Книга или автор
4,3
19 читателей оценили
407 печ. страниц
2017 год
16+
Оцените книгу

О книге

Легендарный средневековый трактат «Молот ведьм» написанный идеологами Святой инквизиции Яковом Шпренгером и Генрихом Инститорисом в конце XV века – первое в истории человечества руководство по истреблению себе подобных, основываясь на инакости таковых.

Труд объединяет теоретическое обоснование и практическое руководство для поиска ересей, проведения допросов, определяет технологию пыток ведьм и еретиков. Трактат фактически регламентировал охоту на людей. Спустя столетия труд остается любопытнейшим (и страшнейшим) документом эпохи.


В формате a4.pdf сохранен издательский макет.

Читайте онлайн полную версию книги «Молот ведьм» автора Якова Шпренгера на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Молот ведьм» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Переводчик: М. Гуреев

Дата написания: 1486

Год издания: 2017

ISBN (EAN): 9785171033972

Дата поступления: 14 ноября 2017

Объем: 733.0 тыс. знаков

Купить книгу

Отзывы на книгу «Молот ведьм»

  1. Hermanarich
    Hermanarich
    Оценил книгу

    Главная проблема этой книги — она совершенно неверно позиционирована. Читатель, открывая её, ожидает увидеть раскалённые клещи, и куда их надо вставлять потенциальной ведьме, а получает... вполне себе стандартный трактат раннего возрождения, посвященный теологическим вопросам.
    Не знаю, насколько жирным троллем был человек, который писал эти аннотации к Молоту ведьм. «Самая страшная книга человечества», «Пособие по пыткам», «Бесчеловечность, написанная на бумаге с пугающей откровенностью» — возможно, что этот человек даже в руки не брал данную книгу. Написать подобную ахинею в аннотации после прочтения положительно невозможно. Разумеется, читатель ориентирующийся только на аннотации, открывает книгу, и его ждёт жесточайшая фрустрация.

    Чего тут нету и что есть
    Вы не найдете в этой книге прикладных вопросов по пыткам, которыми нас завлекает аннотация. А что же вы в ней найдёте? Вопросы, которые казались авторам неизмеримо более важными, чем ерунда с щипцами. Вопросы относительно теоретического обоснования ереси, и подвида ереси — ведьмовства.
    Если мы считаем, что даже волос не может упасть с человеческой головы без воли Божьей, то как же это сочетается с тезисом существования каких-то потусторонних сил, действующих против божьей воли? Этот вопрос для теологии был чрезвычайно важным, и этот же вопрос фактически в одиночку долгое время закрывал все дискуссии по ведьмовству. Сама вера в потусторонние силы считалась ересью! Теологии средневековья категорически отказывались от тезиса, что Бог всемогущ, но вот он вышел покурить, и в это время в мире расплодились какие-то злокозненные силы, действующие против воли бога. За чересчур горячее отстаивание такой позиции можно было самому схлопотать обвинение в ереси, с известными последствиями. Конфликт ортодоксии (учения о вере) и ортопраксии (практикой веры) окончательно наметился в раннем ренессансе, и эта книга есть ни что иное как теоретический залп касательно вопросов ведьмовства — обоснование вопросов наличия злых колдовских сил в мире так, чтоб это не было хулой Всемогущего Бога. Т.е. не влекло за собой обвинений в ереси. Именно на данному субстрате (а не на практике пыток) данная книга и построена.

    Первый вопрос
    Первым вопросом, которым задаются авторы, является самый что ни на есть теоретический вопрос — как же колдовство возможно в мире, где даже пылинка не сдвинется без Воли Божьей? Авторы выводят здесь свою знаменитую формулу колдовства:
    1. Злая воля человека. Господь дал людям свободу воли, в т.ч. и волю творить зло. Никакое колдовство невозможно без свободной воли человека, желающей зла. Это первое и самое главное условие колдовства. И именно это условие позволяет установить нам виновного в колдовстве (я специально не разделяю понятия «колдовство» и «ведьмовство», и понимаю, что сейчас допускаю безграмотную вещь — надеюсь, теологи и медиевисты меня простят) здесь, на земле;
    2. Договор с дьяволом. Никакая свободная воля одного человека не может создать колдовство — для этого необходим союз человека с Врагом Человечества — Дьяволом. Именно из этого союза злая воля человека и злая воля дьявола позволяет создать то, что мы бы назвали «колдовской силой»;
    3. Божье попущение. Поскольку и воля человека, и воля дьявола ничто в сравнении с силой Бога, то для колдовства необходим третий фактор — божье попущение колдовству. Ясное дело, что если Бог захочет, то никакого колдовства не будет, и никакой злой волей человека и дьявола это не перебороть. Следовательно, для колдовства нужно временно попущение Бога воле человека, которую сам Бог и сделал свободной.
    Данные три пункта и являются исчерпывающим теологическим обоснованием возможности колдовства. Без этого никакой инквизиции как более-менее чёткого института (впрочем, чётким институтом инквизиция так и не стала — это отдельный и сложный разговор) быть в принципе не может, ибо любой инквизитор, уверяющий что имело место колдовство, сам мог бы легко оказаться на скамье подсудимых, с резонным вопросом — а не ересь ли несёт данный господин? Ни хула ли это на Бога — допускать наличие каких-то «противобожественных» сил в мире, созданном Богом?

