Книга или автор
4,3
114 читателей оценили
350 печ. страниц
2014 год
16+
1

Глава 2

Данри недолго оставался в одиночестве. Дверь тихонько скрипнула, прервав его размышления, и в гостиную вошли двое. Давешний нервный распорядитель Мерроно и плывущая в облаке духов, шелков и кружев пышнотелая особа средних лет. Кинаро выпрямился и напрягся, не зная, стоит ли вставать, или посетители ниже его по положению и можно не дёргаться. Мерроно застыл у двери, уставившись в пространство перед собой, и только время от времени сжимая пальцы. Женщина спокойно присела рядом с Данри, доброжелательно разглядывая юношу.

– Я Бринэтт Тонбрани, – приятным грудным голосом сказала она, – первая статс-дама её величества. А вы?..

– Данри Кинаро, – представился он, ощущение скованности никак не желало проходить.

В отсутствии Джоргара парень чувствовал себя ещё более неотёсанным и неуклюжим и оттого очень боялся сделать или сказать что-нибудь не то. Как себя дальше вести, кто бы подсказал? Вскочить и поклониться? Кивнуть с достоинством? Покраснеть и провалиться сквозь начищенный до блеска паркет? Данри подавил детский порыв в нерешительности покрутить пуговицу на куртке и осторожно посмотрел на Бринэтт.

– Очень приятно, – дама улыбнулась, тепло и мягко. – Можешь обращаться ко мне просто леди Бринэтт. Поговорим немножко, Данри? Нам предстоит часто видеться, и было бы неплохо получше узнать друг друга.

– А… можно просьбу? – Взяв себя в руки, Кинаро прогнал неприятную робость и стеснение перед придворной дамой королевы и выпрямил спину. Хорошо хоть, голос не дрожал.

– Конечно, можно, – легко согласилась леди. – Что за просьба?

– Я бы хотел пообедать, – пояснил Данри. – Завтрак был давно, а мне бы не хотелось смущать вас бурчанием голодного желудка в процессе разговора.

Леди Тонбрани деликатно спрятала улыбку за разложенным веером и кивнула.

– Мерроно, распорядись, пожалуйста, чтобы принесли обед для господина Данри. – Она повернулась к стоявшему у двери мужчине.

– Да, миледи. – Распорядитель поклонился и вышел.

«Господин Данри» остался наедине с первой статс-дамой.

– Ты бывал раньше во дворце, мальчик? – спросила леди Бринэтт, доброжелательно разглядывая собеседника, и в её глазах светился искренний интерес.

– Только на дне рождения королевы, – ответил Кинаро, немного расслабившись. – Раз в год.

Леди вздохнула и покачала головой.

– Ладно, герцогу виднее, – пробормотала она и продолжила: – Я немного расскажу о твоём положении, Данри, чтобы ты не попадал в щекотливые ситуации. – Бринэтт испытующе посмотрела на парня. – С одной стороны, фаворит ближе всех к королеве, и кроме неё, ему никто не имеет права указывать. С другой… Все знают, для чего ты здесь, Данри. Тебя будут пытаться задеть, оскорбить, пробовать на прочность, – леди Тонбрани сделала паузу. – Возможно, завоевать доверие, чтобы через тебя повлиять на Эрмеару. Во дворце все носят маски, мальчик мой, и за дружелюбной улыбкой может скрываться ненависть, а за восхищением – зависть. В лицо тебе улыбаются и льстят, а за спиной охаивают и мечтают отравить при первом удобном случае. – Кинаро вздрогнул от этих слов, вдоль спины пробежала волна ледяной дрожи. – Но твоя главная задача – не просто ублажать её величество. Стань ей другом, Данри, – глаза Бринэтт заблестели, а голос понизился до шёпота. – В Эрмеаре все видят или политическую фигуру, или, наоборот, девчонку, находящуюся не на своём месте. Ей одиноко, понимаешь?

