводах, рудокопы, золотари?
Статистические данные Англии говорят, что средняя долгота жизни людей высших классов 55 лет, продолжительность же жизней рабочих нездоровых профессий - 29".

Но ведь это добровольное рабство, после семидесятилетнего перерыва, продолжается и в наше время. И тысячу раз прав Толстой, когда говорит о том, что простой человек практически даром и навеки отдает свое здоровье собственнику завода. Поверьте, уважаемый читатель, уже после двадцати лет непрерывного стажа, тело рабочего превращается в настоящего старика, и заветная пенсия кажется недостижимой планкой. Особенно, после нового людоедского повышения пенсионного возраста.
А самое главное, что меня поражает - это черствость и равнодушие некоторой части российского народа, которая без всякого стеснения пользуется благами добровольного рабства и даже не замечает этого рабства.
И этот факт также поражал Льва Николаевича:

"... мы, люди достаточные, либеральные, гуманные, очень чувствительные к страданиям не только людей, но и животных, не переставая пользуемся таким трудом, стараемся все больше и больше богатеть, т.е. пользоваться все больше и больше таким трудом и остаемся совершенно спокойными.
Мы очень озабочены отдыхом купеческих приказчиков, еще больше переутомлением наших детей в гимназиях, строго запрещаем ломовым извозчикам накладывать на своих лошадей тяжелые воза, даже устраиваем резание скотины на бойнях так, чтобы животные страдали как можно меньше. Что же за удивительное затмение находит на нас, как только дело касается тех миллионов рабочих, которые со всех сторон медленно и часто мучительно убиваются на тех работах, которыми мы пользуемся для своих удобств и удовольствий?"

Лев Николаевич хочет постичь главные законы этого добровольного рабство, дабы искоренить его из нашего общества.
Для начала он призывает состоятельных людей, живущих в системе "потреблятства"(настоятельно рекомендую к прочтению - Потреблятство. Болезнь, угрожающая миру ) отказаться от покупок лишних и ненужных вещей.

"Прекрасно электрическое освещение, телефоны, выставки и все сады Аркадии со своими концертами и представлениями, и все сигары, и спичечницы, и подтяжки, и моторы; но пропади они пропадом, и не только они, но и ж/д и все фабричные ситцы и сукна в мире, если для их производства нужно, чтобы 99/100 людей были в рабстве и тысячами погибали на фабриках..."

А дальше Толстой, к моему глубочайшему сожалению начинает проповедовать откровенный и никогда неосуществимый утопизм вперемешку с анархизмом и пацифизмом.
Он утверждает, что рабство людей происходит от плохих законов (большое налоговое бремя на бедные слои населения, рекрутчина, малые наделы земли). Плохие законы идут от правительства, следовательно, утверждает Лев Николаевич, нужно убрать правительство, а с ним и армию. То есть без правительства не будет антинародных законов, а без армии не будет грабительских налогов, за счет которых она содержится. И все, рабство ликвидируется...
Знаете, уважаемый читатель, при изучении данного труда Толстого, у меня возникло такое чувство, как будто его написали два человека. Один был взрослым, умудренным опытом, старцем, ненавидящим рабство в любых проявления и свободно пишущим о зверином капитализме, а другой - неопытным юнцом - идеалистом, который не знает ни социологии, ни политэкономии, ни истории.
Ну, вот попробуйте сейчас убрать армию. Тут же наши западные партнеры подумают: - А зачем мы платим России за газ, нефть, лес? А давайте войдем к ним "в гости" и будем энергоресурсы потреблять бесплатно.
Неужели же Лев Николаевич не понимает, что вся капиталистическая система построена на конкуренции и так называемом "законе курятника"?
И если бы наши предки руководствовались советами Толстого, то что бы с ними было в Великую Отечественную?
Ведь устранить армии государств возможно только в одном случае. Только тогда, когда на всей планете будет коммунизм, а значит, не будет конкуренции, дележа рынков сбыта и драки за ресурсы!
И не поймешь, где же настоящий Толстой. В одном абзаце книги он клеймит добровольное рабство, но тут же выступает против передачи фабрик и заводов рабочим. В другом абзаце он выступает как анархист, требуя уничтожить правительства и налоги. А в третьем говорит как интернационалист, так как выступает за объединение народов и уничтожение армий, но при этом отрицает социализм...
Кто вы Лев Николаевич?

19 августа 2021
LiveLib

Поделиться

McbeathCaserne

Оценил книгу

"Чем отличается пролетарий от раба?

