Книга или автор

Отзывы на книги автора Филипп Майер

11 отзывов
Arlett
Arlett
Оценил книгу

Айзек Инглиш ненавидит своего отца.
Так было не всегда. Айзек помнит дни, когда их семья была счастлива. Он помнит, как маленьким мальчиком встречал отца с работы, когда тот приходил с завода весь сияющий стальной пылью, как они с сестрой понимали друг друга без слов, как была красива их мать. Так было до того, как отец стал инвалидом. До того, как мать набрала в карманы камней и утопилась. До того, как сестра уехала учиться в университет, чтобы спасти себя от тоски и ответственности. До того, как их семью сожрала ржавчина индустриального упадка, которая, как ядовитый газ, проникла не только в каждый угол родного города, но и в головы почти всех его жителей, превратив их в ржавых зомби.

Ржавчина накрыла город Бьюэлл облаком заклятия из страшной сказки. Кажется, что теперь вся его жизнь проходит со скрипом, каждое движение дается с трудом, каждый день проходит с натужным скрежетом сломанного механизма, где шестеренки визжат и стонут от безысходности и печали. Когда-то этот город был процветающим, сейчас же на его улицах царит запустение, дома стоят заколоченные, а на обочинах гниют от коррозии под ветром и дождем останки машин и станков, как кости невиданных железных динозавров. Полуразрушенные заводы и цеха смотрят на прохожих своими окнами, став готичными склепами для памяти о былом.

Айзек решился на побег, пока ржавчина не добралась до его последних душевных сил и не загнала по стопам его матери на дно холодного озера. Бросить прежнюю жизнь было нетрудно, она не могла предложить ничего, кроме депрессии. Но не хотелось оставлять ей на растерзание своего школьного друга Билли Поу - в недавнем прошлом здоровяка-спортсмена с отличными перспективами, от которых сейчас уже почти ничего не осталось. Ржавчина добралась до Поу и без боя свою добычу отпускать не собиралась. Поу жил со своей матерью в старом трейлере и проводил все свободное время на захламленном железяками дворе. Где-то среди них валялись и его шансы на нормальную жизнь, с каждым годом становясь все меньше. В душе Поу поселилась лень и апатия. Он не хотел уезжать, слишком больших усилий это требовало, но согласился проводить друга до вокзала. Дождь загнал друзей в заброшенный цех, где среди битого кирпича и щебня их поджидало суровое испытание.

Знаете, как пишет Майер? Он влезает в шкуру каждого своего персонажа. Примеряя на себя их мысли и чувства, он становится проводником их душевного состояния. Для каждого персонажа он ищет свой голос. На это могут уходить месяцы. Иногда годы. Но результат превосходный. В 2010 году после выхода «Американской ржавчины» журнал The New Yorker включил Майера в список 20 самых многообещающих писателей моложе 40 лет. Через два года выходит роман «Сын». И снова успех! «Сын» наделал такого шума, что услышали даже в Голливуде. В итоге Майер работал над проектом четыре года, написал несколько сценариев и каждый день присутствовал на съемочной площадке.

Рассказывая о работе над «Американской ржавчиной», Майер признался, что часто полностью выключал свет в комнате, чтобы настроить себя на мрачный лад, или сидел под столом, вызывая ощущение клаустрофобии и чувство, что загнан в ловушку. Не удивительно, что роман вгонял его в депрессию, а с его-то талантом быть медиумом настроения, это гнетущее уныние с большой вероятностью настигнет и читателя. Даже «Сын» с его окровавленными скальпами был не так мрачен, он не вызывал желания напиться и спрятаться от всего мира под одеялом. Но во всей этой разрухе, упадке и мусоре, как чудом уцелевший от разложения винтик, вдруг виден блеск надежды. Не все еще прогнило в этом мире.

Бонус (Только для тех, кто читал книгу. Я серьезно).
В интервью у Майера спросили, какой судьбы он хотел бы для Айзека и Поу, как сложилась их жизнь после этой истории? Он ответил: «Айзек поступит в университет, получит ученую степень, станет настоящим ученым и будет вести интеллектуально насыщенную полноценную жизнь. Он никогда не станет знаменитым, но будет делать важную работу в своей области. Ну а Поу всегда был попроще, если сравнивать с Айзеком, он более обычный. Так что Поу получит хорошую работу, заведет семью и будет жить… с легким чувство сожаления, да. Думая, что, возможно, годы, проведенные в старшей школе, были лучшими в его жизни. Но в итоге у него все сложится хорошо».

