Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Зеленый человек

Зеленый человек
Бесплатно
Добавить в мои книги
141 уже добавили
Оценка читателей
4.25

«Молодой человек в бриджах, с жизнерадостным и энергичным выражением лица играл в гольф сам с собой на поле, которое было расположено параллельно песчаному пляжу и морю, отливавшему серым в вечерних сумерках. Он не просто гонял мячик как попало, а практиковал отдельные удары с сосредоточенной яростью, словно маленький и аккуратный вихрь. Он быстро выучил много игр, но утрачивал интерес к ним немного быстрее, чем усваивал правила. Его губила склонность к замечательным предложениям, благодаря которым человек может научиться играть на скрипке за шесть уроков или приобрести безупречное французское произношение на заочных курсах. Он жил в разреженной атмосфере заманчивой рекламы и радужных надежд. В настоящее время молодой человек был личным секретарем адмирала Майкла Крейвена, владельца большого дома за парком, граничившим с полем для гольфа. Будучи честолюбивым, он не собирался до бесконечности оставаться личным секретарем у кого бы то ни было. Но он был достаточно рассудителен, чтобы знать, что лучший способ избавиться от секретарской работы – быть отличным секретарем. Соответственно, он был очень хорошим секретарем и разбирался с постоянно накапливавшимися завалами корреспонденции адмирала с таким же сосредоточенным усердием, с каким подходил к мячу для гольфа. Сейчас ему приходилось иметь дело только с корреспонденцией, и он был волен поступать по собственному усмотрению, потому что последние полгода адмирал находился в плавании, и, хотя теперь он возвращался домой, его не ждали в ближайшие часы, а возможно, и дни…»

Лучшие рецензии
eva-ava
eva-ava
Оценка:
10

Гилберт Честертон - христианский мыслитель, журналист и писатель - известен широкому кругу читателей в первую очередь как автор детективов. Он был членом и почетным председателем Клуба детективистов (Detection Club), организации английских писателей детективного жанра, созданной в 1920-ых годах и существующей поныне.
Новеллы об отце Брауне по праву считаются классикой английского детектива: преступление в эффектном антураже, загадочные обстоятельства, блестящее решение головоломки. Но Честернон склонен несколько комкать концовку, подать разоблачение на бегу, второпях. Читателю не будет явлен подробный отчет работы серых клеточек или логики дедуктивного метода, но лаконичный итог психологического исследования.

Я не изучаю человека снаружи. Я пытаюсь проникнуть внутрь. Я поселяюсь в нём, я жду, покуда не начну думать его думы, терзаться его страстями и не найду, как он, самого короткого и прямого пути к луже крови.

Отец Браун мыслит иными, нежели миряне, категориями. Его метод раскрытия преступления - это своего рода "духовное упражнение".

Когда я пытался представить себе то душевное состояние, в котором крадут или убивают, я всегда чувствовал, что сам способен украсть или убить только в определённых психологических условиях - именно таких, а не иных, и притом не всегда наиболее очевидных. Тогда мне становилось ясно, кто преступник, и это не всегда был тот, на кого падало подозрение.

Честертона в жанре детектива отличают тонкие портреты литературных героев, почти мистическая атмосфера и необычный для жанра гуманизм. Отец Браун верит не в торжество правосудия, а в Судный день, для него важнее установление истинного виновника преступления, а не поимка преступника.

Читать полностью
Icegry
Icegry
Оценка:
7

При чтении рассказов об отце Брауне не покидало ощущение, что ты общаешься с кем-то очень хорошим и при этом до зубовного скрежета занудным. Даже мягкий английский юмор не спасал.
С другой стороны, любопытно было наконец познакомиться с таким интересным сплавом детектива и проповеди.
Занятная подробность, кочующая из рассказа в рассказ - люди не замечают друг друга, толком не знают друг друга в лицо, даже будучи знакомыми много лет, да и сами с собой практически не знакомы - в зеркале себя в критической ситуации могут не узнать.
Тут определённо есть над чем подумать.

Оглавление
Другие книги серии «Отец Браун»