    Второй вопрос
    Вторым важным вопросом, на который пытается ответить данное сочинение, является логическое следствие из первого вопроса — как же определить виновного? Ясно что п.1. для этого не годится, равно как и п.3.; свобода воли человека и свобода воли Бога это то, к чему доступ другому человеку закрыт. Остаётся п.2. — договор с дьяволом. Именно благодаря этому пункту можно попытаться определить виновного — ибо дьявол враг всего рода человеческого, в т.ч. и того, с кем он заключил свой договор. Это ещё один немаловажный раздел в данной книге

    Третий вопрос
    Типизация злодейства, которое может совершать злая воля человека в договоре с дьяволом. Данный факт абсолютно принципиален с юридической точки зрения — ибо даёт нам возможность установить сам факт наличия лиц, действия которых можно квалифицировать как «ересь» (а не ведьмовство! Об этом чуть позже).

    Четвертый и последующие вопросы
    Юридическая практика является чрезвычайно важным вопросом — как именно надо вести дело именно с юридической точки зрения, чтоб не нарушать ни светских законов, ни самому не впасть в ересь? Это посвящена вся третья часть книги. Поскольку сама книга построена как FAQ — ответы на часто задаваемые вопросы, данными четырьмя крупными пунктами тема не исчерпывается, и читатель может вынести еще много ценной информации относительно религиозного сознания и юридической практики XV века.

    Мифы инквизиции
    Этот раздел мог бы превратиться в отдельную книгу. Не ставя своей целью максимально подробно расписывать эту тему — всё-таки кое-какие моменты для цельного понимания я осветить должен.
    Миф 1. Инквизиция занималась вопросами дознания ведьмовства.
    Конечно, это не так — инквизиция (инквизитор это всего лишь «дознаватель», ничего больше) не особо интересовалась вопросами ведьмовства. Просто потому, что если каждую бабку, которая сушит травки и продаёт их от боли в животе за десяток яиц судить — никаких костров не хватит. Инквизиция занималась именно вопросами «ереси», т.е. сознательного отступничества от церкви. Поэтому: а) далеко не все ведьмы оказывались на костре; б) далеко не все, оказывавшиеся на костре, были ведьмами. Кстати, это же касается вопроса, что судили только женщин — это далеко не так. Есть данные, что гомосексуалистов сожгли едва ли не больше чем ведьм — их поведение воспринималось как вполне себе еретическое, а с доказательной базой здесь было гораздо лучше, чем с шабашами да полетами на метлах.
    Миф 2. Инквизицией занималась церковь.
    Это тоже неправда — инквизиторами могли быть и вполне себе светские лица. Более того — это и были вполне себе светские гастролёры, перемещавшиеся из одной местности в другую, и занимавшиеся «поисками» ведьм. Искать был и экономический интерес — имущество ведьмы доставалось как местным властям, так и инквизитору, вовремя «выявившему» врага рода человеческого на чистую воду, и спасшего всю деревню. Из этого и формируется образ «ведьмы» того периода — пожилая женщина, обеспеченная, вдова, без детей. Почему вдова и без детей? Да потому что её некому защитить. Когда у тебя пяток здоровых сыновей и 20-ка внуков, и все ждут твоего наследства — прежде всего твои же родственники не позволят какому-то заезжему типу испоганить всю схему, и оставить родственников ни с чем. Разумеется, бывало всякое — все-таки психические отклонения вещь нередкая, и многие женщины сами могли свидетельствовать на себя всё что угодно, бывали случаи и сознательных оговоров, бывали случаи и массовых психозов, бывали случаи и вполне себе политической борьбы. Много чего было за долгие годы. Но сам базовый принцип все-таки просматривается достаточно чётко.
    Миф 3. Приговоры выносил церковный суд
    Конечно, это не так — местные лендлорды очень трепетно следили за своими правами, и никаким попам казнить их крестьян, конечно же, не позволялось. Инквизиторы сами могли быть и вполне себе светскими представителями, и суды были, как правило, вполне светскими. Правда здесь уже большой вопрос — как бы выглядел светский судья, оправдавший человека, который сам на себя заявил, что «заключил договор с дьяволом». Поэтому особой разницы чей суд особо то и не было. Но попы с кадилами, которые десятками тысяч жгли людей — это тоже миф. Учитывая, что в те времена и светские суды совершенно не церемонились, и казнили налево и направо по вполне себе обычным преступлениям, вроде краж, убийств, грабежей и пр. — это была абсолютно стандартная ситуация.
    Миф 4. Сожгли миллионы/миллиарды/секстильоны жертв.
    Тут три мифа — во-первых не всегда сжигали. Во-вторых — даже не всегда и казнили. Поскольку судили за ересь, и если человек деятельно раскаивался — наказание могло быть и по линии духовника: епитимья, чтение молитв и пр. (напомню про Галилея — его судили именно по обвинению в ереси. И инициатором был не кто-то, а сам Папа Римский. И что? Галилей отрёкся, и остаток своих дней дожил... нет, не в тюрьме, а на вилле своего друга-архиепископа. Да, к нему не пускали друзей и цензурировали его книги (страшное наказание), плюс он должен был читать молитвы — но за него эту функцию выполняла его дочь. Напомню, что здесь обвинение в ереси инициировал сам Папа Римский. И?) В-третьих, конечно, жертвы очень завышены. Да, по Европе горели тысячи, десятки тысяч костров. Но не сотни и не миллионы. Чрезвычайно много было проходимцев, чрезвычайно много было самосудов, но если мы начинаем смотреть сухо по судебной статистике — получается много, но не много-много-много.
    Миф 5. В России инквизиции не было.
    И да, и нет. Централизованной инквизиции не было — но так её и в Европе особенно то и не было. Разовые акции, конечно, были. И здесь и главную положительную, и главную отрицательную роль сыграл Пётр I. В кодексе торгового мореплавания, который Пётр взял у голландцев, было наказание за колдовство — фактически получается, что наказание за колдовство появилось в российской юридической практике при Петре. С другой стороны — как только падучие истерички начали свои любимые выкликания, Пётр сразу же предложил рецепт — бить их палками. И если после некоторого количества удара палок женщина продолжает голосить — да, это явно что-то нечеловеческое. А если успокоилась — значит всё хорошо. Таким образом именно Пётр принёс эту заразу в Россию, но он и не дал ей распространиться и стать бедствием. Известны сотни случаев казней в России, которые бы мы назвали «инквизиционными» — но не тысячи. А на фоне обычных светских казней, типа убийств, воровства, разбоя и пр. — эти сотни просто теряются.

