Книга или автор
Как мы пишем. Писатели о литературе, о времени, о себе

Как мы пишем. Писатели о литературе, о времени, о себе

Как мы пишем. Писатели о литературе, о времени, о себе
4,2
34 читателя оценили
542 печ. страниц
2018 год
16+
Оцените книгу

О книге

Подобного издания в России не было уже почти девяносто лет. Предыдущий аналог увидел свет в далеком 1930 году в Издательстве писателей в Ленинграде. В нем крупнейшие писатели той эпохи рассказывали о времени, о литературе и о себе – о том, «как мы пишем». Среди авторов были Горький, Ал. Толстой, Белый, Зощенко, Пильняк, Лавренёв, Тынянов, Шкловский и другие значимые в нашей литературе фигуры. Издание имело оглушительный успех. В нынешний сборник вошли очерки тридцати шести современных авторов, имена которых по большей части хорошо знакомы читающей России. В книге под единой обложкой сошлись писатели разных поколений, разных мировоззрений, разных направлений и литературных традиций. Тем интереснее читать эту книгу, уже по одному замыслу своему обреченную на повышенное читательское внимание.


В формате pdf.a4 сохранен издательский макет.

Читайте онлайн полную версию книги «Как мы пишем. Писатели о литературе, о времени, о себе» автора Коллектива авторов на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Как мы пишем. Писатели о литературе, о времени, о себе» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Дата написания: 2018

Год издания: 2018

ISBN (EAN): 9785389157965

Дата поступления: 10 октября 2018

Объем: 975.9 тыс. знаков

Купить книгу

  1. snob
    snob
    Оценил книгу

    Всегда считал себя ленивым для того, чтобы царапать рецензию на бумаге. Но Снегирев, знакомый мне по роману «Вера» пишет, что при таком методе меняется пластика мысли и рождаются идеи особого вида. Нужно ли это в рецензиях отдельный вопрос. Но все-таки проверю себя и напишу про авторов в современных кедах, используя пару карандашей.

    Суть книги напоминает эпизод из фильма "Пуаро Агаты Кристи". В комнату заталкивают группу людей, которая именует себя писателями. Каждому из участников дают лист бумаги и авторучку. Цель собрания проста – написать о том, как они творят сюжеты. В задании нет пунктов и отправных точек. Приветствуется свобода в плетении словес. Комната оказывается баром, в котором ты пьешь зеленый чай и следишь за вращением шариковых ручек. За парой столиков возвышаются харизмы и залысины… в углу замечаешь немного женщин. Вон сидит Прилепин, а на соседнем стуле растянулась его медийность.

    Весь сок в том, чтобы отыскать и выявить определение писателя. Был ли Кафка (и толпы других) писателем до того, как его напечатали? Лично мне понравилась мысль Марины Степновой: "написать книгу, да хоть двадцать книг – не значит стать писателем. Чтобы стать писателем – надо умереть". В этих строках ирония переплетается с цинизмом и бессилием на фоне российской обыденности из потребительского спроса на литературу. На эту тему было интересно читать Ш. Идиатуллина.

    Смысла в этом нет никакого. Ни один гонорар не превышал моей месячной зарплаты. И чем меньше я этим занимаюсь, тем больше радуюсь. Но иногда какая-нибудь тема хватает за кадык и тащит.

    Потому, как говорил Л.Н. Толстой: "писать надо только тогда, когда не можешь не писать". Отсюда логичнее увидеть на обложке иное название: "зачем мы пишем". Этот вопрос пикирует, как муха, от одного листка писателя к другому. Вопрос, который можно приравнять к избитым дилеммам о смысле жизни. А лучше так – Какого черта мы пишем? И поместить строчку на фоне вялой церковной башни. Но, к сожалению, философский тумблер жамкают не все. Лифт не едет. Так, например, открываешь главу от Прилепина и… морщишься. Мало того, что рязанский Есенин закинул родословное древо в эссе, так еще два листа расписывал о своей бабуле, городке и первом стихотворении – "Люблю я Русь, клянусь". А по итогу? Рассказал ли Прилепин о том, как он пишет? Нет. Но о своем становлении, о национализме, который вываливается из-за всех запятых… вполне.