Кинаро кивнул, озадаченный услышанным.

– А если я ей не понравлюсь? – так же тихо спросил он. К нему опять вернулось волнение и неуверенность в себе. Да кто он такой, чтобы понравиться королеве?! Ни знатности, ни манер… не говоря уж об ореоле мужественности и надёжности. Как он станет ей другом и единомышленником, если ничего не смыслит не то, что в дворцовых интригах, но даже и просто в дворцовом этикете?

Леди Тонбрани, словно почувствовав сомнения собеседника, коснулась его подбородка пальцем, приподняла голову и заставила смотреть в глаза.

– Она младше тебя всего на пять лет, Данри, – на полных губах снова расцвела мягкая улыбка, а в глубине глаз мелькнул озорной огонёк. – Если не будешь с ней сюсюкать, как с маленькой, сможешь найти много общего.

Кинаро не удержался и насмешливо фыркнул, отвернув голову.

– А герцог говорил, чтобы я не лез к ней в душу, – вполголоса обронил он.

Улыбка Бринэтт стала лукавой.

– Лорд Асор не будет держать вам свечку, мальчик мой, а уж поступки и чувства Эрмеары ему не подвластны и подавно. Как у вас всё сложится, зависит только от тебя и от неё.

Разговор ненадолго прервался – появился распорядитель и служанка с большим подносом. Расставив тарелки на столе, она молча удалилась, а Мерроно застыл на посту у двери. Данри приступил к обеду, поглядывая на Бринэтт и ожидая новых напутствий. И, кстати, говоря о последних, стоит ли верить словам этой милой, по-матерински заботливой женщины? Не придётся ли именно на её опыте убедиться в коварстве королевского двора? С чего бы этой высокородной леди так заботиться о никчёмном мальчишке из мелкой знати?

– Ты не отталкивай её, ладно? – леди Тонбрани переплела пальцы, не подозревая о мыслях собеседника. – Просто помни, что именно от тебя зависит, какое настоящее положение ты займёшь при дворе. – Женщина неотрывно смотрела на Данри, а тот под этим взглядом стремительно терял аппетит.

У него сложилось впечатление, что леди Бринэтт уговаривала будущего фаворита быть помягче с королевой. Ну, это понятно, грубить Эрмеаре Данри в любом случае не собирался, но и лезть из кожи вон, чтобы завоевать её внимание, – тоже… К чему подобные разговоры, непонятно.

– Я постараюсь, – нейтрально ответил он, прожевав, наконец, кусок нежного мяса, тушённого в каком-то пряном соусе.

– Вот и хорошо. – Статс-дама заметно повеселела. – Какие у тебя планы на оставшийся день?

– Со мной портной хотел встретиться снова, а потом… не знаю. – Данри дёрнул плечами, скользнув взглядом по часам на стене – время близилось к пяти вечера.

– Тогда сделаем так, я пойду, проверю, приготовили ли тебе комнаты, а ты пока с Танье пообщаешься. После я вернусь, и мы решим, что и как. – Бринэтт встала.

– У меня будут отдельные комнаты? – удивился Данри и тоже поднялся.

– Конечно. – Статс-дама поплыла к двери, но на половине пути остановилась. – Королеве ведь иногда захочется поспать и одной. – Леди подмигнула, отчего Кинаро слегка смутился.

Ему хватило сообразительности догадаться, что имела в виду Бринэтт.

– Его светлость говорил, тут библиотека хорошая, – поспешно произнёс Данри, желая сменить тему беседы. – Может, после примерки я там подожду вечера?

– Хорошая идея, – одобрила леди. – Мерроно, проводи господина Кинаро к книгам, когда он освободится.

– Да, миледи. – Распорядитель склонил голову.

