Книга или автор
3,5
17 читателей оценили
175 печ. страниц
2015 год
16+







Глядя ему в след, я ещё несколько минут стояла в кустах, тщетно пытаясь успокоиться и навести порядок в мыслях. Так, Лена – это, скорее всего, его племянница. Но почему он решил, что я за ними слежу – из-за той случайной встречи в кафе? Это же смешно! Впрочем, находясь в такой ситуации, он, наверное, мог быть излишне подозрителен. Понемногу я успокоилась и поняла, что не слишком сержусь на Максима Сергеевича. Что-то было ещё более странное в его словах… а, он сказал, что я кого-то ему напомнила. У меня вдруг неприятно засосало под ложечкой.

Остаток дня прошёл без происшествий. Я сидела в своей комнате, чувствуя сильное нежелание её покидать. Похоже, боялась ещё раз встретиться с Максимом Сергеевичем, трусиха… Выйти на ужин всё же пришлось. Да и Светка не понимала, что со мной происходит, а я не могла ничего объяснить, что объяснять – одни эмоции и ощущения.

Испытав облегчение от отсутствия в ресторане хозяина нашей гостиницы, я согласилась немного прогуляться перед сном. Но как только мы вышли на улицу, сразу увидела его. Он общался с девушкой-администратором, заметил нас, прервал разговор и подошёл ближе.

Я сжалась, очень не хотелось сцен в присутствии посторонних людей. Должно быть, ему тоже этого не хотелось, он вполне вежливо отозвал меня в сторону. И выглядел пусть усталым и небритым, но совсем не злым.

– Я решил извиниться перед вами. Проверил ваши данные – вы действительно не имеете к нам отношения. Так что ещё раз прошу меня простить.

Я даже не возмутилась, будто такая проверка была обычным делом. Больше удивили его извинения, не похож он был на человека, который извиняется, даже если не прав. Впрочем, что я о нём знала? Кивнув, не удержалась и спросила:

– Лену нашли?

Он покачал головой.

– Пока нет. Её ищет и полиция, и мои люди. У нас слишком сложная ситуация…

Максим Сергеевич хотел ещё что-то добавить, вдруг его взгляд снова стал колючим, не прощаясь, он развернулся и ушёл. «Ну вот, кажется, инцидент исчерпан», – подумала я, совсем не испытывая облегчения. Неведение – большая сила. В тот момент я тоже была абсолютно уверена, что не имею к ним никакого отношения.

Следующие два дня прошли в той же атмосфере. От девушки-администратора мы знали, что Лену ещё не нашли. Её дядю-опекуна я иногда видела то в одиночестве, то с полицией, то с крепкими мужчинами в тёмных костюмах. Вид у него был всё такой же усталый и хмурый, на меня он больше не обращал внимания.

А я не могла спокойно отдыхать, беспокойство за девочку не отпускало, мысли постоянно возвращались к ней. Понимая, что пока она не найдётся, мне не удастся отвлечься, я решила принять участие в поисках Лены. Заметила на территории Максима Сергеевича, с трудом преодолев неловкость, подошла и предложила свою помощь. Он не принял её, просто заявил, что в этом не нуждается. И даже не попытался облечь свой отказ в вежливую форму:

– Вряд ли от вас будет какая-то польза. Лену ищут те, кто это умеет делать, не стоит им мешать. И вообще, не беспокойтесь о нас. Вы приехали сюда на отдых – вот и отдыхайте.

***

В тот день я решила ненадолго съездить в город повидать родителей. Светка осталась в гостинице, ей лень было в такую жару тащиться в электричке. Вот и я, сидя на раскалённой платформе, с грустью вспоминала наш прохладный балкон, защищённый от солнца тенью высоких деревьев. Рядом со мной, на скамейке, местные девочки-подростки обсуждали свои нехитрые радости.

– Класс, вот повезло! Смотри, какой он офигенный, почти новый. И всего за двести рублей! Цвет прямо под мою новую футболку, – одна из девочек вертела в руках розовый рюкзачок.

