Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Санкт-Петербург. Автобиография

Санкт-Петербург. Автобиография
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
43 уже добавили
Оценка читателей
4.67

У этого города невероятная судьба. Он намного моложе всех других крупных городов планеты, однако всего за три столетия своей истории стал мировым центром, оказался в числе тех «узловых точек», которые формируют ландшафт человеческой цивилизации.

Именно в этом городе неоднократно начиналась заново российская история, и само его основание – прорубание «окна в Европу» – ознаменовало разрыв с прошлым и возникновение иной России.

Этот город обращен в будущее, в нем нет места ностальгии, он на протяжении своей истории неизменно творит новые знаки и новые смыслы.

Этот город – Санкт-Петербург.

Лучшие рецензии
sandy_martin
sandy_martin
Оценка:
51

Я люблю историю вообще, историю Российской империи в частности и историю города в особенности. Причем это никак не связано с моим образованием, это просто такая необоснованная любовь. Поэтому я снова по собственной воле выбрала "кирпичик" в Долгой прогулке - "Санкт-Петербург. Автобиография".
Что представляет собой эта книга? Это гигантская подборка цитат из самых разных источников, начиная от древних летописей и заканчивая воспоминаниями самого составителя. Авторы на свой вкус выбрали самые яркие события в жизни Петербурга и проиллюстрировали их этими цитатами. Некоторых авторов используют много раз, некоторых однажды. Время от времени цитируют и художественную литературу, и поэтов в спектре от Тредиаковского до Башлачева.
Что хорошо в ней? Видно, что авторы реально провели колоссальную работу. Да, может, источники не самые малоизвестные, но сколько же их надо было перелопатить, чтобы сделать эту подборку! Причем есть как технические описания, отчеты, справки, так и прочувствованные воспоминания, дневники, эссе. Причем вроде как досконально изученные события вроде Февральской революции или восстания декабристов, описанные с точки зрения очевидца, открываются совсем по-другому, не так, как о них привыкли думать.

Дальше...

Попадаются какие-то исторические анекдоты, прежде мной не встреченные

Здесь ходит новый анекдот: Ленин [и] Троцкий пошли к хиромантке узнать, чем кончится их правление. Хиромантка спросила их, а какой у вас знак в звезде, они сказали – молот-серп, она заставила Ленина написать «молот серп», а Троцкого прочитать по-еврейски, т. е. обратно, получается «престолом». Их звезда окончится престолом. Не правда ли, очень странное совпадение.

или какие-то дико трогательные вещи, от которых глаза переполняются слезами гордости.

И вот от Волкова кладбища, где находился завод, через Лиговку к Московскому вокзалу, через Невский до улицы Герцена свершил «Самсон» свой «круг почета». И этот путь превратился в его триумфальное шествие... К нему сбегались со всех сторон, ему аплодировали, его провожали. Одно за другим открывались окна домов, и в них появлялись радостные лица. Имя его звенело по всему Невскому, ему кричали «ура», группы военных останавливались, отдавая ему приветствие, как генералу, и невозмутимые ленинградские милиционеры, решив, что все происходит как надо, открывали ему «зеленую улицу», останавливая на перекрестках весь городской транспорт, как подлинному триумфатору...

(о возвращении статуи Самсона в Петергоф после войны)

Думается, как же хочется поглядеть на Петербург 200-150-летней давности... когда читаешь описания незастроенных Островов или окраин, которые сейчас - в Центральном районе. Жить не хочется, а посмотреть одним глазком - охота) Вот еще плюс - описания города подобраны так, что все представляется очень хорошо.
А есть вещи, которые не меняются со временем - все эти описания бурной жизни 19-начала 20 века, когда публика бродила по улицам от кафе к кафе, все время что-то происходило, какие-то культурные события... если ты живешь в Питере - трудно быть затворником, в любом случае тянет куда-то на Невский, хочется приобщиться к части общего веселья.

Привыкли говорить у нас в том смысле, что-де Москва – естественное произведение русской жизни, а Петербург – искусственное насаждение и искусственно питаемое растение; что Москва России нужна, а Петербургу нужна Россия; что Петербург – паразит, выросший на счет народного пота... что, когда вся Россия страдает, Петербург наслаждается, резонерствует и больше ничего.