Сын
4,6
120 читателей оценили
Arlett
Arlett
Оценил книгу

Лето - пора отпусков, и околокнижные ресурсы расцвели списками книг, которые нужно прочитать до прихода осенних дождей. Но для меня в литературе сезонности не существует, живу с девизом “Даешь драму круглый год!”. Однако в этом романе всё удачно совпало: зной и трупный мухи. Кому-нибудь нужен такой совет?

Как насчет путешествия на Дикий запад? Очень дикий. Там с хрустом срывают скальпы, поджаривают людей на медленном огне и отрубают женщинам грудь. Филипп Майер под видом семейной саги написал роман о круговороте человеческой жестокости. И неизбежной деградации богатых наследников. Эти законы одинаковы для всех: кланов техасских нефтяников, английской аристократии, русского дворянства.

Майер показал нам зарождение Техаса без романтики книг для среднего школьного возраста - это откровенная резня. Почти 200 лет истории, почти 7 поколений семьи МакКалоу.
Началось всё в 1846 году, когда семью Илая МакКалоу - шотландцев-первопроходцев - правительство и законники отодвинули с их освоенной земли на новый участок, где на жирном черноземе можно было собрать богатый урожай и с помощью лассо быстро обзавестись собственным стадом мустангов и диких свиней. В этом изобильном раю была лишь одна проблема - сохранить свой скальп. Это были охотничьи угодья команчей, у которых для чужаков действуют свои законы. Мужчин пытали и убивали, женщин - насиловали и убивали, девушек и детей - забирали в рабство. Спустя годы правительство будет давать щедрый выкуп за каждого белого. Белых рабынь обычно возвращали без носов.

Илаю напророчили жить сто лет. Пророчество сбылось. Он вспоминает свою жизнь от порога сгоревшего отчего дома до собственной фермы, где его семья разводила коров, лошадей и качала нефть.Он выжил среди индейцев, он выжил среди белых, он выжил среди своей родни. Судьба дала ему трех сыновей, но среди них не было того, кого он хотел бы назвать своим наследником. Но был тот, кого он называл позором. Имя ему Питер.

Питер был “белой вороной” в своей семье. Слишком совестливый, слишком человечный. Он родился не в то время и не в том месте. Он был чужеродным телом, и всё вокруг отторгало его. Питер вел дневники, в которых рассказывал правдивую историю своей семьи. Правдивую на его взгляд. Вы найдете их на этих страницах. Это то немногое, что от него осталось, потому что клан МакКалоу вычеркнул его имя из семейной хроники, а сам Питер бесследно пропал.

Единственным человеком, который смог достойно продолжить дело Полковника - Илая теперь называли только так - оказалась его правнучка Джинн Анна МакКалоу, женщина, опередившая своё время. Она управляла нефтяными вышками своей семьи в те годы, когда женщину в большом бизнесе никто не воспринимал. Но она вырвала у жизни свое право на уважение и заставила считаться с собой. Она добилась заоблачных финансовых высот, в жертву которым принесла свою семью. Но такая ли уж это жертва? Джинн Анне всегда было слишком тесно и скучно в роли матери. И закономерный итог: её одиночество отдавалось гулким эхом, как и шаги в пустом бессмысленно огромном доме. Она лежит там одна не в силах пошевелиться, почему-то пахнет газом и гарью, прожитые годы проносятся у нее перед глазами.

Роман Майера шокирует и восхищает. Если вы крепки духом, если цените слог без легковесности и вычурности, если готовы к долгому пути через прерии - читайте.

А я теперь хочу устроить себе еще одно испытание на прочность и посмотреть 10 серий этой "мясорубки". Пирс Броснан в роли Илая. Звучит заманчиво.

01:06
Tarakosha
Tarakosha
Оценил книгу

Роман Ф. Майера ладно скроен и крепко сшит, а уж сравнение в аннотации с такими мастодонтами классики, как Д. Стейнбек и У. Фолкнер сразу настраивают читателя не только на нужный лад и ожидание масштабной истории, но и подталкивают его (то бишь читателя) к скорейшему прочтению, особенно если вы любите хотя бы одного из названных авторов и хотите лично убедиться в правоте заявленных слов.

