Этногенез и биосфера Земли

4,3
27 читателей оценили
662 печ. страниц
2008 год
Оцените книгу
  1. panda007
    Оценил книгу

    Первое, что изумляет у Гумилева - прекрасный стиль. Изумлять не должно - родители-то какие (!), но ведь на детях природа частенько отдыхает.
    Второе, как быстро, ловко и изящно он переходит на научный язык. Я возблагодарила небеса, что когда-то поступала на биофак, поэтому не приходилось лезть в словарь, дыбы понять такой, скажем, оборот:

    Биосфера планеты Земля побеждает мировую энтропию путем биогенной миграции атомов, стремящихся к расширению.

    Третье, что обращает на себя внимание – юмор. Юмор такой чисто научный, профессорский, и при этом стильный. Вот образчик:

    О людях эпохи верхнего палеолита мы знаем больше. Они великолепно умели охотиться, делали копья и дротики, одевались в одежду из звериных шкур и рисовали не хуже парижских импрессионистов.

    Исследование Гумилёва лежит, как он сам справедливо замечает, на стыке трёх наук: истории, географии и биологии. К счастью, все три мне более-менее интересны, хотя и лежат вне сферы моей основной деятельности. Временами я, конечно, садилась в лужу (не то чтобы я досконально помню, как проистекала битва при Киноскефалах), но удовольствие от чтения это не отравляло. Что же касается главной гумилёвской идеи, той самой пассионарности, то она ярка, во многом убедительна и уж совершенно точно интересна. Парадоксально то, что до сходных идей, хотя в гораздо более мелком масштабе, доходят специалисты совсем в других областях

  2. masharoze
    Оценил книгу
    В своей монографии "Этногенез и биосфера Земли" Лев Николаевич Гумилев излагает созданную им пассионарную теорию этногенеза, раскрывает основные введенные им в арсенал научного сообщества термины - пассионарность, суперэтнос, комплиментарность. Впервые работа была опубликована в 1989 году и сразу же привлекла к себе внимание историков, культурологов, философов. Однако, однозначного признания теория, озвученная в книге, в мировой науке не получила. При этом, знание ключевых положений её , является на сегодняшний день, на мой взгляд, обязательным для любого ученого, студента, изучающего гуманитарные науки, и просто человека, стремящегося иметь полную картину научных представлений в таких областях как этнография, антропология, культурология.
    Как от почти любго научного труда, от "Этногенеза" не стоит ожидать легкого и доступного языка. Но при должной мотивации, читать должно быть интересно))
  3. _mariyka__
    Оценил книгу

    Нет, всё-таки браться за такие книжки, не имея хоть сколько-нибудь специального образования - это не разминка для мозга и даже не зарядка, а полноценный такой выматывающий марафон, где до финиша доберется только сильнейший. Поначалу, в попытке досконально понимать каждую конкретную фразу и все входящие в неё слова, я разрядила телефон с гуглом и чуть не сломала себе мозг, потому как, вы понимаете, пять свежепрочитанных научных определений в единое предложение, да еще имеющее смысл, складывались с большим скрипом. Правда потом я успокоилась, вспомнила, как готовилась к экзаменам по некоторым предметам, и стала вычленять из умного текста смысл. Стало гораздо лучше в первую очередь потому, что Гумилев в своих рассуждениях логичен и последователен. Рассказывать он начинает с самого начала - говоря о этногенезе начинает с того, что вообще такое этнос, есть ли этому конкретное определение, можно ли как-то однозначно его обнаружить. Кроме того, абзац научнообразного текста он подкрепляет примерами, которые, тоже, что называется, умные, но тем не менее просты для понимания.

    Итак, в попытке дать определение этноса автор рассматривает его со всех сторон. Может ли в основе этого определения лежать языковая характеристика, географическая, идеологическая? Может дело в том, что в основе одних этносов лежат сословия, а других классы? Или одни этносы кочевники, а другие оседлые? Последовательно приводя примеры к каждому предположению, Гумилев приводит читателя к выводу, что ни одна из этих характеристик не может однозначно быть выбрана в качестве этносообразующей, но в то же время, что все они в разной мере влияют на образование и существование этносов, хотя и не являются основой, движущей силой этногенеза. Что касается примеров, то они, как я уже говорила, логичны, понятны, но всё равно повергают неискушенного в истории читателя (меня в том числе) в уныние:

    Достаточно вспомнить Алексея Мурзуфла, сражавшегося на стенах Константинополя против крестоносцев в 1204 г.

