Книга или автор
Архипелаг Грез (сборник)

Архипелаг Грез (сборник)

Премиум
Архипелаг Грез (сборник)
3,8
16 читателей оценили
288 печ. страниц
2017 год
16+
Оцените книгу

О книге

Солдаты, на чью долю выпали тяготы войны, мечтают лишь об одном: избегнуть ее. И пролетая над нейтральной зоной – Архипелагом Грез, они мечтают, как закончится война, и не будет больше врага, и можно будет пуститься в плавание с одного острова на другой, греясь на солнышке и пробуя экзотическую пищу, и предаваясь любви под ритмичный плеск волн…

Впервые на русском языке!

Читайте онлайн полную версию книги «Архипелаг Грез (сборник)» автора Кристофера Приста на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Архипелаг Грез (сборник)» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Переводчики: Марина Клеветенко, Мария Казанская, Мария Павлова

Дата написания: 1999

Год издания: 2017

ISBN (EAN): 9785699940745

Объем: 519.0 тыс. знаков

Купить книгу

Отзывы на книгу «Архипелаг Грез (сборник)»

  1. majj-s
    majj-s
    Оценил книгу

    "Архипелаг грез" не самое известное произведение Приста, самое известное "Престиж", благодаря экранизации Нолана. "Архипелаг" же в реестре книг писателя проходит всего лишь как сборник рассказов, даже не удостоенный отдельной статьи в английской Вике. И в то же время, это общее название для массива из четырех вещей разнородных по структуре, но объединенных местом действия - смоделированной Пристом Вселенной архипелага грез. "Лотерея", "Архипелаг грез", "Островитяне", "ИРВБ", общим объемом порядка тысячи трехсот страниц, которые изредко перекликаются сквозными персонажами. А это уже позволяет говорить об "АГ", как об opus magnum автора. в российской литературе такого рода масштабный проект, к сожалению, оставшийся трагически недооцененным, осуществили "Опоздавшие к лету" Андрея Лазарчука.

    Но здесь и сейчас я расскажу о сборнике, совпадающим названием с циклом, а хронологически расположенном на втором месте. Сколько понимаю, внятного рассказа на русском об этом еще нет. Восемь рассказов, о каждом из них очень коротко. Экваториальный момент своего рода введение, вступление в реальность Архипелага, объясняющее особенности искажения пространства-времени, которые имеют быть в этой географической зоне. В частности темпоральный сдвиг, который аннулирует временные зоны и создает у наблюдателя на земле иллюзию одновременно зависших над ним в небе неподвижно и на разных уровнях реактивных самолетов. Убей, не пойму, что сие значит и какой глубокий философский смысл заключен в рассказе, но честно пересказываю.

    "Отрицание" мой любимый рассказ о мальчишке. который сочинял стихи, мечтал стать писателем, поступил в литинститут, но тут активировались военные действия в вялотекущей последние три тысячи лет (!) войне и белобилетников загребли на общих основаниях. Вот он сидит у себя в части в этой жопе мира, ни о чем хорошем не мечтая, и вдруг узнает о программе привнесения культуры в войска, согласно которой писатели приезжают. чтобы общаться с солдатами, поднимать боевой дух, создавать патриотические произведения и всякое такое. Среди имен возможных визитеров он видит Мойлету Кейн, писательницу, романом которой "Утверждение" зачитывался с пятнадцати лет, а кроме него никто, даже в институте. кажется и не читал книги. И он пишет ее имя в желательных персонах, а потом еще трижды, поменяв стержни ручки и изменив почерк. Мойлета приезжает, ее заталкивают в местный дом колхозника, где не работает отопление, заставляют писать для бургомистра ура-патриотическую пьесу, но когда мальчик-капрал выписывает пропуск и приходит на встречу в свой увольнительный, это становится прекрасной для обоих встречей. И на следующий раз она готовит для него подарок, рассказ "Утверждение", в котором говорит о бессмысленности войны и осмеливается сказать о том, что обе стороны сводят своих солдат с ума, применяя сенсорные газы. Заканчивается скверно, бюргеры бдят. Но не безнадежно, с обоими героями мы еще встретимся в "Островитянах".