Да и тема романа навряд ли может оставить равнодушным, особенно тех, кто на собственной шкуре испытали или испытывают постепенное угасание градообразующего предприятия. Когда вместе с ним в упадок приходит и жизнь большинства населения. Ведь если нет работы, то и соответственно нет дохода, и как закономерность автоматически снижается жизненный уровень, молодежь, её более активная часть стремятся уехать в другие места, крупные города, где смогут найти достойное применение своим силам и знаниям. Оставшиеся же люди потихоньку кто спивается, кто мирно доживает свои дни, а кто и кончает жизнь самоубийством, не в силах выносить ежедневную борьбу за существование.

Так случилось и тут. Ф. Майер взял и показал нам обратную сторону такой благополучной, как мы или многие из нас, или некоторые, привыкли считать. И оказывается, что там тоже далеко не все так прекрасно.

Небольшой американский городок Бьюэлл, в котором когда-то процветающее сталелитейное предприятие закрылось и многие оказались не у дел. Кто смог уехал, кто подрабатывает в соседних городах и поселках. Так и Айзек Инглиш, бывший одним из перспективных выпускников школы и вынужденный остаться и ухаживать за больным отцом, решается оставить все прежнее позади и начать новую страницу собственной жизни в другом городе и получить, наконец-то, образование. Здесь ненавистная серость будней, отец, с которым у них нет отношений, а только взаимные недовольства и никаких перспектив.

Его друг Билли Поу, бывший спортсмен, перед которым тоже в свое время открывались многие дороги, слишком поддался этой разъедающей город и людей ржавчине. Ему вроде и хочется чего-то большего, но усилий для этого необходимых порой и сложно прилагать. Гораздо проще плыть по течению, идти по заданной траектории. Нет особых достижений, но и не нужно слишком много усилий.

Неизвестно как-бы стали развиваться события дальше, если бы на пути у них не возникло непреодолимое препятствие в виде не много не мало уголовного преступления, могущего как повернуть вспять все надежды и мечты, так и выявить кто на что способен ради другого, да и в целом, что за человек он сам.

Вот автор и ведет их по пути бегства, раскаяния, нужды, сумы и тюрьмы, от которых, как известно, не зарекаются. А параллельно с этим мы узнаем и всю подноготную героев и их семей. И на поверку оказывается, что им и держаться-то, в общем, особо не за кого, кроме как друг за друга. И что отчаяние, безвыходность захватили весь город и надежды многих давно уже погребены под развалами.

Тут Ф. Майер уже не гонится за масштабностью и зрелищностью моментов, как в предыдущем произведении, и максимально сосредоточивает все внимание на внутренней жизни героев,их размышлений и переживаний, стремясь максимально достоверно и подробно передать психологическое состояние своих персонажей, а через их судьбы и их близких и неутешительную судьбу многих провинциальных городков страны. Насколько точно ему это удается, судить каждому прочитавшему

Финал романа, призванный показать не только, что все возможно изменить, хотя зачастую и ценой чужой судьбы, и что каждый из двух друзей, пройдя свои огонь и медные трубы, стал лучше, оценил то, что имел , осознал кто и как ему дорог, но и вселить надежду на лучшее и веру в него и людей, но увы, не до конца убедителен в свете рассказанной истории, да и жизни вообще.