    - за тем, что достаточно вспомнить Гумилеву кроется моё активное копание на просторах интернета. Хотя каюсь, зачастую я просто верила автору на слово, ибо достаточно быстро стала путаться в найденных в сети датах и событиях.

    Так вот, продемонстрировав отсутствие единого фактора этногенеза среди очевидных, автор представляет свою теорию. Ту самую, известную всем по крайней мере на слух, теорию пассионарности. Пересказывать её глупо ибо основная идея и так на слуху: бывают такие люди, назовем их пассионариями, которые дают толчок для развития этноса. А вот за всеми подробностями милости просим в эту книгу. Скажу лишь, что рассказывает автор с всё той же степенью подробности и вниманием к деталям, отвечая на невысказанные еще вопросы читателя и строя перед ним вполне логичную систему. Он подробно разбирает все этапы существования этноса, их предпосылки и соответствующие им события. Опять же для облегчения понимания Гумилев приводит исторические примеры, причем со всего света - от Азии до Южной Америки, а так же указывает подходящие каждому этапу "девизы", выражающие основной принцип жизни этноса на данном этапе.

    И вроде бы я наловчилась понимать автора, автоматически транслировать его речь в более понятные формы или, хотя бы, ощущения. Казалось даже, что неплохо уловила ход мысли и уже не блуждаю в зарослях, а иду по четко видимой дороге, как последняя часть сбила меня с толку. Нет, рассуждения там по-прежнему логичны и подкреплены примерами, столь же четкой связи с предыдущими частями я не увидела. Как будто с широкой дороги свернули на едва видимую тропинку. Потом правда вышли на другую дорогу, опять широкую, но вот эта тропинка...

  1. Ну а если найдется привередливый рецензент, который потребует дать в начале книги четкое определение понятия «этнос», то можно сказать так: этнос – феномен биосферы, или системная целостность дискретного типа, работающая на геобиохимической энергии живого вещества, в согласии с принципом второго начала термодинамики, что подтверждается диахронической последовательностью исторических событий. Если этого достаточно для понимания, то книгу дальше можно не читать.
    14 февраля 2014
  2. Главной силой в этой системе условий служит способ производства материальных благ. Люди объединяются в процессе производства, и результат этого объединения – общественные отношения, которые оформляются в одну из известных пяти формаций: первобытно-общинную, рабовладельческую, феодальную, капиталистическую и коммунистическую. «Объединиться в этнос» нельзя, так как принадлежность к тому или другому этносу воспринимается самим субъектом непосредственно, а окружающими констатируется как факт, не подлежащий сомнению. Следовательно, в основе этнической диагностики лежит ощущение. Человек принадлежит к своему этносу с младенчества. Иногда возможна инкорпорация иноплеменников, но, применяемая в больших размерах, она разлагает этнос. Конкретно-исторические условия меняются на протяжении жизни этноса не раз, и наоборот, дивергенция этносов часто наблюдается при господстве одного способа производства. Исходя из мысли К. Маркса об историческом процессе как взаимодействии истории природы и истории людей,[43] можно предложить первое, наиболее общее деление – на стимулы социальные, возникающие в техносфере, и стимулы природные, постоянно поступающие из географической среды.[44] Каждый человек не только член того или иного общества, находящегося в возрасте, определяемом воздействием гормонов. То же самое можно сказать про долгоживущие коллективы, которые в социальном аспекте образуют разнохарактерные классовые государства или племенные союзы (социальные организмы), а в природном – этносы (народности, нации). Несовпадение тех и других очевидно.
    4 сентября 2019
  3. Суперэтносом мы называем группу этносов, одновременно возникших в определенном регионе, взаимосвязанных экономическим, идеологическим и политическим общением, что отнюдь не исключает военных столкновений между ними. Однако в отличие от столкновений на суперэтническом уровне, когда войны приводят к истреблению или порабощению (например, контакт европейцев с аборигенами Америки в XVI–XIX вв.), войны внутри суперэтноса ведут лишь к достижению временного преобладания (например, гвельфы и гибеллины в средневековой Европе или усобицы древнерусских князей) при стремлении к компромиссу. Подобно этносу, суперэтнос в лице своих представителей противопоставляет себя всем прочим суперэтносам, но в отличие от этноса суперэтнос не способен к дивергенции. Суперэтнос определяется не размером, не мощью, а исключительно степенью межэтнической близости. Я прошу временно принять этот тезис без доказательств, обещая таковое в конце книги.
    4 сентября 2019