Я замерла, изобразив скучающий вид, повернула голову и бросила короткий взгляд на злосчастный рюкзак. Мысли вихрем проносились в голове. Чёрт, я, конечно же, не помню, как выглядел тот, только цвет. Он это или не он? И что теперь делать? Куда бежать, за кем следить? Нет, пока я схожу за полицией, они уйдут. Да и что я скажу, вдруг девчонки купили эту вещь в магазине? Надо попробовать хоть что-то узнать.

Я посмотрела прямо на девочек.

– Ух ты, какой классный! Моя племянница о таком мечтает. Это где-то здесь продаётся? Не подскажете, где? У меня как раз есть время до электрички – порадую племянницу.

Девчонки переглянулись, я продолжала смотреть на них с лёгкой улыбкой, пытаясь не показать свою жгучую заинтересованность. Наконец, одна из них заговорила:

– Да нет, я его с рук купила. Тут на рынке, у станции, – она кивнула головой в сторону небольших торговых рядов слева от платформы.

– А как выглядит продавец? Может, у него ещё такие есть? – я старалась, чтобы мой голос звучал просительно, а не настойчиво, только бы их не отпугнуть.

– Девочка одна продавала. Но у неё больше нет, мы узнавали. И она ушла сразу.

– А куда ушла? – спросила я, уже ни на что не надеясь. Как ни странно, они ответили:

– Вон туда, к складам, – и показали в сторону, противоположную посёлку и станции.

Подъехала электричка, девчонки быстро запрыгнули внутрь, а я осталась. Сама себе удивляясь, отправилась не в полицию, а на рынок, узнавать насчёт складов. Несмотря ни на что, я чувствовала, что делаю всё правильно. Представляю, чего бы я наслушалась, если бы в полиции узнали, чем я занимаюсь. Про Максима Сергеевича и его реакцию думать совсем не хотелось.

На рынке я выбрала самую безобидную на вид продавщицу и подошла к ней, заранее приняв жалобный вид.

– Здравствуйте. Помогите, пожалуйста! Меня отправили на встречу по поводу работы. Сказали – на этой станции, у складов, а где это – плохо объяснили. Подскажите, как их найти?

– Это каких складов? Бывших совхозных? Так там, вроде, никто не работает, они же полуразрушены. Там одни беспризорники прячутся! – продавщица смотрела на меня с подозрением. Кажется, я ошиблась, пришлось прикидываться обманутой невинностью.

– А где эти бывшие совхозные находятся? Может, там кто-то всё же работает? А здесь ещё какие-нибудь склады есть? Неужели опять обманули? Да что ж мне так не везёт?

Видимо, невезение было женщине знакомо. Она покачала головой и даже посочувствовала:

– Других нет. Только эти – вон там, за железнодорожным переходом, налево от развилки. А вы с названием станции не ошиблись?

Пожав плечами, я снова побрела к платформе, чтобы женщина ничего плохого не заподозрила. Обошла её с другой стороны, дошагала до перехода и свернула налево, на пыльную узкую дорогу. Минут через десять увидела вдали невысокие постройки, перед которыми стояла большая машина. Похоже, женщина была не права, и эти склады вполне обитаемы.

Подойдя достаточно близко, чтобы разглядеть автомобиль, я почувствовала тревогу. Я уже видела эту машину сегодня утром в доме отдыха, именно на таком джипе приехали крепкие парни в костюмах – знакомые Максима Сергеевича. Хорошо, что рядом с дорогой были густые заросли – через минуту я уже стояла там, прикидывая, как незаметно подобраться поближе. Странно, но моё поведение в тот момент мне совсем не казалось абсурдным.

Пока я раздумывала, что предпринять, сбоку раздался хруст веток и шум от продирающихся сквозь кусты людей. Я оглянулась – на небольшой поляне мелькнули силуэты нескольких детей, у девочки, бегущей в конце, были длинные светлые волосы! Я бросилась следом, благо держались они не рядом, а на расстоянии друг от друга, и шум от меня вполне могли принять за шум от своих. Вдруг девочка ойкнула и осела на землю. Остальные не обратили на это никакого внимания и продолжили бегство.

***

Лена, а это была, несомненно, она – из кустов я её хорошо видела – отчётливо всхлипывала и ругалась:

– Вот гады, удрали! А врали как. Мы всегда помогаем друг другу, один за всех! А я им ещё жрачку покупала. Вот гады, гады! Чёрт, как больно!

