«Анти-Дюринг» читать бесплатно онлайн книгу 📙 автора Фридриха Энгельса, ISBN: 9785171170004, в электронной библиотеке MyBook
image
Анти-Дюринг

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Бесплатно

4.56 
(39 оценок)

Анти-Дюринг

474 печатные страницы

2019 год

16+

Введите вашу электронную почту и читайте эту и еще 451 000 книг

Оцените книгу
О книге

«Анти-Дюринг» – под таким названием вошел в историю классический труд Ф. Энгельса «Переворот в науке, произведенный господином Евгением Дюрингом».

В этой книге популярным языком изложены и обоснованы три составные части марксизма: диалектика в философии и материалистическое понимание истории, основы экономического учения Маркса и развитие идей научного социализма.


В формате a4.pdf сохранен издательский макет.

читайте онлайн полную версию книги «Анти-Дюринг» автора Фридрих Энгельс на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Анти-Дюринг» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация
Дата написания: 1 января 1878Объем: 853950
Год издания: 2019Дата поступления: 27 августа 2019
ISBN (EAN): 9785171170004
Переводчик: Юлий Айхенвальд
Правообладатель
12 150 книг

Поделиться

stupin

Оценил книгу

В прошлом году обзавёлся двумя книгами из "списка Вассермана", которых у меня ещё не было - Энгельса и Дойча. Теперь у меня в наличии есть все четыре книги из рекомендуемого им списка:

1. Ричард Докинз. Слепой часовщик

2. Фридрих Энгельс. Анти-Дюринг

3. Дэвид Дойч. Структура реальности

4. Станислав Лем. Сумма технологии

Первую книгу из списка я уже прочитал, теперь решил взяться за другую - за Энгельса.

Мог ли кто-нибудь подумать, что сейчас, когда Маркса и Энгельса не навязывают для обязательного изучения, их ещё будет кто-то читать? Мне всегда казалось, что всяческие Карл Маркс-Фридрих Энгельс и Марксизм-Ленинизм были только идеологами, а идеологии меня интересуют мало - я предпочитаю понимать, а не слепо верить. Решил прочитать эту книгу, поскольку посчитал, что Анатолий Вассерман не посоветует плохого, тем более в таком небольшом списке и тем более по соседству с известными мне Докинзом и Лемом.

Во-первых, хочется сказать несколько слов об издании. Первым делом обратил внимание на то, что в выходных данных книги не был указан её объём в авторских листах. На книге на писано, что это перевод с немецкого (что очевидно), но не указан переводчик. Сам текст книги отпечатан некачественно, причиной чему я первоначально счёл то, что отпечатана книга была Чувашии. Ну мало ли - в провинциальной типографии могут использовать устаревшее оборудование. Однако потом я заметил в книге дефекты, которые явно нельзя списать только на устаревшее оборудование - некоторые из них напоминали карандашные пометки и кусочки древесных опилков в плотной бумаге. Тогда я понял, что это отпечатанный без изменений результат сканирования какой-то другой книги. Когда я это понял, я решил рассмотреть внимательнее качество печати выходных данных. Мои догадки подтвердились - дело вовсе не в том, что в Чувашии плохое оборудование. С одной стороны хочется сказать людям спасибо за то, что эту книгу благодаря их стараниям можно купить. С другой стороны - издание сделано небрежно. Результат сканирования не был распознан, отредактирован и отпечатан качественными шрифтами. В выходных данных не указан переводчик. На мой взгляд, переводчик был весьма высокой квалификации, потому что некоторые цитаты Дюринга были лишены смысла в исходнике. Я сам хорошо знаю, как непросто переводить тексты с чужого языка, а уж перевести на русский то, в чём изначально нет смысла - это высшая квалификация.