    Итого: эта книга абсолютно блестящий памятник теологической и правовой науки относительно вопросов ереси и ведьмовства, как подраздела ереси. Если вы собираетесь её читать с этими целями — читайте. Если ожидаете прочитать там про пытки — не надо. Разочаруетесь. Очень хорошая книга, у которой совершенно неверное позиционирование.

  2. takatalvi
    takatalvi
    Оценил книгу

    Книга, которая шокирует человечество 500 лет? Я вас умоляю.

    Больше недели прошло во вдумчивом чтении ну или, точнее, перепрочтении пресловутого «Молота ведьм» при посредстве более подготовленных мозгов, чем в прошлый раз, и неизменной книги для записей.

    Что ж, начнем наново. «Malleus Maleficarum, Maleficas, & earum hæresim, ut phramea potentissima conterens», то бишь «Молот Ведьм, уничтожающий Ведьм и их ереси подобно обоюдоострому мечу» - это трактат, написанный инквизитором Генрихом Крамером. В этом издании, кстати, услужливо напоминают читателю (и это хорошо), что, во-первых, по мнению многих исследователей, Якоб Шпренгер, авторитетный богослов, к написанию Молота едва ли причастен (во всяком случае, меньше, чем того хотел показать Крамер), а, во-вторых, что сие творение окутано множеством темных слухов, и некоторые не выдерживают никакой критики. Книга, понятно, была в большом ходу, но то, что именно она отправила на костер тысячи невинных – явное преувеличение, равно как и то, что она якобы являлась настольной книгой каждого инквизитора. Генрих Крамер просто систематизировал основные принципы инквизиции, причем, как мне показалось, щедро снабдив их личными предрассудками. Или просто выразив нездоровое состояние общества того времени, озабоченного преследования ведьм. Мне все-таки больше представляется, что трактат пропитан личными загонами Крамера, поскольку в противном случае придется признать, что бог знает сколько людей означенного периода являлись хроническими импотентами и женофобами.

    Отсюда переходим к содержанию. Трактат делится на три части. Первая – о силах, составляющих колдовство, вторая – о способах околдования и избавления от оного, и третья – о процессах суда над обвиняемыми в колдовстве.