    "Шлюхи" о молодых девушках с маленького островка, вынужденных зарабатывать на жизнь продажей тела и о том, что с ними сделали оккупанты (зубы подпилены на манер лезвия пилы и подсечены сухожилия на ногах). И о молодом дембельнувшемся солдатике, отравленным сенсорными газами, переживающем тяжелые мучительные приступы синестезии. "Его след" о женщине, всю жизнь любившей писателя, она и сама стала известной писательницей, но виделись они лишь однажды и провели вместе два дня. и вот теперь она едет повидаться с ним в последний раз, узнав о его смертельной болезни, а попадает только на похороны. Позже эта история перетечет в "Островитян".

    "Груда камней" - молодая женщина наследует после смерти дяди его дом на каменистом острове. Она лесбиянка и первый опыт однополой любви пережила на этом острове подростком в полуразрушенной башне. Никто не знает, кем и когда они построены, разбросанные по разным островам архипелага. но все сходятся во мнении, что места это нехорошие, позже в "Островитянах" рассказ "Стекло" будет отсылкой к такой же башне. "Кремация" - самый жуткий и омерзительный рассказ в книге о кошмарных насекомых траймах и способах их взаимодействия с миром, бр-р-р. "Под колпаком" об изобретателе оптоволоконных камер слежения, сказочно дешевых в производстве, что позволяет ему стать миллиардером на продаже как "стекляшек", так и детекторов. выявляющих их присутствие. А потом мужик удаляется с любимой женщиной на лоно первозданной
    природы и что из этого для него выходит.

    "Дезертир" завершающий рассказ, мой топ-2 в сборнике. Молодой солдат, странным образом позабывший себя и помнящий только статьи устава, регламентирующие армейские будни, начинает вспоминать, как в прежней жизни интересовался живописью, хотел стать художником, проводил часы в собрании картин знаменитого, хотя известность его несколько скандального оттенка, мастера, работавшего с применением ультразвуковых красок: смотришь на картину и видишь квадрат. замалеванный багряной краской, но притронешься пальцами и мощнейшие эротические переживания обрушатся на тебя. И вот этот мальчик решает дезертировать во что бы то ни стало, что ему и удается при помощи сети борделей, охватившей все острова и помогающих дезертирам - самые презираемые и бесправные спасают самых бесправных и презираемых. Однако все у него получается, даже стать художником и писать картины в технике дактилизма. только выглядят его полотна со стороны не багряными, а цвета хаки и коснувшегося накроет не эротическим переживанием. но всем ужасом бессмысленной бойни, в которую загоняют мальчишек. В общем, когда нашего героя найдет таки военная полисия, за него будет, кому/чему заступиться. Позже в "Островитянах" будет небольшое послесловие и к этой истории.

    Теперь только об "Островитянах" осталось рассказать, а "ИРВБ" читать не буду. Трех книг для одного раза довольно.

  2. lapickas
    lapickas
    Оценил книгу

    Все же эту книгу надо читать рядом с "Островитянами", но я и не знала, что об архипелаге написано две книги) Увидела случайно эту книгу в книжном кафе, так и выяснила, что есть еще одна про тот же архипелаг.
    Технически она не совсем про архипелаг, здесь отдельные, несвязанные рассказы и зарисовки уже больше про воюющие континенты, истории о солдатах и дезертирах, или просто о мигрантах из континентов. Связь между рассказами только в мелких деталях, которые появляются последовательно - если, к примеру, о стекляшках подробно рассказывается в одном рассказе, то в других они уже упоминаются как само собой разумеющаяся мелочь, без подробностей.
    В целом немного бредово (как и "Островитяне"), но это тот тип бреда, который меня завораживает, так что читать я такое люблю. Вымышленный мир, о котором рассказывается вот такими вот отдельными мазками, без какой-либо связи и логики. Ну и поскольку здесь больше акцент на воюющие континенты, а не на нейтральный архипелаг, то заодно щедрой горстью о бессмысленности войны и военной пропаганды. Саундтреком можно использовать старенький Арефьевский регги "Нахрена нам война" )))
    "Островитяне" мне понравились больше, но, повторюсь, все же эти две книги надо читать вместе, а не с перерывом, как у меня. Мне так кажется.