Книга или автор
Россия в концлагере (сборник)

Россия в концлагере (сборник)

Стандарт
Россия в концлагере (сборник)
4,7
29 читателей оценили
709 печ. страниц
2013 год
16+
Оцените книгу

О книге

Автобиографические очерки выдающегося российского публициста Ивана Лукьяновича Солоневича «Россия в концлагере» – одно из лучших произведений в российской литературе 20 века. Незаслуженно забытое, оно гораздо менее известно в России, чем за ее пределами, и цель настоящего издания – познакомить российского читателя с этой частью культурно-исторического наследия нашей страны.

При подготовке публикации максимально сохранены авторские орфография и пунктуация.

Читайте онлайн полную версию книги «Россия в концлагере (сборник)» автора Ивана Солоневича на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Россия в концлагере (сборник)» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Дата написания: 2005

Год издания: 2013

ISBN (EAN): 5965000316

Объем: 1.3 млн знаков

Купить книгу

  1. romashka_b
    romashka_b
    Оценил книгу

    Скажу вам правду с самого начала - я хочу, чтоб эту книгу прочитало как можно больше людей.
    Поэтому я сейчас очень боюсь оступиться, сделать неверный шаг по болоту отзыва, утонуть в словах и восторгах, но вы, пожалуйста, будьте снисходительны ко мне и к рецензии, вдруг эта книга ждет именно вас?

    Во-первых, это история семьи. Иван, его брат Борис и сын Юрий были очкастыми интеллигентами - Иван журналист с юридическим образованием, Борис - врач, Юрий талантливый студент. При этом все трое, особенно Борис, были чудовищно сильны физически, владели боевыми приёмами и даже выступали как тяжеловесы на спортивных состязаниях. Без этого удивительного семейного сочетания интеллекта и мышц побег из советского концлагеря в 1934 году был бы невозможен.

    Во-вторых, это история страны. Иван Лукьянович - блестящий аналитик, он разворачивает панораму страшной жизни в молодой советской стране и сразу заявляет нам: жизнь в советском концлагере практически ничем не отличается от жизни на воле. Не потому, что в лагере так славно, просто на воле очень паршиво, голодно и кроваво. Благодаря спортивной и журналистской деятельности Солоневич-старший объездил с командировками всю страну и ему есть, что поведать. По мере рассказа он открывает и источники многих современных бед нашей страны - нет никакого сомнения в том, что она до конца еще нескоро оправится, уж слишком сильной была советская травма.

    В-третьих, это крайне неожиданный взгляд на лагерную жизнь. В отличие от большинства лагерной документальной прозы (хотя я не слишком много такой читала), тут главные герои живут в заключении относительно неплохо. Этим они обязаны пониманию, как работает советская лагерная машина, своей силе (урки их не трогали) и невероятной находчивости. При том, что однажды Иван Солоневич даже ел в лагере черную икру, побег всё-таки был жизненной необходимостью.

    В-четвертых, это просто фантастически увлекательная книга. В интернете есть две электронные версии - с ятями и без них, но я сначала нашла только с ятями, с ними и читала. Это было впервые в моей практике, но это совершенно не затруднило процесс, настолько книга изумительно написана. Замечательный русский язык, тонкая ирония, иногда - убийственный сарказм, иногда - болезненные до слез сцены, но никогда нет истеричности, экзальтированности и показательного заламывания рук.
    Одна лишь сцена - “Девочка со льдом” - совершенно раздирает душу, ее кусочек я спрячу под кат, потому что цитата длинная. Вообще в плане цитат это была для меня самая богатая книга, но я добавила около 20 цитат, а хотелось минимум вчетверо больше (но я не люблю длинных цитат, а разбивать чудесные построения автора не хотелось).

    Пожалуйста, прочитайте эту книгу, даже если я вас еще не очень убедила. Даже если она вам не понравится, там есть многое, о чем стоит знать.

