Дайте им умереть

4,3
18 читателей оценили
255 печ. страниц
2007 год
Оцените книгу
  1. dream1008
    Оценил книгу

    Как же грустно поначалу читать эту книгу! Времена Чена Анкора и его соратников - давно минувшее прошлое. Историки этого мира рассказывают о гибели этой славной когорты. А немногочисленные Блистающие пылятся в музеях, ржавеют и доживают свой век. А нынешнее время - вроде бы самое обыкновенное, как две капли воды похожее на наше. С телефонами, машинами и огнестрельным оружием - с цивилизацией. Но в этом относительно благополучном мире начинается эпидемия странных самоубийств. Люди совершенно нелогично убивают себя, а оружие взрывается в их руках. И вот совершенно разным героям этого романа суждено оказаться вместе в одном странном месте и времени, чтобы понять истоки и причины событий, происходящих вокруг. И многое исправить - не всегда даже по собственному желанию. Оказывается, героическое прошлое не умерло бесповоротно, оно влияет на современную жизнь. И только дойдя до финала, понимаешь, что не стоит жалеть о давно минувшем времени - не все там было так печально и безнадежно.
    В этом сборнике есть и вторая повесть - Генри Лайон Олди - Где отец твой, Адам? . Здесь прекрасное будущее показано немного не с того ракурса. Эксперименты с сознанием и телепатией стали отправной точкой для начала перерождения человечества. Это уже сверхчеловеки, которые могут в своем сознании соединяться со всеми живущими, помнить все свои жизни (реинкарнации), все рождения и смерти. Не просто помнить - они соединяют в себе все те личности, которыми были, весь опыт, всех своих родных и близких. Но только тех, кто переродился. Ведь остались среди людей и те, кто не смог, не поддался, не эмпат - "сейф" - они не могут пустить в себя чужое сознание, они не могут стать сверхчеловеком. Они остались обычными людьми - жалким меньшинством, раритетом и оппозицией. И как же тяжело этим людям видеть рядом с собой таких вот близких, которые на самом деле где-то внутри себя - с целым миром, но не здесь. История ведется от лица такого вот "сейфа" - журналиста Кирилла, вернее, это его сын Адам читает записи своего отца, а мы вместе с ним. Адам - ещё более продвинутая ветвь в этой череде преображений, с самого рождения. Этим людям уже и плотская оболочка ни к чему - вся их жизнь, весь их мир находится в собственном сознании. Но Адам начал читать дневники Кирилла, чтобы понять своего обычного "примитивного" отца. Финал у этой повести пронзительный до слез.
    Роману ставлю 3,5 - может быть по сравнению с "Путь меча" он показался таким рваным и не очень совмещался в одну историю. Хотя очень нравится восточный колорит цикла и очень удачно, что я стала читать эту книгу второй, а не последней в цикле.
    А вот повести - твердая 5! Я до сих пор не могу отойти от этой истории.
    Потому книге ставлю 4 - все же люблю я этих авторов и не смотря ни на какой сюжет мне очень нравится их язык и нетривиальная фантазия.

  2. Feuervogel
    Оценил книгу

    Вторая книга Кабирского цикла является, пожалуй, наиболее тяжелой для прочтения из трех и пока что лично для меня самая тяжкая из всего творчества Олди. Причин тому несколько.

    * Во-первых, время и место действия не переносит нас, в отличие от двух других книг цикла, на пряный и сказочный восток, будоражащий воображение яркостью красок и изысканностью орнамента, о нет. Здесь события развиваются в атмосфере, более всего похожей на грязные закоулки и пыльные проспекты самого обычного и современного востока ближнего, знакомого нам по не самым приятным телерепортажам о беспорядках, нищете или войнах в названном регионе.
    * Во-вторых, в романе толком-то нет ярко выраженных положительных героев - ни тебе Чена-в-Перчатке с Единорогом на пару и толпой бравых товарищей, ни романтичного воина-поэта Мутанабби, ни прекрасных дам и бородатых мудрецов, а вместо этого мы имеем дело с кучкой простых, обычных людей, каждый со своими пусть достоинствами, но и недостатками, и, в общем-то, мало за кого из них действительно всей душой переживаешь.
    * В-третьих же, наиболее досадно и отчасти больно при прочтении становится едва ли не в самом начале произведения, когда становится ясно, что, в общем-то, всё, за что так боролись в первой части цикла, всё равно рухнуло, кануло в лету, присыпано песком и пеплом, и "стали они жить-поживать" развернулось вовсе не наживанием добра. И вот этого я при первом прочтении романа не могла авторам простить всю книгу. Лишь, собственно, сейчас, при повторном прочтении, уже будучи заранее готовой к тому, с чем столкнусь, я смогла прорваться сквозь пелену неприятия и добраться до собственно той сути, ради которой всё и затевалось.