Бринэтт вышла, а через несколько минут двери снова распахнулись – это вернулся портной с помощниками, который осторожно нёс опасно покачивающуюся пирамиду свёртков. Сглотнув, Данри подавил в себе острое желание выругаться. Он мужественно дотерпел примерку до конца и ни разу не поморщился, пока его бесцеремонно крутили, заставляя поворачиваться то так, то эдак. По мнению будущего фаворита, той одежды, что собирался пошить на него Танье Хардельм, могло хватить на десяток любовников, обладавших греховной слабостью к тряпкам. Столько рубашек, штанов, безрукавок, курток он не видел даже в торговых лавках. Хорошо хоть, все они не отличались вычурностью и пышностью. Выглядеть разряженным в шелка и бархат шутом Данри не хотелось. Закончив снимать мерки, придворный портной величаво поклонился и сказал, что гардероб доставят в апартаменты господина Кинаро. Только после этого в сопровождении молчаливого Мерроно фаворит её величества проследовал в библиотеку.

Они недолго поплутали по коридорам и комнатам, распорядитель с вежливым поклоном распахнул перед Данри одну из дверей и негромко объявил:

– Библиотека, господин Кинаро. Приятного чтения.

Парень переступил порог огромной залы и замер, заворожённо оглядываясь. Три полукруглые ниши по периметру в стенах занимали полки, доверху заставленные книгами. В четвёртой располагался камин, около него глубокое кресло, подставка для ног и низкий столик. На столике поверх пухлого томика с надписью «Справочник по книгам» блестел медью большой колокольчик для вызова прислуги. Заинтересовавшись, молодой человек открыл книгу, пробежал глазами пару страниц. Данри помнил рекомендацию Джоргара посмотреть литературу по теме в библиотеке и решил не игнорировать этот дельный, в общем-то, совет.

Пикантный раздел находился ближе к потолку, и пришлось воспользоваться длинной стремянкой. Поднявшись, Данри не глядя вытянул за корешок первую же книжку и устроился в кресле. Книжка оказалась сборником откровенных рассказов о похождениях некоего дамского угодника, с подробными описаниями побед главного героя, и в некоторых местах даже Кинаро краснел и пробегал текст по диагонали. Если тут вся литература такая, лучше найти другой способ пополнить знания. Книжка скоро надоела, юноша небрежно бросил её на стол и встал, потянувшись и разминая затёкшие мышцы.

Дома, когда жизнь ещё была понятной и простой, он редко наведывался в отцовскую библиотеку, ну разве только во время уроков. Чтением нерадивый отпрыск не самого знатного дворянского рода не увлекался и страстным поклонником книг не был. Сейчас же, оказавшись в этом зале с приятным, еле уловимым запахом кожи и воска, фаворит государыни вдруг задумался, а как будет он выглядеть рядом с королевой? Ведь придётся присутствовать на приёмах, прогулках, говорить о чём-то, в конце концов. Неожиданно стало неловко за собственную неотёсанность. Да, он умел очаровывать девушек и ловко заговаривать им зубы, особенно в таверне и за кувшином вина. Но здесь не кабак, а королева – не очередная хорошенькая булочница с соседней улицы. Правильно сказали Джоргар и первая статс-дама, придётся учиться жить в новой обстановке, и не только этой самой обстановке соответствовать, но и понимать ее. Тем более свободного времени в его распоряжении уйма.

Кинаро обвёл взглядом бесчисленные полки, по губам скользнула задумчивая улыбка. Когда-нибудь он освободится. Год, два. Три… Потом любовник наскучит королеве и… какая жизнь его ждёт? Вряд ли после ложа государыни захочется соблазнять глупеньких простолюдинок или проводить вечера в дешёвых тавернах… Кивнув собственным мыслям, Данри вернулся в кресло и углубился в изучение «Справочника», пока просто просматривая разделы библиотеки. Дальше стоило подумать, с каких книг начинать самообразование…

Во дворце у юного выскочки друзей нет. И возможно, не появится. Хотя называться таковыми наверняка попытаются многие. Но легковерие, как Данри уже понял, в этом мире интриг и тайн – непростительный недостаток, иногда даже смертельный. Не обманут только книги. А уж их в своё время писали далеко не глупые люди. Вон, есть трактат Эйла Маури «Власть». С него, пожалуй, и надо начать подготовку к сложной придворной жизни. Не зря же Маури процарствовал более сорока лет, наверное, знал, о чём писал. Кстати, в книге есть занимательный раздел «Яды и отравления», неплохо бы его изучить подробнее. Авось не окажется лишним.