varvarra
varvarra
Оценил книгу

Не часто встретишь книгу со столь угнетающим настроением. Богом забытый городок, проржавевший и заброшенный, отчаявшиеся люди - без работы, без надежды - разве может произойти что-то хорошее в подобном месте? Это место - трясина, в нём невозможно жить, но и выбраться не получится.
А если попытаться?
Айзек Инглиш готов рискнуть. Парню с самым высоким IQ не место в подобной дыре. Только его опередила сестра. Она сбежала раньше, оставив Айзека с отцом инвалидом. Безвыходная ситуация? Отнюдь! Найти сиделку в целом городе безработных не составит труда, тем более, сестра вышла замуж за вполне обеспеченного молодого человека.
Айзеку не хватает решительности сделать окончательный выбор, на каждый аргумент находится контраргумент. И таких, как он, в городке большинство.
Его друг Билли Поу, неплохой футболист, которого приглашали в несколько колледжей, но парень боялся, что не сможет быть звездой в чужом городе, без старых друзей и игроков.
Грейс, мать Билли, тоже имела шанс уехать, вырваться из трясины, покинуть осточертевший трейлер и тунеядца мужа, а взамен обрести дом, образование, работу. Но она ставит выше собственных интересов интересы сына.
Бад Харрис, прикрывающий правонарушения Билли, используя должность шефа полиции.
После того, как производство а Долине совсем остановилось, подобных историй наберётся не один десяток. У каждого свой фильм ужасов.
Жизнь диктует условия и устанавливает собственные законы. Один из них: если не выбираешь сам, выберут за тебя. Выбор - главная идея книги. Сделай выбор или его сделает кто-то! Не успеешь уехать ты - уедет твоя сестра. Не оставишь плохую компанию - попадёшь в историю. Утаишь улику - грозит служебное расследование. Не подчинишься авторитетам тюрьмы - будешь убит (или покалечен, если повезёт)...
У автора получилось довести терзания выбора до высшего накала. "Быть или не быть?" - звучит с каждой страницы. Убить или быть убитым? Предать друга или взять вину на себя? Признаюсь, что у меня сдавали нервы и приходилось делать перерыв, чтобы перевести дыхание и прийти в себя. Голос Алексея Багдасарова - выразительный, эмоциональный - рвал душу (именно в его исполнении слушала аудиокнигу). И эта ржавчина... я её чувствовала вокруг.
"Бюджет маленького городка и проблемы мегаполиса" - как это знакомо.
"Прекрасное место для жизни. Но пейзажем не заработаешь".
"Они всего лишь хотели жить с достоинством" - не о нас ли это?

Мужчины перебирались в Хьюстон, Нью-Джерси, Вирджинию, жили вшестером в комнатках мотелей и посылали семьям деньги, но в конце концов почти все вернулись. Уж лучше бедствовать и маяться среди своих.

Когда началась война, из нашего города уехали многие. А через время возвратились, не все, конечно. Решили так же: лучше бедствовать и маяться среди своих.
Правильный ли выбор мы сделали? Или его сделали за нас?

ksu12
ksu12
Оценил книгу

"...Оно все останется, когда их на свете не будет, - и о чем это говорит? Что ты сам строишь себе клетку. Ты ничем не владеешь, нет, мир просто принадлежит тебе, и все."

Очень жизненная драма о разрушающемся, покрытом коррозией маленьком городке Америки. В моей читательской жизни была "Американская трагедия" Драйзера, "Американская пастораль" Рота, "О мышах и людях" Стейнбека, а вот теперь - "Американская ржавчина". И ближе всего она, по-моему, к Стейнбеку. Мечта не повергла тебя в трагедию. Американская мечта просто так и осталась мечтой, миражом. Можно мечтать о лужайке, своем чистеньком домике, идеальных супругах, замечательных детях, успехе на работе и... ничего не делать. И так стоит уже проржавевший трейлер в маленьком городке, жизнь в котором останавливается, замирает, но замирает не в счастливом миге, а в тихой агонии.

Две семьи двух друзей, только закончивших школу. Оба могли быть успешными, а могли ими и не стать. Один из парней почти вундеркинд в учебе, второй- способен в спорте. Но городок затух, не стал работать сталелитейный завод, и жизнь прогнила. Нет работы, нет перспектив. Надо уезжать. Но один держит себя возле отца -инвалида, погребенный мыслями о самоубийстве матери, а другой просто хочет остаться здесь и никуда не ехать, быть рядом с неудачницей-матерью.

Случится беда, преступление, вынужденное преступление, которого могло не быть и которое не могло не случиться. Так распорядилась жизнь. Одного обвинят в убийстве, другой будет в нем виноват. Бегство, тюрьма, очищение и прощение. Сложный роман в своем реализме, его трудно назвать увлекательным, но он завораживает именно своей реалистичностью, безнадежностью, отчаянием, кажется, что здесь все уже уснуло, и процесс распада будет идти еще несколько лет, а потом все закончится - смертью. Но забрезжит надежда, не здесь и не сейчас, может быть потом в другом месте, будет новая жизнь. А может, как у Ли - будет все, как надо, как у людей, в другом месте с другими людьми, а счастья все равно нет. Счастье, видимо, где-то у нас внутри, не снаружи, и перемена обстановки помогает только тем, кто несет в себе этот заряд счастья, а не бежит от самого себя. Иначе, как сказал один из героев романа, просыпаешься в новом месте, открываешь глаза и в зеркале снова видишь себя. Себя! Такой уж ты есть. Счастье не снаружи. Можно и нужно искать что-то лучше, но внутри себя для начала нужно разжечь свет.