Теперь я могла выйти из укрытия, ускользнуть она всё равно не сможет, да и некуда – похоже, её временное пристанище накрылось. Судя по всему, никто её из дома отдыха не похищал, сбежала она сама, добровольно. Интересно, из-за чего? Может, из-за своего дяди? Сейчас, когда беспокойство за девочку отступило, меня мучило любопытство.

Медленно и осторожно, чтобы не сильно испугать ребёнка, я вышла из кустов. Она всё равно испугалась, вскочила, но тут же охнула и села обратно.

– Тихо, тихо, не бойся. Я из дома отдыха, ищу тебя, там все о тебе переживают, – я старалась, и мой голос звучал спокойно. – Ты, наверное, меня видела. Я сидела в ресторане недалеко от тебя и твоего дяди – Максима Сергеевича.

Услышав это имя, Лена тут же скривилась, до меня долетело сказанное сквозь зубы ругательство. Видимо, я оказалась права, мысль о возвращении к дяде не очень ей нравилась.

До сих пор у меня не было возможности внимательно разглядеть девочку. Сейчас, изучая её, я испытывала странное двойственное ощущение: с одной стороны абсолютную уверенность, что никогда раньше, до первой нашей встречи в кафе, я её не видела, с другой – это лицо вопреки всему не казалось мне чужим. Девочка, в ответ, рассматривала меня. Её взгляд заинтриговал, сначала в нём было безразличие, потом озадаченность, а дальше она резко отвела глаза и нахмурилась, как будто мой вид вызывал у неё неприятные чувства. Странно, с чего бы это?

Время шло, надо было на что-то решаться.

– Ну что, будем выбираться? Давай помогу тебе подняться и идти. Твой дядя уже с ума сошёл от беспокойства.

– Никакой он мне не дядя! Он мне вообще никто. Я к нему не пойду!

– Ты же приехала сюда с ним, кто он тебе тогда? Он тебя не заставлял? – я насторожилась.

– Нет. Он мой опекун. Вернее, пока ещё нет, но собирается. Так мама хотела… А вам какое дело?

Я заметила, что она старается на меня не смотреть.

Пока я думала, что предпринять, ситуация разрешилась сама собой. Раздался хруст веток, будто стадо слонов пробиралось сквозь кусты, и на поляну вышли трое мужчин в испачканных листьями и паутиной костюмах. Теперь уже выругалась я, правда про себя.

– Здравствуй, Лена, – спокойно произнёс один из них. Девочка не ответила и вообще ничего не сказала, похоже, поняла, что деваться некуда. Когда стало ясно, что она подвернула ногу, её просто взяли на руки и донесли до машины. Мне не задали ни одного вопроса, вежливо, но настойчиво «пригласили» поехать с ними.

Скорее всего, Максиму Сергеевичу позвонили заранее – он встречал нас у въездных ворот. Наверное, только присутствие полиции не дало ему наброситься на меня с вопросами, но взгляд был красноречивый. Он быстро осмотрел Лену и, убедившись, что на вид, не считая ноги, она особо не пострадала, кивнул держащему её парню:

– Неси в номер, там врач.

Девочка тоже не бросилась ему на шею, она молчала, хмуро глядя в сторону. Вот и вся тёплая встреча после нескольких дней тревог и волнений.

Меня проводили в какое-то помещение, где пришлось поведать о своих приключениях. Всё прошло лучше, чем я ожидала – стражи порядка вполне удовлетворились моим рассказом. Конечно, отругали за то, что ещё на станции не пошла в полицию, но, в целом, ничего особо неприятного, если не считать Максима Сергеевича, который находился здесь же. Мужчина слушал меня молча, не задавал вопросов, но его взгляд явно показывал, что он не верит ни одному моему слову.

Мало мне было проблем с ним, так я своим поведением сделала ещё хуже! Как ни странно, я не жалела, что так поступила – я должна была принять участие в поисках Лены. Интересно, откуда у меня взялось такое ощущение? Лучше не думать об этом – разумных объяснений всё равно не было.