    Девочка со льдом

    В жизни каждого человека бывают минуты великого унижения. Такую минуту пережил я, когда, ползая под нарами в поисках какой-нибудь посуды, я сообразил, что эта девочка собирается теплом изголодавшегося своего тела растопить эту полупудовую глыбу замерзшей, отвратительной, свиной, но все же пищи; и что во всем этом скелетике тепла не хватит и на четверть этой глыбы.
    Я очень тяжело ударился головой о какую-то перекладину под нарами и почти оглушенный от удара, отвращения и ярости, выбежал из палатки. Девочка все еще сидела на том же месте, и ее нижняя челюсть дрожала мелкой частой дрожью.
    – Дяденька, не отбирай! – завизжала она.

    Я схватил ее вместе с кастрюлей и потащил в палатку. В голове мелькали какие-то сумасшедшие мысли. Я что-то, помню, говорил, но думаю, что и мои слова пахли сумасшедшим домом. Девочка вырвалась в истерии у меня из рук и бросилась к выходу из палатки. Я поймал ее и посадил на нары. Лихорадочно, дрожащими руками я стал шарить на полках, под нарами. Нашел чьи-то объедки, пол пайка Юриного хлеба и что-то еще. Девочка не ожидала, чтобы я протянул ей все это. Она судорожно схватила огрызок хлеба и стала запихивать себе в рот. По ее грязному личику катились слезы еще не остывшего испуга.

    Я стоял перед нею пришибленный, полный великого отвращения ко всему в мире, в том числе и к самому себе. Как это мы, взрослые люди России, тридцать миллионов взрослых мужчин, могли допустить до этого детей нашей страны? Как это мы не додрались до конца? Мы, русские интеллигенты, зная, чем была великая французская революция, могли мы себе представить, чем будет столь же великая революция у нас… Как это мы не додрались? Как это мы все, все поголовно не взялись за винтовки? В какой-то очень короткий миг вся проблема гражданской войны и революции осветилась с беспощадной яркостью. Что помещики? Что капиталисты? Что профессора? Помещики – в Лондоне. Капиталисты – в наркомторге. Профессора – в академии. Без вилл и автомобилей, но живут. А вот все эти безымянные мальчики и девочки? О них мы должны были помнить прежде всего, ибо они – будущее нашей страны. А вот, не вспомнили. И вот на костях этого маленького скелетика, миллионов таких скелетиков, будет строиться социалистический рай. Вспомнился карамазовский вопрос о билете в жизнь. Нет, ежели бы им и удалось построить этот рай, на этих скелетиках, я такого рая не хочу. Вспомнилась и фотография Ленина в позе Христа, окруженного детьми: «Не мешайте детям приходить ко мне». Какая подлость! Какая лицемерная подлость!

    И вот, много вещей видал я на советских просторах; вещей, намного хуже этой девочки с кастрюлей льда. И многое как-то уже забывается. А девочка не забудется никогда. Она для меня стала каким-то символом того, что сделалось с Россией.