Роман о разбитой американской мечте с надеждой...А парни хорошие... Какие-то настоящие... За них стоило бороться, я искренне желаю им попробовать жить по-другому...И роман интересный, уже потому что это давно не об одной Америке, в любой стране есть такие герои, такие трейлеры, такие ожидания и такая же безнадежная невозможность изменить что-то в себе.

russischergeist
russischergeist
Оценил книгу

Нужно меняться, чтобы стать человеком, и нужно быть неизменным, чтобы оставаться им.

Алексей Иванов "Географ глобус пропил"

Я рад, я просто рад, я просто очень рад, я очень-очень рад. Мне встретился очень достойный современный американский автор, к книгам которого хочется дальше обращаться и, безусловно, позже снова возвращаться к уже прочитанным произведениям. Вторая книга - и снова почти стопроцентное попадание. Мало кто сейчас из американцев пишет о глобальной проблеме человечества - повальном "оглупении" цивилизации. В этом романе эти посылы были организованы на примере всего буквально одной семьи и нескольких взаимосвязанных героев.

Человеческое начало проявляется в заботе о мертвых и слабых. Звериная природа - наоборот. Проступает,когда останешься один. Твои высшие ценности меркнут.

И что красиво, совершенно необязательно писать роман о долгих годах жизни героев, глобальной семейной хронике, подробно описывать исторический фон, сильных мира сего и их решения. Майер делает намного проще, он концентрируется исключительно на своих героях и благодаря второстепенным героям, встречавшимся на своем пути, автору легко удалось создать современную картину общества американской глубинки, где, к сожалению добрая (эх, как не вовремя это слово подвернулось) половина индивидуумов уже настроились на "звериную тропу" и начинают забывать о своем человеческом начале.

В итоге останется одна ржавчина. Вот главная характеристика этих мест. Блестящее наблюдение. Поздравляем, вы десятимиллионный человек, констатировавший очевидное.

Только небольшой дебютный раздел рассказывает о тех местах Пенсильвании, где происходит действие романа. Но ведь именно из таких небольших городков в большей своей части и состоит наше общество. Не только в больших городах-мегаполисах живут люди (да и там легко отыскиваются "звериные тропы"). Да, наше общество постепенно ржавеет, все больше и больше, а все из-за плохого воспитания детей, влияния СМИ, медиа и бестолкового телевидения, устранения в глубинке возможности культурного обогащения, наличия массового хаоса и беспредела, глобального разгула преступности и бесшабашности. И все это автор показывает "одной левой", используя только один эпизод из жизни наших героев и на протяжении страниц романа, мы видим глубокие изменения в судьбах героев. Только один маленький штрих, почти бабочка, севшая на цветок - и вся жизнь перевернулась с ног на голову, что позволяет каждого задуматься на своим течением по жизни.

Научиться чему-то в жизни можно только на своей шкуре - ты так ничего и не поймешь,пока не начнешь сам принимать решения. К добру или не к добру,но тебя,такого как ты есть,формируют люди вокруг.

Да, современное взросление сильно отличается от тех, которые происходили с нашими предками. В романе жестко и без обиняков описаны даже два случая такого взросления, речь идет о Айзеке и его друге Поу. Как все может измениться за несколько дней, недель. Ты начинаешь понимать смысл жизни и твое место в этой большой вселенной. Часто, однако, это понимание дается такой большой ценой.

"Американскую ржавчину" мне было интересно сравнивать с книгой Вольфганга Херрндорфа "Гуд бай, Берлин!" Да, немецкая версия "внезапного взросления" сильно отличается от американской, но от этого не меняется итоговый результат. Способы как взросления, так и его описания, бывают разные, и каждый писатель по-своему достиг своих целей и убедил нас. В Германии Херрндорфа уже читают в старших классах как внеклассное чтение. И это правильно. Надеюсь, что американцы также подумают над включением "Ржавчины" в соответствующие списки, ведь они же еще окончательно не проржавели?

