Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Я возьму сам

Я возьму сам
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
Оценка читателей
4.6

Перед нами – поэма. Ведь аль-Мутанабби, главный герой романа, – поэт, пусть даже меч его разит без промаха, а жизнь поэта – это его песня. Но кроме того, поэт и сам Олди – читая роман, не замечаешь разницы между плавно льющейся прозой и мерным ритмом восточных стихов. «Я возьму сам» – блестящая аллегорическая поэма о судьбе эмира и едва ли не шахиншаха, отринувшего меч, чтобы войти в историю в качестве поэта. Потому что меч – наваждение, посланное черной магией фарра; и сколь ни завоевывай Кабир мечом, это не оживит запертых в нем марионеток.

Лучшие рецензии
tatianadik
tatianadik
Оценка:
42

Авторы не перестают удивлять и радовать читателя безудержной своей фантазией и, как опытные фокусники, вытаскивают из своей волшебной шляпы каждый раз что-то новое и прекрасное. На этот раз – стилизацию под арабскую сказку, со всей роскошью восточного колорита, с вплетенной в ткань повествования поэзией, и не отличить настоящие стихи поэта Аль-Мутанабби от творений авторов – так хороши и те и другие. Но, конечно, это все-таки стилизация, потому что герои арабских сказок и, подозреваю я, их восточные читатели, с радостью приняли бы дары от сказочных джиннов и ифритов – царства и дворцы, несметные богатства и прекрасных гурий. Да что там ушедшие в вечность читатели старинных касыд, у современного читателя перед глазами тьма примеров любителей халявы - от простаков, до правителей стран и народов, стоящих с протянутой рукой. О, бывший шах Абу-т-Тайиб, алмаз моей души, еще раз скажи им всем слова, достойные настоящего мужчины – «Я возьму сам!»

А реальный Абу-т-Тайиб Аль-Мутанабби был личностью крайне противоречивой – поэт, а не расставался с мечом; жил при дворах правителей, а прославлял воинственную и простую жизнь бедуинов; искал милостей у властителей, а когда его этими милостями обходили – писал на них ядовитые эпиграммы. И не отказался бы от титула губернатора Сидона, буде такой был бы ему дарован. А больше всего он боялся старческого угасания, ну, да это ему не грозило с его острым языком.

И вот после смерти прославленный поэт волею авторов становится не просто шахом, а обладателем Фарра – Божественного света, и каждый его подданный с радостью отдаст свою жизнь за малейшую его прихоть, а еще в придачу фарр дарует долголетие и здоровье. И, казалось бы - вот оно счастье, но поэту нерадостно, он понимает, что счастье не в обладании, а в достижении, и что сила, власть и богатство будут иметь для него ценность, только если он их «возьмет сам». Ну, а поскольку это сказка, долгий квест героя в конце концов дарует его миру свободу от фарра – к добру ли к худу ли, Аллах знает. И чего только не будет на его пути – и битвы, и дэвы, и таинственный рай в Пещере Предназначения, но носитель фарра – золотой баран не сожрет его, подавится :)))

А бывший шах и поэт станет вечным странником по мирам, временам и пространствам, вместе со своим верным ятаганом и чангом, он сам будет выбирать дорогу и спутников. Те же, кому дарована божественная сила слова, в минуту смертельной опасности, за мгновенье до гибели, вдруг увидят за плечом смуглый профиль, почувствуют прикосновение руки и услышат тихий шепот «Не оглядывайся!»

Читать полностью
el_lagarto
el_lagarto
Оценка:
25

То было что-то выше нас,
То было выше всех.

О Аллах, Всемилостивый, Милосердный, не устаю благодарить тебя за то, что наградил даром творцов - заклинателей слов двух прекрасных поэтов, владык бумаги и мастеров калама, чьи яркие сказки не уступают звездам Тысячи и одной ночи. Ты вложил в их уста волшебный язык, достойный звучать в покоях любого эмира; острый, как дамасские клинки, живой и веселый, подобно звонкому роднику истины! Говорят, они написали сказку об одном мудреце Востока (да хранит Аллах его душу!), но, как и любая сказка, она отнюдь не так проста. Она еще и о великом искушении, о том, как тяжело отказаться, когда тебе все приносят на блюдечке, и как легко поэту стать шахом, но нелегко стать поэтом; и о том, как просто быть владыкой сокровищ, но трудно - владыкой душ и сердец, и как можно жить долго, но почти невозможно стать бессмертным. И, конечно, о поэтах меча и калама, что разит сильнее булата. А тот, кто ищет в сказаниях крупицы мудрости, не раз еще вернется к тому, чтобы усладить свои уши или взгляд свой сим трудом, ибо о многом я поведала, но о большем умолчала, и о чем молчу, лишь Аллах ведает.