Во-вторых, о форме самой книги. Книга представляет собой критический разбор "трудов" Евгения Дюринга - "философа", "экономиста" и "мыслителя". Кавычки в прошлом предложении не случайны. В общем и целом о Дюринге можно сказать только то, что это чванливое невежество. По складу ума я технарь, поэтому воспринимал все гуманитарные науки как мудрствование над очевидным, либо как ахинею, не подтверждённую практикой. Сейчас я готов посыпать голову пеплом и сказать, что был глубоко не прав. В своё оправдание могу сказать то, что меня гуманитарным наукам учили, видимо, такие же невежества, как Дюринг или такие же технари, как я сам, которые и сами не воспринимали свой предмет всерьёз. Возможно именно потому, что неспециалисту трудно разобраться в гуманитарных науках, а по форме они выглядят ничем не подтверждённой болтовнёй, у многих создаётся ощущение, что тут каждый имеет право высказывать своё собственное авторитетное мнение. Таким был и Дюринг.

Наконец, о самой сути книги. Занимаясь критикой, Энгельс концентрируется на сути критических замечаний и привлекает для этого не только логику, но и ссылается на множество других авторов в области философии, социологии, права, экономики, а также приводит массу примеров для иллюстрации ошибочности утверждений Дюринга. Так и невежественный читатель вроде меня проходит по всем коридорам и закоулкам гуманитарных и общественных наук, начиная постигать их систему. Одна из глав этой книги, посвященная критике политэкономии Дюринга, написана Марксом. Энгельс часто использует в ироническом ключе цитаты из самого Дюринга. В частности, на протяжении всей книги используются фразы "проникающая до самых корней", "окончательная истина в последней инстанции", "своеобразные в самой основе выводы и воззрения", которые ближе к концу больше походили на мемы.

После прочтения этой книги становится понятным, зачем в университетах преподают философию - диалектический материализм. Это база для понимания исторического материализма, суть которого заключается в том, что все изменения в устройстве общества базируются на экономике - на господствующем способе производства. А исторический материализм, в свою очередь является обоснованием идей коммунизма. Мне пока трудно судить, насколько неизбежен коммунизм, но по крайней мере кризис капитализма сейчас уже становится очевидным. Сменится ли капитализм коммунизмом - судить пока что сложно. Но логика происходящего сейчас в мировой экономике, на мой взгляд, такова.

По аналогии с феодальным и рабовладельцеским строем, в которых преобладающими классами были землевладельцы и крестьяне, рабовладельцы и рабы, при капитализме преобладающими классами являются капиталисты и пролетарии. Капиталисты присваивают себе часть продукта, произведёнными пролетариями, на том основании что капиталисты владеют средствами производства. Продукт реализуется на рынке, но весь его рабочие раскупить не могут, т.к. лишь часть стоимости этого продукта возвращается рабочим в виде зарплаты. Оставшаяся часть денег идёт в карман капиталисту. Но капиталисту сам произведённый продукт не нужен, т.к. этот продукт изначально производился на продажу. В итоге рано или поздно на рынке возникает ситуация, которую циники назвали "кризисом перепроизводства" - на рынке есть множество товаров, на которые нет платёжеспособного спроса. Но эту ситуацию можно толковать с разных сторон. С одной стороны продукта действительно произвели много. А с другой стороны во время кризисов "перепроизводства" есть много людей, которые не могут позволить себе купить продукт, т.к. у них нет денег.

До сих пор капиталистическая система находила выход из этой ситуации - освоение новых рынков сбыта. Излишний продукт продавался на внешних рынках, т.к. его цена оказывалась ниже, чем при изготовлении в феодальном или рабовладельческом строе за счёт более узкой специализации и большей автоматизации труда. Постепенно рынок осваивался и осваивался, для снижения издержек производства в условиях ужесточающейся конкуренции не только увеличивалась степень автоматизации, но и труд заменялся на более дешёвый. Так производства стали перетекать в страны с более дешёвым рабочим трудом.

По мере освоения новых рынков капиталистический способ производства замещал прежние менее эффективные способы производства. Теперь уже капиталистическим предприятиям пришлось начать конкурировать с капиталистическими же предприятиями, соревнуясь в эффективности. Менее эффективные предприятия разорялись и поглощались более эффективными. Сейчас конкуренция во многих отраслях стала настолько жёсткой, что при господствующем везде способе производства капиталисту достаётся всё меньшая и меньшая норма прибыли. Деньги стало проще делать уже не в производстве, а в финансовой сфере.