Сын
4,6
120 читателей оценили
nata-gik
nata-gik
Оценил книгу

Сначала я хочу упомянуть крошечную капельку дёгтя в этой бочке мёда. Видимо, книгу хотели выпустить побыстрее, поэтому последний круг корректуры просто отменили. Попадаются такие опечатки, которые просто стыдно было бы не заметить. Это режет глаз, особенно когда вокруг совершенство. Да и перевод... не знаю, возможно, это так и в оригинале написано, но при всей силе сюжета, проработки героев и глубины истории в романе совсем нет особого языка. Я не "услышала", не прочувствовала писателя. Возможно, это минус автора. А может и переводчика. Поэтому обязательно запланирую себе прочтение этого романа на английском. Вот и всё, дальше только плюсы и восторги.

Хотя слово "восторг" немного, нет, не неправильное, неподходящее. Это мощное произведение, производящее неизгладимое впечатление. Но ощущения непростые и точно не позитивного окраса. Что-то вроде наблюдения за чем-то величественным, но ужасающим. Тут та же история – выводы, к которым весь роман ведет нас Майер, оседают тяжелым бременем на сознание. И это вот не может вызывать восторг. Но я, к сожалению, не могу подобрать подходящего синонима восторгу, чтобы выразить именно высочайшую степень читательского удовольствия от этого романа. Так что, пусть будет восторг.

Немного подробнее о том, чем же этот роман так хорош. Пока я его читала, меня не отпускало сравнение с Толстым. Уровень эпичности, не переходящий в пафос. Четкость сюжетной линии и глубина персонажей при получившейся картины даже не эпохи, а всего народа. Это действительно мощный роман без всяких оговорок. Его нужно изучать по школьной программе (американцам, конечно же), разбирать детально, писать сочинения. Каждый из главных героев должен остаться в литературной истории надолго. И, скажу вам честно, ничего подобного масштаба я очень давно не читала. Ну, может, Рушди в "Детях полуночи" и "Клоуне Шалимане". Не мифологическим языком, а именно величием написанного полотна, которое действительно раскрывает историю страны или региона так комплексно и понятно даже строннему наблюдателю, не знакомому с деталями.

Ну и герои, конечно. Сложная структура романа с тремя героями в трех разных временах немного путает поначалу, но зато у читателя единомоментно появляется совершенно цельный, и, как это всегда бывает с любым человеком, неоднозначный образ. Автор бросает нас от жалости к ненависти, от понимания до полного отторжения. И все это не линейно, а на нескольких последовательных страницах. И прелесть в том, что это именно длительное развитие. Вы не видите немного искусственных ситуаций, когда герой вдруг из хорошего превращается в злодея. Все происходит плавно и, логично, что ли. Так что вы, как читатель, не сможете держать одинаковое отношение к героям долго. Этим Майер добивается самого важного для "эпического полотна" – беспристрастности зрителя. У вас получится действительно увидеть всю картину целиком, без правых и виноватых. Просто исторический процесс во всей его неумолимости и беспринципности.

А еще это очень плотный и насыщенный роман. Вам точно не станет скучно, потому, что стоит читателю чуть расслабиться в потоке одного сюжета, как автор резко вырывает его и бросает "из огня да в полымя". И поэтому книга читается очень быстро. Но в ней столько деталей, интересных мелочей и эпизодов, в которых хотелось бы побыть дольше, что после последней страницы я поняла, что еще вернусь к этому роману. Так что, обязательно читайте. Постарайтесь делать это неторопливо, вдумчиво и внимательно. Желаю вам удовольствия.

C.R.
Обложка отличная. И попадание в тему и отражение глубокой мысли романа – несущейся и неостановимой жизни. Тема остальных обложек примерно та же, но мне больше всего понравилась центральная, с той же стремительностью, что наша.

Сын
4,6
120 читателей оценили
littleworm
littleworm
Оценил книгу

"Сын" – какое-то очень уже расплывчатое и простое название для романа.
Всего три буквы для такого монументальной мощнятины.
Роман, оглянувшись на который, становится не понятно, как в эту книгу умудрились уместиться все события, люди, времена.
Охват времени даже не столетие, а почти на двести наскребётся.
Сразу оговорюсь, почему снизила пол балла, просто поначалу вообще не могла понять кто есть кто, было бы здорово иметь под рукой семейное древо.
А может кому-то будет интересно выяснить степень родства по ходу действий.