    За соседним столиком на двух скрипучих стульях елозит Водолазкин. В очередной раз Евгений Германович пишет об отсутствии в себе политических взглядов. Мол, ни одна идеологическая система полностью не укладывается в границах нравственности. В монологе звучит гладко. Наверное, потому все его мужские персонажи (Иннокентий, Арсений, Глеб) лишены дерзости в штанах. Для себя я давно решил, что вижу Евгения Германовича отличным стилистом, одним из лучших, кого приходилось читать на современном российском рынке. Но это, к сожалению, не отменят во мне стремления – раздать его книги прохожим. Даже у Прилепина меньше самоцензуры и больше смелости на страницах.

    К горькому привкусу добавлю еще… Макса Фрая (Светлана Мартынчик). Признаться, её я вообще не читал. В связи с чем, сохранялась некая интрига, которая на деле быстро иссякла. Буквально на втором абзаце. Плюс этого сборника в том, что можно заочно познакомиться со стилем разношерстных писателей. Тебе незачем читать выдуманных (а у кого реальных) персонажей, чтобы прикоснуться к авторским идеям и характеру рассказчика. Так, например, вышло с Фраем. Его хлопковый стиль и беззубый юмор настолько далеки от меня, что я бы попросту не дочитал какие-нибудь… сказки старого Вильнюса.

    Если ты будешь умным, или гениальным, или сумасшедшим, или блестящим, но не будешь интересным – тебя не прочитают.

    Из хороших находок выделю трёх авторов – Андрея Рубанова , Александра Етоева , Марину Степнову . Не разочаровал Веллер и Снегирев.
    Читать этих ребят было действительно приятно. Особенно рассуждения Рубанова о передаче энергии (нервную силу, претензию, сырой протест, яростную лаву гнева) через текст нашли во мне неслабый отклик. По его мнению, таких писателей раз два и обчелся – Буковски, Хантер Томпсон, Лимонов…

    По итогу.
    620 страниц – 36 авторов.
    Книге не хватает сорокинской смелости и пелевинской загадочности, но читать ее было интересно. Я вообще люблю листать о литературе и бродить по кухням.

    Вопросы, на которые пытались ответить:
    - зачем я пишу;
    - каких персонажей необходимо рисовать – придуманных или вырванных из реальности;
    - нужна ли современная российская проза и почему она не востребована на европейском рынке;
    - кто такой писатель;
    - что определяет писателя в человеке.

    О Пришвине.
    Приехал он как-то в свою деревню, автор уже известный, правда в узком кругу, но гонорары имел приличные. Местные мужички его спрашивают: "Как живёте? Чем на хлеб зарабатываете?" Пришвин мнётся. "Писатель я, – говорит, – книжки пишу". Те на него смотрят, как на блаженного. "Книжки? – говорят. – Ты к нам приходи косить, будешь жить, – говорят, – как человек, а не какой-то, прости боже, писатель". Пришвин молчит, неудобно Пришвину, он за час работы с бумагой получает больше, чем они за неделю. А сказать стыдно.
    Сейчас о таком благополучии писательском можно только мечтать. А раньше было. "Инженеры человеческих душ" – так сказал Юрий Олеша. И Сталин его процитировал на знаменитом балу писателей в московской квартире Горького.

  2. denis_rusakov
    denis_rusakov
    Оценил книгу

    Читая такие сборники как этот, поневоле задаешься вопросом: а сколько вообще сейчас в стране писателей? Ответ поразит любого, кто копнет немного информации. Союз писателей России насчитывает восемь тысяч членов, Российский союз писателей – пять тысяч. Итого выходит, у нас более десяти тысяч писателей – членов российских союзов. Проблема современной литературы не в том, что эти люди пишут, а в том, что их некому читать. Не существует столько читателей. Даже если прочитывать по одной книге у каждого писателя из этих союзов, то жизни на это не хватит. Поэтому кроме вопроса «Как мы пишем?» приходят на ум не менее важные: «зачем пишем?» и «для кого пишем?».