Во время кризисов "перепроизводства" капиталистические страны прибегают к так называемой политике "количественного смягчения" - процентная ставка понижается, чтобы деньги в виде кредитов вновь поступили на рынок и "излишек" продукции оказался реализованным. Но при низкой процентной ставке деньги становится проще заработать на выдаче кредитов, чем на производстве и поэтому начинают надуваться финансовые пузыри. Например, банки выдают дешёвые ипотечные кредиты под залог покупаемой недвижимости, не особо проверяя платёжеспособность заёмщика. Логика банков тут заключается в том, что пусть заёмщик не надёжный, зато невозвратные займы страхуются недвижимостью, которая по логике банков всегда в цене. Но в конце концов в собственности у банков оказывается масса домов, которые нужно продать, чтобы вернуть деньги. На рынке недвижимости образуется избыток предложения, из-за чего цены падают. Банки оказываются в проигрыше - обманули сами себя. Подобные же схемы надувания финансовых пузырей можно встретить и в других областях, например - в добыче сланцевого газа. Из-за того, что деньги доступны, становится возможным финансировать отрасль, которая при недостатке денег не была бы особо привлекательной.

Апофеоз попыток подстегнуть производство можно наблюдать в политике "количественного смягчения", заходящей в отрицательную область доходности. Банки выдают кредиты предпринимателям под отрицательные проценты. Предприниматель должен вернуть банку денег меньше, чем он изначально занял. Отрицательные процентные ставки по кредитам могут ошеломлять глупостью, но на самом деле дело тут в том, что такие кредиты не дают всем подряд - их дают только производителям или конечным покупателям продукции (то есть ограничивается право перепродажи товара, на покупку которого был взят кредит). Таким искусственным способом банки стараются подстегнуть реальное производство, нормы прибыли в котором, напомню, стремятся к нулю.

Правом эмиссии собственной валюты обладают не все банки. Им обладает один-единственный банк - Федеральный Резервный Банк. Все остальные страны для эмиссии собственной валюты должны предварительно наполнить своё золотовалютное хранилище соответствующим количеством мировых резервных валют или золота. Поскольку мировые резервные валюты найти на рынке проще, чем золото, то ими страны и обеспечивают собственную эмиссию. В конечном счёте все деньги, выпущенные для выдачи кредитов по сниженной ставке, берутся из США, а США берёт эти деньги у ФРС. Внутренний долг США - это не столько показатель того, насколько США задолжали миру при приобретении собственного благосостояния. Этот долг выражает общую сумму мировой эмиссии. На столько долларов (и зависящих от них валют) стало больше в мировой экономике.

Поскольку производство во всём мире нужно для жизни людей, но уже не обеспечивает прибыли для капиталистов, капиталисты сейчас стараются освободиться от собственности и оперировать только деньгами, занимаясь спекуляцией акциями, покупая их при повышении и продавая при понижении рыночной цены. Такая безответственность капиталистов людям не очень-то нравится, потому что людям нужны не ничем не обеспеченные деньги, а им нужны товары и рабочие места. За доступность ни того, ни другого капиталисты отвечать уже не готовы. На мой взгляд, эта тенденция приводит к тому, что государства вынуждены брать отдельные производства в собственные руки - для обеспечения военной безопасности, для обеспечения продовольственной безопасности и т.д. Только у государства есть право эмиссии денег, поэтому только оно способно сохранить стратегические предприятия на плаву.

Не могу пока что сделать дальнейших выводов о неизбежности коммунизма, то есть общественной формы владения средствами производства, т.к. своих мыслей на этот счёт у меня пока не хватает, а Маркса я пока не читал :)

Я мог напугать читателя своими пространными рассуждениями об экономике. Книга посвящена экономике лишь в малой части. Если вы, как и я в прошлом, считали гуманитарные и общественные науки профанацией, то я рекомендую ознакомиться с этой книгой. Многое после её прочтения встаёт на свои места и выстраивается в чёткую взаимосвязанную логичную систему.

15 марта 2019
LiveLib

Поделиться

NeFiLiM24

Оценил книгу

Сказать что Фридрих Энгельс в пух и прах разнес своего визави, т.е. господина Дюринга, значит ничего не сказать. Искусство письма и необычайная эрудированность создает прекрасный контраст в сравнении с юнцом Дюрингом.