  2. Celine
    Celine
    Оценил книгу

    Эта книга давно болталась у меня в ридере, а наткнулась я на нее довольно давно на форуме где тусовались умеренные сталинисты и любители "сильной руки" и "наводителя порядка", а эта книга упоминалась как пример, что "не-было-в-ссср-никаких-необоснованных-репрессий-а-сажали-исключительно-за-дело".
    За какое же "обоснованное" дело посадили Ивана Солоневича (а так же его сына и брата)?. А вот просто им не нравился существующий строй и они решили покинуть социалистический рай СССР. Несколько попыток побега срывались из-за глупого стечения обстоятельств, и вот, после очередной сорвавшейся попытки их арестовывают и отправляют на Соловки. Маховик репрессий (дело происходило в начале 30-х) еще не набрал полную мощь, поэтому Солоневич с братом и сыном отделываются сравнительно легко, "всего" несколько лет лагерей (году эдак в 1937 их бы безоговорочно расстреляли).
    Вообще, хочу сказать, что история Ивана Солоневича - это просто потрясающая фактура для книги или экранизации (жаль даже, что я не режиссер), то, что выпало на долю советским узникам и не снилось Александру Дюма со своим графом Монте-Кристо, он бы рыдал и подушку грыз бы от зависти. Ивану, его сыну Юрию и брату Борису удалось совершить невозможное - они втроем умудрились организовать побег из Соловков, а точнее 2 побега (Иван с сыном и Борис бежали с разницей в несколько дней), и оба побега завершились удачно, беглецам удалось обмануть преследователей и перейти через финскую границу. Счастливое завершение истории - это результат невероятного сочетания удачи, тщательной подготовки, интеллекта, физической выносливости, трезвого расчета и силы воли.
    У Ивана Солоневича на момент попадания в нежные объятия ГУЛАГа было неоспоримое, если так можно сказать, преимущество перед большинством других узников - понимание, ЧТО на самом деле представляла собой жизнь в СССР (он много путешествовал по стране), и полное отсутствие иллюзий по поводу своих перспектив в заключении (вроде тех иллюзий, которыми тешились многие, что "это ошибка", "ТАМ разберутся и отпустят", "искуплю трудом на благо государства и меня отпустят". Солоневич неоднократно упоминал в книге, что по сути, жизнь на воле и жизнь в лагере не сильно отличались, просто у тех, кто (пока еще) был на воле зона лагеря была побольше.

    Границы между лагерем и волей стираются все больше и больше. В лагере идет процесс относительного раскрепощения лагерников; на воле идет процесс абсолютного закрепощения масс. Лагерь вовсе не является изнанкой, некоим Unterwelt’ом от воли, а просто отдельным и даже не очень своеобразным куском советской жизни. Если мы представим себе лагерь несколько менее голодный, лучше одетый и менее интенсивно расстреливаемый, чем сейчас, то это и будет куском будущей России, при условии ее дальнейшей «мирной эволюции». Я беру слово «мирная» в кавычки, ибо этот худой мир намного хуже основательной войны… А сегодняшняя Россия пока очень немногим лучше сегодняшнего концлагеря.

    Повторюсь, что Ивану и его брату и сыну невероятно повезло (использую это слово, так как не нашла более уместного). Все трое попали в один и тот же лагерь, причем ББК сравнительно недалеко от финской границы. Все трое только попав в лагерь поняли свою удачу и немедленно стали готовить новый побег, понимая, что в другом месте заключения (скажем, на Колыме) попытка побега практически обречена на неудачу, там и бежать некуда.
    Именно поэтому, они всеми правдами и неправдами стремятся "отмазаться" от этапа на БАМ, там и бежать некуда, да и вообще не факт, что доедешь туда живым.
    Помимо крайне интересной истории подготовки и осуществления побега (при желании, можно расценивать эту историю как просто приключенческую) книга крайне ценна размышлениями автора о жизни государства, замыслившего построить социалистический рай на всей земле, и в итоге устроившей ад для своих собственных граждан на свое собственной земле.
    Много еще хочется написать об этой книге (ее можно бесконечно растаскивать на цитаты), и подпишусь под словами из этой рецензии, что эта книга из тех

    Когда хочется брать каждого человека за пуговицу и теребить, не отпускать, пока не прочитает и не обсудит с тобой.

    Читать. Всем. Обязательно.