Не советовала бы браться за книгу нежным, пугливым и впечатлительным. Индейцы не отличались особым гуманизмом и бережным отношениям к живым душам. Кишков и скальпов здесь немало и во всей красе. Зашкаливающее количество сцен охоты как на зверей, так и на людей.

А всё началось в далекие 1840-ые года, когда семья Илая попала под горячую руку суровым индейцам.
Женщины были убиты и изнасилованы, мальчишки попали в плен к индейцам. И если одному было совсем не по душе эти адские пытки и испытания, то второй, наверное, был рожден с душой индейца, свободолюбивого, жестокого... жесткого борца.
Именно от него и пойдет разрастаться семейное древо.
Но историю его судьбы нам не дано узнать сразу.

Роман представляет собой косичку из трех параллельно переплетающихся судеб семьи МакКаллоу.
Илай/ Тиэтети имел все шансы стать вождем, при другой истории, в других обстоятельства. Властный и сильный, решительный, идущий наперекор индейцам, пусть и не открыто, но очень рискую остаться без скальпа, он тем не менее завоевывает уважение в племени.
Пожалуй эта часть книги мне понравилась больше всего.
Очень познавательна и увлекательна жизнь с индейцами.
Очень качественная работа автора, действительно полное погружение в быт и атмосферу.
К ним привыкаешь и всё вокруг уже не кажется таким уж диким.

Параллельно мы узнаем судьбу Питера, изливающего слезный поток в своем дневнике. Питер сын Илая, полная противоположность, идущая наперекор.
Он просто очень тонко чувствующая натура, или создан он совсем для другого... и чувства в его жизни превыше всего.

Что касается внучки Джинн, пожалуй самая мутная и неясная часть романа.
Вроде как, ближе всего к современному времени, и вроде как, она представляет собой новоявленную бизнес леди, взвалившую на себя никому не пригодившееся наследство, но не увидела я в ней ни особой хватки, не стремления.
Странная она мне показалась, как будто тоже не свое место она занимала.
И в финале, когда круг замыкается, и оканчивается очевидно правильно... так, как и должно было быть, я понимаю, что Илаю надо было остаться индейцам вопреки или во имя.

С помощь этого романа не стоит изучать историю Америки, но базовые моменты отметить для себя получится. Всё же это не просто судьбы людей, их жизни напрямую зависят от событий в стране. Отвоеванные земли у индейцев не одному аукнутся и отольются кровью, война жестокая и беспощадная и уступать не хотел никто.
Обретенные ценой пота и крови земли воздали победителям нефтяными запасами и озолотили диких скотоводов.

Для тех, кто не интересуется Диким Западом, не пищит от индейцев, не горит желанием лицезреть снятые скальпы на поясе лихого наездника, ни особо любят крутые вестерны, я все же советую прочитать этот роман.
Это книга может и не станет для большинства наших читателей выдающимся, шедевральным произведением, но она оставляет массу впечатлений. И неверное, из ряда книг, которые помнятся долго.
Мы хорошо знаем, как был страшен наш 20 век, как менял он судьбы поколений и родов.
Это возможность посмотреть со стороны на происходящее в другом континенте.
Как непросто формируется судьба семьи на протяжение большого временного периода, какие бы они не были, как бы не поступали, невозможно идти по жизни параллельно истории страны и быть не задетым.
Хорошо если не раздавленным.

Сын
4,6
120 читателей оценили
Lanafly
Lanafly
Оценил книгу
Для оттенков храбрости не меньше слов, чем для оттенков снега у эскимосов. Как, впрочем, и для страдания.

Великий ли это американский роман, как позиционируют его критики? Шедевр, как громко вещают заголовки литературных статей?
Насчёт последнего не уверена, потому что подхожу к подобному слову с понятной осторожностью, стараясь не раскидываться им направо и налево А вот насчёт великий американский, пожалуй, соглашусь, но только с поправкой: если вы сами американец. Тогда вы сможете найти в книге очень много родного и знакомого. Сможете вдоволь попереживать, например, за судьбу страны, за её прошлое и будущее, проникнуться значимыми событиями и вехами, как то история белых переселенцев на просторы Техаса, завоевание индейских земель, гражданская война между Севером и Югом, Мексиканская революция начало двадцатого века, проблемы сельского хозяйства и, наконец, разработка нефтяных месторождений...

Все эти документально воссозданные события можно увидеть в сюжете книги, измеряя его глубину степенью своей сопричастности к проблемам родины и неравнодушием к тому пути, по которому движется Америка.