28 февраля 2014
LiveLib

Поделиться

MagicTouch

Оценил книгу

Мне запали в душу слова профессора М.В. Попова о том, что на свете много замечательных книг, поэтому нет смысла тратить время на чтение просто хороших. «Анти-Дюринг» Энгельса, несомненно, относится к замечательным.
Это не значит, однако, что каждая его строчка свята или способна нравится. Мне, например, многое в этой книге не по душе, но знания, полученные при её чтении, не становятся от этого хуже.
Книга «Анти-Дюринг» была написана одним из основателей марксизма Фридрихом Энгельсом в 1877-78 годах и первоначально печаталась частями в газете. Прежде, чем нести главы в печать, Энгельс показывал их Марксу. И Маркс был не только знаком с материалами этой работы Энгельса, но даже написал часть для 2-го её раздела 10-ю главу.
«Анти-Дюринг», по словам Энгельса, «не есть плод какого-либо внутреннего побуждения», а, наоборот, написан как критика на получившие в те годы большую популярность работы экономиста Евгения Дюринга.
Критикуя взгляды Дюринга, Энгельс противопоставлял им свою с Марксом позицию в вопросах философии, политической экономии и социализма. «Анти-Дюринг», таким образом, состоит из трёх разделов, посвящённых этим трём темам.
В книге нет так называемой «воды», - наоборот, Энгельс пишет максимально сжато, т.к. стремится в небольшой объём произведения (чуть более 300-т страниц в издании 1988 года) вместить довольно объёмный и непростой для понимания материал.
Энгельс, несомненно, является гениальным мыслителем, чьи воззрения не устарели и в наши дни. Евгений Дюринг, чьи взгляды здесь подвергаются критике, безусловно, уступает Энгельсу и по уму, и по имеющимся у него знаниям, и по умению (часто – неумению) их излагать. И всё же упражнения Энгельса в остроумии, доходящие порой до фиглярства, мне не нравятся. В молодости меня восхищал издевательский юмор Маркса и Энгельса, проявляемый ими в своих произведениях и письмах, а теперь мне совсем не нравится подобная манера речи, тем более, в научно-популярном произведении.
Более того, у меня сложилось впечатление, что местами Энгельс откровенно передёргивает. Несколько раз приводимые им цитаты из Дюринга казались мне вполне понятными и неглупыми, а вот издевательство над ними Энгельса не вызвало во мне ни восторга, ни даже простого понимания. Возможно, я не настолько умён, чтобы понимать ВСЁ, что пишет Энгельс, но неприятное ощущение от не вполне чистой игры у меня осталось.
Читал я «Анти-Дюринга» теперь уже в четвёртый раз. Распечатал его предварительно на страницах формата А4, взял в руки карандашик – и приступил. Подчёркивал, делал различные пометки, к некоторым местам писал собственные комментарии, некоторые строки и абзацы перечитывал по нескольку раз. Хотя книга эта написана популярным слогом, но материал её глубок и непрост, поэтому работа с этим произведением требуется серьёзная. Ушло у меня на неё в этот раз недели две. Понял я не всё, но основные положения Энгельса, как мне кажется, я понять всё же смог.
Энгельс отстаивает ту мысль, что историю человечества следует изучать так же, как изучают естественные науки. Что поступки отдельных людей и общественных классов вовсе не случайны и не свободны, а имеют определённые причины. История человечества не есть просто ряд случайных и порой бессмысленных и нелепых поступков, а, наоборот, закономерный процесс, который может быть познан, если подойти к этому познанию, вооружившись научными методами.
Говоря о научном познании, Энгельс утверждает, что оно возможно лишь для человека, мыслящего диалектически. Диалектический способ мышления Энгельс противопоставляет способу метафизическому.
В первом разделе Энгельс решает философские вопросы, излагая философию диалектического материализма и подробно разбирая законы диалектики. Во втором разделе автор вводит нас в политическую экономию, рассказывая о её основании, её развитии и современном (на то время) её состоянии. Третий раздел показывает нам зарождение социалистических идей, их экономические причины, рассказывает о попытках их воплощения. Опираясь на современное Энгельсу экономическое положение общества, и на сделанные им с Марксом научные выводы анализа общественных отношений, Энгельс прогнозирует дальнейшее экономическое и политическое развитие человечества. Первый раздел мне как любителю философии нравится больше всего. Зато третий раздел, на мой взгляд, самый оптимистичный.
Любопытно, что когда я читал «Анти-Дюринга» впервые (более 20-и лет назад), у меня возникло ощущение, что в СССР больше было от Дюринга, чем от Маркса и Энгельса. Величественность правительственных и партийных лозунгов сильно отдавала «дюринговщиной».
Если вы не только любите размышлять, но ещё и хотите кое-что знать, - читайте Энгельса!