  3. Ptica_Alkonost
    Ptica_Alkonost
    Оценил книгу

    А судьи кто? Несомненно, книга интересная, и написанная подкупающе достоверно. Но, как говорил наш преподаватель истории, всегда задавайте вопросы. Но отчего при стольких недомолвках и нелогичностях многие полностью доверяют всему сказанному тут? Отчего книга подала стилистически и содержательно именно так, как ожидают потирающие ручки в поисках компромата "загнивающие капиталисты"? Не для коммерческого ли успеха или еще каких благодарностей такой перекос? Очень сложно оценивать с единой позиции историю недавнего периода, ведь истина-то рядом, это мы скачем вокруг нее, меняя точки зрения. Но это психологически красиво поданное обеление своей троицы, что хорошо просматривается в сравнении с буквально каждым другим персонажем, - вот оно мне очень не понравилось. Все мы себя в хорошем свете видим, но иногда это зашкаливает. Для тех, за занавесом -отличная книга доказательств лозунгов и деклараций. Для людей с этой стороны - как-то слишком отсутствуют полутона.
    Жизненный опыт. Каждый подходит к книге со своим опытом, да. Копание в родословной принесло в свое время два печальных факта: один родич, ушедший с белыми в Югославию в 20-х, на свою голову "заболел ностальгией" и поверил обещаниям родины, вернулся в 1937-м, и тут же был взят в оборот, с прискорбным вердиктом "расстрел". Да, в 90-е по запросу из архива выслали материалы того дела- читать и плакать. Но ведь есть, было дело, документы. И второй - по законам военного времени, одного плененного предка, после освобождения аж до 50-го года продержали в местах не столь отдаленных. Но этот казалось бы обиженный на всю жизнь человек не бросался на амбразуру по теме репрессантов... Так что не нужно всех под одну гребенку.
    Как много зависит от пера. Талант автора, развитый образованием на бывшей и окаянной родине дал неплохие результаты, не правда ли? Очень хорошо прописанная интонация, прекрасно сбалансированные образы, переходы от описания одного случая к следующей ситуации (с меткими отступлениями, подтверждающими общий тезис книги), написанное не тяжелым слогом, все это читается легко и быстро, и вот мы уже миновав тяжкое время осуждения, мчимся с троицей к местам пребывания, а вот - видим их дальнейшие передвижения и поступки. И безалаберность, помешанная на чинопочитании, догмах власти и слепых управленческих решений, а также совершенном неприятии того факта, что вокруг живые люди, очень хорошо прописана. Настойчиво вызываемые образы вызывают внутреннее неприятие, но тем не менее читается все быстро и легко. В общем не люблю агитку, с какой бы стороны она не звучала, с советской или антисоветской... Не понравились огульные обвинения и некоторые пассажи ( ну например о ситуации с беспризорниками). Но чтение при этом затягивало, временами прямо интерес не ослабевал, однако как начнешь анализировать цель такой подачи материала, так и пропадает интерес, а там и замечаешь однообразие картинок не смотря на смену декораций... А в целом автор пишет со своей, вполне понятной точки зрения, и его настроения и обличительные интонации (не агрессивные, но очень упорные) оправданы. Моя рецензия носит тот же субъективный характер и является моим, сугубо частным мнением.

  1. Я на мгновение попытался представить себе психологию и переживания Андрея Ивановича. Ну вот мы с Юрой – тоже в лагере. Но у нас все это так просто: мы просто в плену у обезьян207. А Андрей Иванович? Разве, сидя в тюрьмах царского режима и плетя паутину будущей революции, – разве о такой жизни мечтал он для человечества и для себя? Разве для этого шел он в ученики Ленину?
    13 августа 2018
  2. Все они, от Сталина до Стародубцева, акклиматизировались в той специфической атмосфере большевицкого строя, которая создана ими самими и вне которой им никакого житья нет. Все это – профессионалы советского управления. Если вы ликвидируете это управление, всем им делать в мире будет решительно нечего. Что будут делать все эти чекисты, хлебозаготовители, сексоты, кооператоры, председатели завкомов, секретари партячеек, раскулачиватели, политруки, директора, выдвиженцы, активисты и прочие – имя же им легион? Ведь их миллионы!
    27 июля 2018
  3. Не люблю я, грешный человек, всех этих культур местечкового масштаба, всех этих попыток разодрать общерусскую культуру – какая она ни на есть – в клочки всяких кисло-капустянских сепаратизмов.
    26 июля 2018