Когда за окном стемнело, а часы мелодично прозвонили семь вечера, дверь в библиотеку открылась, и в залу заглянула леди Бринэтт.

– Не заскучал тут? – ласково спросила она.

– Н-нет, – Данри поспешно закрыл книгу и положил на столик. – Что, уже пора? – сердце ёкнуло, и внезапно очень захотелось пить.

– Твои покои готовы, и ужин накрыт, – кивнула леди Тонбрани. – Одежду тоже принесли. Идём.

Она поманила его за собой.

– Мы… вместе будем ужинать? – пробормотал Кинаро, повинуясь приглашающему жесту леди Бринетт.

– Сегодня нет, – к тайному облегчению фаворита сказала она. – Дальше, как Эрмеара захочет, а сейчас ей подготовиться надо. – Статс-дама оглянулась. – Привести себя в порядок после трудного дня.

– Леди Бринэтт. – Данри замялся, не зная, как лучше озвучить деликатный вопрос. – Простите… а… её величество… хоть что-то знает об отношениях между мужчиной и женщиной? – выдавил он с запинками, скомкав кружево на манжете и мучительно покраснев.

На такие темы Кинаро только с отцом в своё время разговаривал, а тут, мало того что о королеве речь идёт, так ещё и с её статс-дамой это обсуждать приходится!

– В подробностях я не рассказывала. – Бринэтт явно испытывала не меньшее смущение. – Поэтому… будь аккуратнее с Эрмеарой, хорошо?

– Я постараюсь, – натужно выговорил Данри и сменил тему разговора на более безопасную. – Леди Бринэтт, скажите, а есть какой-нибудь план дворца? Или хотя бы его жилой части?

– Ты можешь просто позвать Мерроно и попросить проводить, куда тебе нужно, пока не освоишься здесь, – посоветовала статс-дама, тоже довольная тем, что Данри не стал любопытствовать дальше. – А возможно, Эрмеара вообще выделит в твоё распоряжение охранника.

– Это ещё зачем? – напрягся Данри. – Мне может угрожать опасность?

– Тебе нельзя носить оружие, мальчик мой. – Бринэтт с сочувствием посмотрела на него. – Поскольку ты ближе всех к королеве. А при дворе могут найтись недовольные тем, что Эрмеаре нашли фаворита. Всякое может случиться.

Данри сдержал тихое ругательство. Он как-то не задумывался раньше, что положение фаворита может оказаться смертельно опасным… Дальше они шли в молчании, и парень задумался о предстоящей ночи. Снова вернулась нервозность, он забеспокоился, а понравится ли ему самому Эрмеара, ведь последний раз Данри видел королеву год назад, издалека, и она показалась ему сущей девчонкой. Ну да, ей тогда исполнилось четырнадцать… Ох, а говорить с ней как?! Почтительно или на равных? В первом случае Данри просто не представлял, как вообще сможет обнять Эрмеару, во втором… А вдруг ей самой не захочется снисходить до какого-то дворянина средней руки? Ведь, в отличие от предыдущих фаворитов, королева его не выбирала.

Пока Кинаро пребывал в тревожных размышлениях, леди Бриннет провела его в жилую часть дворца, вход в которую охраняла стража. Миновав широкие двери, застывших гвардейцев и несколько роскошных залов, статс-дама и её всё сильнее робеющий спутник вышли в коридор. Здесь Бринэтт остановилась перед высокой дверью, украшенной позолоченной резьбой и накладками из перламутра.