Есть всяческие вещи, перекликающиеся с современностью, причем это цитаты как 18 века, так и 20, например:

ибо, когда еще не было число всего российского народа и каждого человека жилище известно, своевольство не пресечено, каждому, куда хочет, переселиться и странствовать по своему произволению не запрещалось, наполнены были улицы бесстыдною и шатающеюся нищетою, дороги и великие реки нередко запирались злодейством воров и целыми полками душегубных разбойников, от которых не только села, но и города разорялись. Превратил премудрый герой вред в пользу, леность в прилежание, разорителей в защитников, когда исчислил подданных множество, утвердил каждого на своем жилище, наложил легкую, но известную подать, чрез что умножилось и учинилось известное количество казенных внутренних доходов и число людей в наборах, умножилось прилежание и строгое военное учение.

(Ломоносов о Петре)

Причины этих беспорядков никому не были ясны; пойманных забастовщиков усердно допрашивали, почему они начали всю эту переделку.

– А мы сами не знаем, – были ответы, – нам надавали трешниц и говорят: бей трамваи и городовых, ну мы и били.

(1914 год).

Что можно сказать о недостатках этой книги? Она построена по принципу быстронаписанной дипломной работы - комментарии составителей очень коротки, а цитаты гигантские и текст приводится обычно с перебором, то есть не только то, что относится к заданной теме, но и что-то еще в довесок (например, при цитировании "Преступления и наказания" оставлено описание Раскольникова и его размышлений - фрагмент, конечно, прекрасен, но к энциклопедии о городе он имеет мало отношения). Как будто это сделано для лишнего объема (а объем у текста немалый - под 1000 страниц).
Но при этом очень странный выбор тем для глав. Многие важные события перечисляются вкратце, скороговоркой, хотя я уверена, можно найти свидетельства и по ним. Странно освещается культурная жизнь - много пишется, например, о театре, хотя современному читателю простое описание актеров 200-летней давности мало что даст, и гораздо меньше о литературе, более-менее освещен только Серебряный век. Нет от книги ощущения плавного течения времени, все какими-то рывками. Некоторые моменты просто ставят в недоумение - почему авторы решили, что перечисление имен каких-то бандитов начала 20-х гг важно, а переименование улиц можно вообще не упоминать?
Кстати, сносок не хватает очень сильно. И по поводу личностей, и по поводу географических названий, т.к. улицы и местности в нашем городе переименовывались неоднократно.
Поэтому не рискну кому-то эту книгу рекомендовать - разве что таким людям, как я, имеющим некоторую базу по истории и географии города, и желающим ознакомиться с источниками. Если же вы мало что знаете о Санкт-Петербурге или ваши знания неструктурированы, боюсь, будет слишком много вопросов к каждому тексту.
Но в любом случае, читать книгу, несмотря на объем, было интересно и приятно, а работа проведена авторами, повторюсь, колоссальнейшая.

Саундтрек во время написания рецензии - Ленинградская симфония Шостаковича.

Читать полностью
koshka_spb
koshka_spb
Оценка:
14
..это немыслимо, это слишком грандиозно, чтобы существовать на самом деле. Нет, это сон влюблённого великана, рассказанный сумасшедшим поэтом.
© Маркиз де Кюстин

За выбор книги спасибо Дмитрию Воденникову, его Поэтическому минимуму и Сплину с песней на стихи Маяковского. Во время разбора некоторых моментов из "Лилички" приводится пример Гандлевского "Памир — а я там был", потому что "Памир" взят не просто для рифмы, он там действительно был, и это очень важно. У Дмитрия Борисовича речь, конечно, о другом, но сейчас я изучаю Автобиографию Петербурга и воспринимаю эти слова иначе: до бесконечности сложно и порой даже скучно читать историю /тут со мной многие поспорят, но это их право/ того, что не любишь, не знаешь и даже не можешь увидеть.

Через летописи пришлось продираться: сложный слог, непривычные речевые обороты, обилие архаизмов и историзмов. С 1703 /год основания Петербурга/ стало намного проще: родные и любимые места хоть и изменились с тех пор, но Летний Сад всё равно остался Летним Садом, и не так уж важно, что в нём нет прекрасного грота, зато есть фонтаны, аллеи, и даже можно представить, как сам Пётр прогуливается вдоль Невы с каким-нибудь тайным советником, а потом ведёт его в беседку для серьёзных разговоров и подпаивания.
Каждому, кто уже читал, читает сейчас или ещё будет читать, хочется прислать мегабайты фотографий и иллюстраций почти на каждый абзац текста, а ещё лучше позвонить и..
— Давай через час на Адмиралтейской? Наверху, у эскалатора, как обычно.
.. и гулять, гулять, гулять.. Любоваться каждым мостом, каждым домом и каждой улочкой. С каждым шагом всё сильнее любить и лучше узнавать этот удивительный город.