    Суть же, на самом деле, как всегда, блистательна под стать Блистающим первой книги. Помимо мастерской игры на нервах всех участников повествования и искусного кружева сюжетной паутины, прекрасно прописана и обыграна критика нашего насквозь вооруженного (и вовсе не искусства ради, а из практичных убийственных целей), привыкшего к принципу "кто сильнее, тот и прав" мира. Возможно, ещё и этим тяжела книга - ох, порой неприятно читать про себя-любимых кучу правдивых гадостей.

    "А мы давно не видим миражи,
    Уверовав в удобных теплых креслах
    В непогрешимость мудрого прогресса
    И соловья по нотам разложив"

    Но ведь и правда, человечество, вопреки всем духовным глубинам своей природы, вопреки всей романтике искусств старых мастеров, мчится семимильными шагами по проспекту повышения комфорта, роста практичности и финансового благополучия, вприпрыжку всё ближе приближаясь к ядерным воротам в ад. Сколь тонко и болезненно это подмечено авторами - стоит всё же прочесть своими глазами. Стоит того - прорваться сквозь жесткость повествования, чтобы вынести в душе какое-то тонкое ощущение неуловимого понимания, ещё одного маленького внутреннего прозрения, которыми Олди неизменно делятся с читателями в своих книгах.

    Помимо всего вышесказанного огромным плюсом этого издания книги является публикация под её обложкой ещё и прекраснейшей повести "Где отец твой, Адам?" - произведения в духе старых добрых и великих классиков жанра, которое производит эффект, очень схожий с некоторыми работами Саймака, Кларка или Желязны. Вообще, идея сути человечества, Адама и Евы, рая, Божественного замысла и его воплощения освещается в этой повести Т_А_К, что после прочтения хочется плакать, прыгать и хлопать в ладоши, попутно искренне поражаясь, как вообще вот такое вот можно придумать. Да и вообще, произведение, при своем относительно небольшом объеме, очень мудрое, глубокое... и какое-то обнадеживающее, что ли.

    Так что, как пока и все остальные попадавшиеся мне книги Олди, очень и очень рекомендую. Но если уж читать, то в контексте всего Кабирского цикла, причем желательно после Пути меча (чтоб мозги на бекрень не встали), но перед "Я возьму сам", дабы в итоге сохранить доброе впечатление от цикла и чисто для получения максимального удовольствия.

  3. satanakoga
    Оценил книгу

    Как оказалось, это вторая книга некого Кабирского цикла, о котором я, конечно, ни сном ни духом. Поэтому я буду оценивать книгу как самостоятельное произведение без ложноножек и хвостов предыдущих-последующих томов.
    Я не люблю циклы, сериалы и многотомные страдания главных героев. Но я люблю и ценю честный концентрированный надрыв. Здесь же авторы план по надрыву выполнили и перевыполнили. Всё на грани, каждая строка – преддверие чего-то чрезвычайного мрачного, тоскливо ужасного и болезненно безысходного.
    Пять тысяч какой-то там год, эра всеобщего благоденствия так и не началась, зато перенаселённый оружием мир, похоже, одержим манией самоубийства.
    Место действия – Восток – усреднённое. Да, много диковинных мушерифов, сахиб-хабир-надимов, висак-баши и прочих сепадхар-факихов. Но, думаю, в данном случае это не более чем художественный приём – насаждение нужной атмосферы, которая отчего-то насаждается не очень. Люди, чувства, страхи, эмоции, смерть не нуждаются в определении национальности.
    Вязко, многословно, витиевато, печально, тоскливо, мрачно, гнетуще, но без сомнения – талантливо.
    Флэшмоб 2011, спасибо telans

  1. Одни люди усиленно спасают мир, другие только и делают, что зарабатывают деньги, – но и те, и другие не правы! Почему бы и не облагодетельствовать Человечество, если за это хорошо заплатят?!
    13 октября 2015
  2. Литровой бутыли с медицинским спиртом, стоявшей на столике, должно было вполне хватить, чтобы догнать, догнаться и перегнать – за кем бы ни велась эта погоня.
    13 октября 2015
  3. Мы ведь, Бобоваи, пришлые; раньше писала в бумагах, в графе «происхождение» – выходцы из Мэйланя. Моя еще прапрабабка – выходец… или выходка? Должно быть, выходка, та еще прапрабабка была, бедовая!
    13 октября 2015