– Ну, проходи. – Леди нажала на изогнутую ручку и пропустила юношу вперёд. – Это твои покои.

Он вышел на середину большой гостиной и замер в восхищении. Огромное – до пола – окно открывало вид на дворцовый парк. Просторные высокие двери вели на широкий, заставленный цветами балкон, жарко пылал камин, а два уютных кресла возле него и изысканно сервированный столик так и манили к отдыху. Следующей комнатой оказалась спальня. Заглянув туда, Кинаро узрел ну очень широкую кровать с резной спинкой, столбиками и тяжёлым бархатным балдахином, прикроватный столик рядом и ещё две почти незаметные двери.

– Ванная и гардеробная, – пояснила подошедшая Бринэтт. – А ещё… – Она подошла к стене рядом с кроватью и внимательно посмотрела на Данри. Стена, обтянутая шёлком, ничем не отличалась от остальных трёх – такой же узор, такая же отделка чёрным деревом у самого пола – изящная деревянная вязь со вставками до блеска начищенной медной чеканки, но… Носком туфельки статс-дама с усилием нажала на одну из завитушек, и часть стены бесшумно повернулась, открыв узкий ход с круто уходящими вниз ступеньками. – Это коридор в спальню Эрмеары, если по какой-то причине она не захочет, чтобы твои приходы или уходы стали достоянием слуг или… кого-то ещё. Ну, или… – Губы леди Тонбрани дрогнули в тонкой усмешке, – если королева сама пожелает прийти к тебе. Впрочем, об этом говорить пока рано. Твой ужин вот-вот остынет, Данри. Отдыхай. Я приду за тобой чуть позже.

И она снова надавила на ту же самую завитушку. Дверь бесшумно закрылась. Данри вдруг стало страшно. Он только сейчас, наконец, понял, в какую опасную игру ввязался, и впервые пожалел о том, что время нельзя повернуть вспять.

Бринэтт вышла, оставив фаворита одного. Он заглянул в гардеробную, убедился, что та уже завешена одеждой, оценил размеры ванной комнаты, украшенной мозаикой, и устроился в гостиной. Здесь ему собрали ужин, а после одинокой трапезы настала пора готовиться к встрече с Эрмеарой.

Впервые Данри оказался в растерянности и даже отчасти начал понимать женщин, которые, как известно, постоянно задаются только одним вопросом: «Что надеть?» Явиться в халате – слишком развязно. В нынешней одежде – слишком долго раздеваться. Хм. А может?..

Юноша скинул куртку и безрукавку и остался только в рубашке и штанах. Глянув на себя в круглое зеркало, довольно кивнул: самое оно. По-домашнему, но не слишком вольно. Расстегнул несколько пуговиц, открыв шею (не для красоты, а потому что воздуха и впрямь не хватало), и тут взгляд упал на висок. Совсем забыл про знак! Осторожно отклеив повязку, фаворит принялся с интересом разглядывать татуировку.

Выполненная золотой и серебряной краской, она смотрелась, как замысловатое переплетение нитей, отдалённо напоминавшее женский профиль. Данри коснулся пальцами знака, провёл по рисунку – ничего, ни выпуклостей, ни бороздок. Вроде просто нарисовано, но стереть невозможно. Линии навсегда втравились в кожу, сделав его отличным от остальных. Особенным. Игрушкой королевы… В дверь постучали, Кинаро вздрогнул.

– Данри? – голос Бринэтт.

– Я здесь. – Он вышел из спальни. – Пора?

Леди молча кивнула, оглядела его испытующим взглядом и посторонилась, дав пройти. Пока они следовали к апартаментам королевы, юноша кусал губы, изо всех сил стараясь успокоить взбунтовавшиеся нервы. В голову лезли совершенно дурацкие мысли, вроде того, а целоваться-то хотя бы Эрмеара умеет, или этому тоже придётся учить?

1