Низкий поклон авторам за колоссальный масштаб проделанной работы: они разобрали,изучили, прочитали и, что ещё сложнее, проанализировали и объединили такое количество информации, что даже сложно представить. Отрывки летописей, частички писем и дневников, различные книги и стихи о Петербурге, разные исторические данные и легенды.. Спасибо!
Кстати, знаете почему именно "Автобиография"? Это очень и очень справедливое и правильное название, потому что город — вовсе не дома и не улицы, не ограды и не Нева в граните, город — это люди. Каждый из тех, кто писал письма с упоминанием города, давал интервью или рассказывал о нём в своих книгах, да, впрочем, и мы с вами, и есть частички этого города. Так что книгу написали не только авторы, но все те, кто видел Петербург и за что-то его полюбил.

прочитано в рамках долгой прогулки-2015
тур 1, команда "Потерянные артишоки в перьях"

Читать полностью
Kapa_Izvestnaya
Kapa_Izvestnaya
Оценка:
3

Почему Санкт-Петербург? Потому что именно он более пяти лет назад встретил меня с распростертыми объятиями на Ладожском вокзале и принял в свои исторические стены и под вечно затянутое облаками небо, как дальнюю родственницу с правом стать ближней.

И вот сейчас, живя в доме, построенном в стиле модерн аж в 1911 году, и слушая грампластинку Ф.И. Шаляпина (а ему также отведена глава в прочитанной мною книге) я пишу о книге "Санкт-Петербург. Автобиография". Это книга - монументальное, не побоюсь этого слова, полотно о том, как был построен, формировался, чем жил и что пережил один из самых красивейших городов мира. Три столетия, за которые столица, и официальная и позже культурная, видела своими глазами свое возвышение и свои потери. Стоит ли говорить, что для всех Петербург разный, город контрастов (так сейчас говорят), Петербург "Медного всадника" с его наводнениям, мистический Петербург Гоголя с извечно динамичным Невским проспектом, "Униженный и оскорбленный" Петербург Достоевского, "Колыбель революции" 20 века, блокадный город и т.д. На протяжении всей книги я задавалась вопросом: "Какой же для меня Петербург?".

Я люблю историю, сам процесс изучения ее, открытия и поиска всевозможных параллелей с современной действительностью. "Санкт-Петербург. Автобиография" - это труд, составленный из различных источников, авторами которых служили очевидцы того времени. Наверное, ничего более точного невозможно представить для отображения времени, эпохи и жизни города. Особенно интересны наблюдения иностранцев, которые видят то, к чему русский человек привык, то, из чего складывается наша русская ментальность.

Если архитектор отвечает, что на это потребуется, скажем, шесть месяцев и 200 работников ежедневно, то следует приказ собрать 1200 человек, с тем чтобы здание было выстроено за месяц.
Зимою из Москвы в Санкт-Петербург, т.е. расстояние в 200 французских лье, можно очень удобно проехать в санях в трое суток. В свете нет страны, где бы почта была устроена лучше и дешевле, чем между этими двумя столицами. Обыкновенно везде дают на водку ямщикам, чтобы заставить их скорее ехать, а между Петербургом и Москвой, напротив, надобно давать на водку, чтобы тише ехали.

Для меня невозможно пройти мимо тех мест, описания которых я ждала более всего. К примеру, таковым стал Александринский театр. С 2009 года и по ныне я посещаю его, считая самым любимым театром Петербурга. Так судьба сложилась, что именно с него началось мое знакомство с питерскими театрами, с важнейшей культурной составляющей жизни культурной столицы. Удивительно, как точно подчеркнута в автобиографии публика сего театра, она действительно не разношерстная, это ОДИН интеллигентный, благонамеренный, благонравный и благодарный зритель. Чтобы познать внутреннюю жизнь Северной Пальмиры, необходимо посетить Александринку, так убедительно "инструктурируют" в автобиографии.

Описывать Петербург физиологически - и не сказать ни слова или не обратить особенного внимания на Александринский театр, - это все равно, что, рисуя чей-нибудь портрет, забыть нарисовать нос или только слегка сделать некоторое подобие носа.

Санкт-Петербург - это живой, ни с чем не сравнимый, дух захватывающий, будоражащий, до дрожи в коленках красивейший и до судорог страшный феномен России. Когда я впервые почувствовала ритм этого города, помнится, я произнесла что-то вроде: "Ритм этого города совпадает с ритмом моего сердца". Совпадает или нет, для меня теперь неважно, но я убеждена, что срослась с ним, и Он во мне.

Он - не Европа. Он не Россия. Я бы сказал, что он - будущая Россия; это город, который должен ангажировать будущее, он должен наметить, он должен показать идеал.
Читать полностью
Оглавление