Ответ: Раб продан раз и навсегда, пролетарий должен сам продавать себя ежедневно и ежечасно. Каждый отдельный раб является собственностью определенного господина, и, уже вследствие заинтересованности последнего, существование раба обеспечено, как бы жалко оно ни было. Отдельный же пролетарий является, так сказать, собственностью всего класса буржуазии. Его труд покупается только тогда, когда кто-нибудь в этом нуждается, и поэтому его существование не обеспечено. Существование это обеспечено только классу пролетариев в целом. Раб стоит вне конкуренции, пролетарий находится в условиях конкуренции и ощущает на себе все ее колебания. Раб считается вещью, а не членом гражданского общества. Пролетарий признается личностью, членом гражданского общества. Следовательно, раб может иметь более сносное существование, чем пролетарий, но пролетарий принадлежит к обществу, стоящему на более высокой ступени развития, и сам стоит на более высокой ступени, чем раб...

Чем отличается пролетарий от крепостного?

Ответ: Во владении и пользовании крепостного находится орудие производства, клочок земли, и за это он отдает часть своего дохода или выполняет ряд работ. Пролетарий же работает орудиями производства, принадлежащими другому, и производит работу в пользу этого другого, получая взамен часть дохода. Крепостной отдает, пролетарию дают. Существование крепостного обеспечено, существование пролетария не обеспечено. Крепостной стоит вне конкуренции, пролетарий находится в условиях конкуренции. .."

Фридрих Энгельс

Замечательная небольшая статья написанная в декабре 1899 года. Несмотря на всю могучую страсть проповеди, очищенного христианства из которой получилась крайне утончённая форма религиозного дурмана (без веры в сверхестественное, вы только представьте!), Лев Николаевич публикует такую работу в которой обрушивается с чудовищной страстью своего живого слова супротив "новых крепостников", а именно против наёмного рабства за жёстко фиксированную ставку хозяину. При таком положении ты волен как птица и не соглашаться на невыгодные для тебя условия, но в условиях рынка где всё продаётся и всё покупается, наёмный рабочий - товар. Голод не тётка, в лес не убежит, и хоть морду скривишь а работать придётся. На самое отчаянное место целая армия безработных напирает, кто-то таки и согласится за грош шкуру продать. Тем самым на рынке держится довольно низкая цена на товар рабочая сила.

Читается буквально пару минут, но за это время вычищает все идеалистические заблуждения современной пропаганды о том, как "богато" жил русский крестьянин до прихода Советской власти. Это маленькое произведение выше самой беспристрастной статистики и гораздо красноречивее подтверждает выводы Фридриха Энгельса. Оставляет неизгладимое впечатление.

29 ноября 2022
LiveLib

Поделиться

У меня одна жизнь. Зачем же я в этой короткой моей жизни, поступая противно голоса совести, стану участником ваших гадких дел? – Не хочу и не буду.
17 января 2023

Поделиться

теперешнее устройство жизни дурно; в этом все согласны. Причина дурного положения – рабство, производимое насилием правительств. Для уничтожения правительственного насилия есть только одно средство: воздержание людей от участия в насилии. И потому, трудно или нетрудно людям воздержаться от участия в правительственном насилии, и скоро или не скоро проявятся благие результаты такого воздержания – вопросы излишние, потому что для освобождения людей от рабства есть только одно это средство: другого нет.
17 января 2023

Поделиться

Люди достаточных классов так привыкли к своей роли рабовладельцев, что, когда речь идет об улучшении положения рабочих, он, чувствуя себя в положении помещиков, тотчас же начинают придумывать всякого рода проекты для устройства своих рабов, но в мысли не имеют того, что они не имеют никакого права распоряжаться другими людьми, а что если они точно желают добра людям, то одно, что они могут и должны сделать, – это то, чтобы перестать делать то дурное, что они теперь делают. А дурное, что они делают, – очень определенно и ясно. Дурное, что они делают, – не только то, что они пользуются принудительным трудом рабов и не хотят отказываться от этого пользования, но и то, что сами участвуют в учреждении и поддерживании этого принудительного труда. Вот это-то им и надо перестать делать. Люди же рабочие тоже так развращены своим продолжительным рабством, что большинству из них кажется, что если их положение дурно, то виноваты в этом хозяева, слишком мало платящие им и владеющие орудиями производства; им и в голову не приходит то, что дурное положение их зависит только от них самих и что если они точно хотят улучшения своего и своих братьев положения, а не каждый только своей выгоды, то главное, что им надо делать, это – самим перестать делать дурное. А дурное, что они делают, состоит в том, что, желая улучшить свое материальное положение теми самыми средствами, которыми они сами приведены в рабство, рабочие, ради возможности удовлетворения тех привычек, которые они усвоили, жертвуя своим человеческим достоинством и свободой, поступают в унизительные, безнравственные должности или работают ненужные и вредные предметы; главное же – в том, что поддерживают правительства, участвуют в них податями и непосредственной службой и тем порабощают самих себя.
17 января 2023

Поделиться

Автор книги