    Надо сказать, что пугать «Молотом Ведьм» - дело заведомо проигрышное, и я не знаю, кому пришло в голову раздувать его содержание и писать пугающие аннотации. Основную часть книги составляют попытки автора убедить читателя в существовании колдовства, для чего он ссылается на уважаемых философов, богословов и прочих авторитетов, а также рассказывает житейские истории, воспринимающиеся на уровне страшных сказок. Все они однотипны и нам известны – женщины, летающие по небу, совокупляющиеся с дьяволом, пожирающие детей и – разумеется! – лишающие мужчин силы. Автор особенно зациклен на импотенции (не забывайте, если с женой ничего не получается, а с другими – ради бога, то это дела ведьм) и манипуляциях демонов с мужским семенем (порой создается впечатление, что демоны только тем и занимаются). Доходит до забавнейшего:

    Некто рассказывал, что когда он потерял член и обратился за восстановлением своего здоровья к ведьме, та приказала ему подняться на дерево и из находившегося там гнезда, в котором лежало большое количество членов, взять себе один. Когда тот хотел взять из них один побольше, ведьма сказала: "Нет, этот не тронь", и при этом добавила, что он принадлежит одному попу.

    Автор, понятно, призывает избавляться от еретиков и ведьм, но что женщин пытали (Крамер не дает подробностей этому процессу), а затем сжигали, мы знаем и так. Честно сказать, мне даже сложно назвать это сочинение фанатичным, поскольку Крамер, как видно, справедливо полагал, что его радикальность может быть воспринята в штыки, а потому старался сделать свое сочинение более рассудительным и приправить его заметками об обязательном суде, обстоятельном допросе и так далее. Правда, все-таки рекомендации иногда попадаются такие, что вопрос о справедливости как-то сразу отметается.

    В религиозных процессах должно быть сокращенное судопроизводство, лишенное излишних формальностей. Судья не должен требовать обвинительного акта и формального введения в процесс. Он обязан прекращать возникающие во время суда излишние словопрения, тормозящие разбор дела апелляции, пререкания защитников и вызывания излишних свидетелей.

    В общем и целом, впечатление об этой книге у меня осталось неплохое, но достаточно пресное. Кое-где интересно, ценно лично для меня (любитель трактатов) в отношении ссылок, часто откровенно забавно из-за предрассудков и противоречивых указаний. Создается впечатление, что это не столько руководство по поимке ведьм, сколько справочник «как испортить жизнь ближнему» (не так посмотрела соседка на базаре? Иди к инквизитору и расскажи кое-что о ней - в книге подробно указываются основания для ареста. Хочешь уйти от жены? Нет ничего проще! И т.д.) и любопытное собрание сведений о суде и действиях инквизиции, описанное, кстати, достаточно сухо, чтобы стать какой-нибудь там страшилкой. Если и читать «Молот Ведьм» для того, чтобы пощекотать себе нервы, так только из-за грустных историй типа той, где несколько ведьм варили зелье из новорожденных.

    В завершение скажу еще несколько слов об издании. Оно великолепно оформлено и снабжено множеством иллюстраций (некоторые из которых, сказать честно, заставляют поежиться), но в нем прискорбное количество опечаток, и не подведена база под источники, указанные Крамером. Многие из них откровенно не согласуются между собой (в начале книги так, в конце – уже по-другому) или переведены наобум, а не под тем названием, под которым сочинение известно на русском. Это печально и неудобно.

    Ну и, наконец, рекомендация: любителям славной эпохи Средневековья, интересующимся сопутствующими ему темами, да и только, пожалуй.

  1. демоны вообще не в силах принуждать к греху, они лишь побуждают к нему.
    12 мая 2020
  2. так гонишься за тенью и теряешь наличие.
    11 мая 2020
  3. Разумеется, всякие дьявольские напасти, как говорит Августин, происходят с божьего попущения, с разрешения бога, как это вытекает из общего учения о зле, попускаемом богом.
    8 декабря 2019

Интересные факты

Полное латинское название (MALLEUS MALEFICARUM, Maleficas, & earum hæresim, ut phramea potentissima conterens) переводится как «Молот Ведьм, уничтожающий Ведьм, и их ереси, подобно сильнейшему мечу». Слово «малефика» (лат. malefica), переведенное здесь как «ведьма», — широко распространенный средневековый термин, обозначающий именно зловредную колдунью (вредящую людям по наущению Сатаны). Родственный термин «малефиций» (maleficium) означает преступление, злодеяние, в особенности, связанное с колдовством. Заглавие подчеркивает женскую сущность чародейства, так как слово «малефик» приводится именно в женском роде. Если бы речь шла о мужчинах, либо о мужчинах и женщинах в равной степени, следовало бы писать Maleficorum.

Многие современные исследователи считают, что соавторство инквизитора Якоба Шпренгера стало исключительно результатом желания Крамера придать своей работе как можно больший авторитет.