Читать полностью
Feuervogel
Feuervogel
Оценка:
12

Прекрасно! Живо, остро, весело (по сравнению с эпически-философски-геройским Путем Меча и совершенно мрачно-жизненно ни разу не веселым Дайте Им Умереть - про третью книгу цикла можно сказать, что это именно весело!). Ибо как не внести житейский юмор в такую родную пишущим описываемую в книге жизнь поэта? Местами добрый, местами черный, местами грустный, местами искрометно-ироничный, юмор на пару с поэтическим обрамлением придает роману несравненный пряный колорит - именно та средневосточная сказка, к созданию атмосферы которой, вероятно, и шли Олди на протяжении Кабирского цикла. Апогей достигнут, брависсимо!

...И тааак всё в этой книге прочувствованно! Некоторые сцены достойны отдельного упоминания, ибо в состоянии растрогать до слез - так умело живописуют Олди те эмоции, испытывая которые у читателя глаза помимо воли хозяина переползают на мокрое место. Причем авторы заставляют именно так СО-переживать, не просто волноваться за героев, а вдруг изнутри ощущать те чувства, что клокочут в груди живущих на страницах книги.
Как пример просто не могу не упомянуть сцену в бане с названным сыном шаха - ну это же полнейший пипец и разрыв читалки - так передать ту убийственную горечь стыда и обиды, мучительной жалости и отвращения же к самому себе, и в то же время щемящей боли именно обиды, от обвинения в немыслимом - и передать всю мощь и глубину эмоций буквально в паре-тройке абзацев на пол-страницы текста - не описывая причем сами эмоции напрямую. - это же жь просто АХ!

Отдельная прелесть для посвященных в этой книге - привет из бездны. Да-да, той самой, Глаз, которая. Голодных. Как там Марцеллушка - коптит ещё? А то ж! А перстенечки-то вот они, милые! Только подметить успевай. А вот и места знакомые, а то ж - до Сафед Кух рукой подать, а вот и равнины, где Тварьцы покой обретали, да вот, собственно, и звероподобные всякие - чем не перевертыши! Все здесь, родимые. Да и сам Мутанабби - поэт, Словом творящий Дело - по сути Мастер же... да ещё какой. Связь времен между циклами Бездны и Кабира здесь явнее всего проступает, ведь роман, хоть по порядку и третий в цикле Кабира, но хронологически именно он ближе всего лежит к незапамятным временам Бездны. Вобщем, такие страсти переплетений, что для внимательного и заинтересованного цельным контекстом читателя - прощай порядок в мозгах и спокойствие духа.

По сути сюжета - интереснейший же поворот колеса судьбы! Вокруг главного героя по-честному - сплошные добрые люди - на весь роман никого злого, никого плохого, все полны любовью и благодетелями, однако сколько ж боли, крови и обиды друг другу понаделано! А уж круче всех - глава повествования.. Рассадник Иблисова противоречия - всё ведь ему дают по хорошему, нееет - по плохому возьмем, не иначе! Казалось бы, если не видно разницы, то зачем платить больше? Так нет же, счастье и слава в марионеточном мире не устраивают гордого поэта, он до упора ищет именно свою судьбу и свой путь.
На самом деле, если говорить об итоговой морали "сей басни", то пока я не в состоянии сформулировать это в приемлемом количестве строк и букв. Вроде чешется что-то на языке, а не ловится.
Хотя, например, в необоснованную, приносящую безумное горе, жестокость, подкрепленную благими целями и делающимися во чью-нибудь славу с чистым сердцем и глазами, закрытыми на свои же окровавленные руки, нас по ходу повествования замечательно и наглядно ткнули носом.

Вобщем, Олди в своем репертуаре. Наверное, стоит ещё пару раз перечитать, чтоб постичь в полной мере.)

Читать полностью
Лучшая цитата
Ах, и впрямь опасно рассыпать жемчуг перед хрюкающими!
В мои цитаты Удалить из цитат