30 декабря 2020
LiveLib

Поделиться

Когда мы говорим о бытии и только о бытии, то единство может заключаться лишь в том, что все предметы, о которых идет речь, суть, существуют. В единстве этого бытия, – а не в каком-либо ином единстве, – они объединяются мыслью, и общее для всех них утверждение, что все они существуют, не только не может придать им никаких иных, общих или необщих, свойств, но на первых порах исключает из рассмотрения все такие свойства. Ибо как только мы от простого основного факта, что всем этим вещам обще бытие, удалимся хотя бы на один миллиметр, тотчас же перед нашим взором начинают выступать различия в этих вещах. Состоят ли эти различия в том, что одни вещи белы, другие черны, одни одушевлены, другие неодушевлены, одни принадлежат, скажем, к посюстороннему миру, другие к потустороннему, – обо всем этом мы не можем заключать только на основании того, что всем вещам в равной мере приписывается одно лишь свойство существования.
19 октября 2022

Поделиться

1. Целое больше части. Это положение является чистой тавтологией, ибо взятое в количественном смысле представление «часть» уже заранее относится определенным образом к представлению «целое», а именно так, что «часть» непосредственно означает, что количественное «целое» состоит из нескольких количественных «частей». Оттого, что так называемая аксиома вполне определенно это констатирует, мы ни на шаг не подвинулись вперед. Эту тавтологию можно даже до известной степени доказать, рассуждая так: целое есть то, что состоит из нескольких частей; часть есть то, что, будучи взято несколько раз, составляет целое; следовательно, часть меньше целого, – причем пустота содержания еще резче подчеркивается пустотой повторения. 2. Если две величины порознь равны третьей, то они равны между собой. Как доказал уже Гегель, это положение представляет собой заключение, за правильность которого ручается логика[42], – которое, стало быть, доказано, хотя и вне области чистой математики. Прочие аксиомы о равенстве и неравенстве представляют собой только логическое развитие этого заключения.
19 октября 2022

Поделиться

Раз общество возьмет во владение средства производства, то будет устранено товарное производство, а вместе с тем и господство продукта над производителями. Анархия внутри общественного производства заменяется планомерной, сознательной организацией. Прекращается борьба за отдельное существование. Тем самым человек теперь – в известном смысле окончательно – выделяется из царства животных и из звериных условий существования переходит в условия действительно человеческие. Условия жизни, окружающие людей и до сих пор над ними господствовавшие, теперь подпадают под власть и контроль людей, которые впервые становятся действительными и сознательными повелителями природы, потому что они становятся господами своего собственного объединения в общество. Законы их собственных общественных действий, противостоявшие людям до сих пор как чуждые, господствующие над ними законы природы, будут применяться людьми с полным знанием дела и тем самым будут подчинены их господству. То объединение людей в общество, которое противостояло им до сих пор как навязанное свыше природой и историей, становится теперь их собственным свободным делом. Объективные, чуждые силы, господствовавшие до сих пор над историей, поступают под контроль самих людей. И только с этого момента люди начнут вполне сознательно сами творить свою историю, только тогда приводимые ими в движение общественные причины будут иметь в преобладающей и все возрастающей мере и те следствия, которых они желают. Это есть скачок человечества из царства необходимости в царство свободы. Совершить этот освобождающий мир подвиг – таково историческое призвание современного пролетариата. Исследовать исторические условия, а вместе с тем и самоё природу этого переворота и таким образом выяснить ныне угнетенному классу, призванному совершить этот подвиг, условия и природу его собственного дела – такова задача научного социализма, являющегося теоретическим выражением пролетарского движения.
15 февраля 2022

Поделиться

Автор книги

Переводчик

Другие книги переводчика