    Антология «Как мы пишем?» является ремейком сборника 1930 года, в котором Горький, Зощенко, Шкловский и другие рассказывали о себе, о книгах, о русской (или советской) литературе. В предисловии же к нашему изданию говорится, что большинство писателей согласились писать статью для сборника, но были и отказавшиеся. Лимонов, Быков, Елизаров, Рубина отказались по разным причинам. Сорокина, Пелевина, Акунина авторы вообще не упомянули. Возможно, их и вовсе побоялись звать.

    Интересно, что фамилии писателей расставлены в алфавитном порядке, и поэтому казалось, что просматриваешь не оглавление, а школьный журнал. Понятно, это сделали из этических соображений. Решили никого не выделять. Впрочем, на обложке все же особо звездных выделили. К сожалению, больше половины авторов до чтения сборника я не знал, тем не менее все они лауреаты различных премий и довольно известны в своей среде. Хорошо, что появляются такие книги. Они помогают читателю, во-первых, открывать для себя современных авторов, а во-вторых, развеивать всевозможные мифы о современной литературе.

    Писать хорошо – это всего лишь половина дела. Вторая половина – пробиться к читателю. Вырваться из неизвестности и быть услышанным. Работа писателя – каторжный труд, невероятная усидчивость, постоянная редактура и перечитывание текста, пока не доведешь его до идеала. Понравились слова Михаила Веллера, который мне открылся с новой стороны: «И все, что нам остается, – это как всегда. Писать максимально хорошо, даже если не прочтет вообще никто. Думать только честно, как бы тяжело это ни было. Говорить только правду, всю правду, и ничего, кроме правды. Быть верным себе и своему делу, чем бы это ни грозило».

    Думаю, книга понравится многим. Тем, кто пишет или собирается писать. Тем, кто интересуется литературой или хочет познакомиться с новыми авторами. Лично я в этой книге нахожу много плюсов. Каждый из участвующих в сборнике раскрывается по своему, по-новому. Открывает свое сердце, свой внутренний мир. От некоторых текстов становилось тепло на душе. Книгу оцениваю только положительно.

  3. vamos
    vamos
    Оценил книгу

    Идея вот так собрать современных писателей под одной обложкой просто прекрасна. Я и не знала, что их так много. Ну, я, конечно, догадывалась, что где-то существуют литературные имена, отличные от тех, что на слуху у меня, но осознала это только когда увидела гигантское содержание этой книги.
    Очень интересно знакомиться с писателями вот так, не через их произведения, а через мысли о литературе и писательстве. Пожалуй, самый интересный момент - что человек выберет рассказать о себе, тема-то более-менее свободная. И сразу ясно, с кем хочется теоретически знакомиться дальше, а кого нужно обходить по очень широкой дуге.
    И все-таки интереснее всего читать тех писателей, которых уже читала, о которых хотя бы что-то слышала. Незнакомые люди они и есть незнакомые, даже если выворачиваются перед тобой наизнанку. А после эссе Улицкой сразу захотелось, чтобы вышел еще один такой сборник, только уже "Как мы читаем".

  1. Все чего-то требуют от литературы. Одни ждут от неё призывов и лозунгов, другие – «чистой» красоты. Одни клеймят постмодернистов, другие пугают возрождением соцреализма. Третьи считают, что после Освенцима писать вообще нельзя. Но история человеческая примерно вся состоит из освенцимов разной степени, и другого человечества у нас для вас нет.
    19 октября 2018
  2. Литературных способностей, таланта – писателю мало. Нужна неколебимая вера в себя. Готовность пробить стену головой, и еще нужна уверенность, что ты ее пробьешь.
    14 июня 2019
  3. Благо с большой буквы интернет писать перестали. А то уже, кажется, были готовы обожествить эту паутину.
    15 ноября 2018

Автор