Для меня же "Сын", в первую очередь, отличная семейная сага, периодом с 1836 по 2012гг. Роман о людях. Об их внутреннем становлении и деградации. О взращенной жестокости и внезапно захлестнувшей любви.

Повествование ведётся от лица трёх представителей семьи МакКаллоу: прадеда и главы клана, легендарного всеми уважаемого Полковника Илая, его сына Питера, не оправдавшего отцовских надёжд и внучки Питера Джинни, стальной, несгибаемой бизнес-леди.
И как водится у историй подобного качества, рассказчики не стройно восходят на трибуну, чтобы поведать нам о себе, а хаотично перебивают друг друга, создавая мешанину их своих голосов. Все трое вещают искренне, не утаивая подробностей, но совершенно по-разному, в соответствии со своим характером.
От первого лица - Илай, Питер - через страницы своего дневника, Джинни - с помощью автора, ведущего рассказ от третьего лица.

Дальше...

Не могу отдать предпочтение ни одной истории, потому что они хороши по-своему. Однозначно потрясает судьба тринадцатилетнего мальчика Илая, похищенного индейцами и пытавшегося выжить в чудовищных условиях. Казалось бы шансы у него нулевые и смерть его близка, но мальчишка цепляется за жизнь зубами и надо же, становится на ноги, добывает себе уважение племени, вынуждает индейцев признать себя за человека. Жестокий мир коренного населения Америки показан как нельзя реалистично. Некоторые подробности просто до оторопи. Это суровая жизнь, лишённая маскарада из условностей, придуманных белыми, тут всё просто и понятно: враг - значит, убей и сними скальп, а голоден - выпей кровь бизона и съешь его сырую печень, поливая вкусной "подливкой" желчью.

Подробности блестяще иллюстрируют работу автора по изучению племени Чероки. Как он сам признаётся, ему пришлось прочитать 350 книг о Техасе и самому поохотиться на бизонов с помощью лука, целый месяц проведя вне цивилизации.
Эффект достигнут, погружение в жизнь племени полная. Кроме того, узнаёшь массу подробностей о том, как правильно обрабатывать шкуры животных, как делать стрелы, почему имена индейцев - это сплошные прозвища, данные им по заслугам, как чероки любят, женятся, дружат и... пытают.

Да, запаситесь силами, читать это не всегда легко.

Вот и представьте теперь, каким должен был стать Илай, чтобы получить право называться настоящим индейцем. Жестокий мир, жестокие правила игры, жестокий мужчина, способный заарканить собственную судьбу и заставить её подчиняться. Слабость такому человеку ни к чему, и он не намерен её терпеть ни в ком. Тем более в собственном сыне Питере.

----- А Питер... Сынок мой, сынок... Питер чудак, безвольный парень, который, похоже, не совсем понимает своё предназначение и вовсе не стремится продолжать дело отца. Какой позор для бравого Полковника, ведь похоже, что его сын - тряпка! Наверняка таким образом думают люди, и они правы, чёрт побери! Ну дело ли, постоянно копаться в себе, рефлексировать и изливать свою тонкую душу на страницах дневника. Выступить открыто против отца не может, слабак. Зато ноет как девчонка и жалеет этих недолюдей - мексиканцев. Да ещё втюрился в дочь врага. Убитого врага. Да вся их семья полегла, этих низкородных соседушек, если честно, только девчонка в бойне выжила. Поди-ка ты глянь, какая везучая! Ну и что с того, что знакомы они с Питером с детства? Позарились на чужое - получите отпор. Все-все получите, включая женщин и детей. А тот, кто считает, что дело тут в прибранной к рукам земле, что справедливостью тут не пахнет, а пахнет жестоким убийством, кровавой резнёй, так пусть катится в Ад! Нечего сопли разводить. Сунется в полицию - закопаем живьём, ясно? Мария, Мария, Мария, Мария... На каждой странице дневника! Жена ему по боку, сбежала в город, ну и ладно. Отец ему по боку, велит одуматься - не слышит... Совсем сбрендил, приволок тощую нищенку к себе в дом и милуется с ней, жалостью и тоской исходит, раскаяньем и болью от собственного бессилия. Ну какой это наследник Полковника? Надо что-то решать и быстро, ситуация - курам на смех.
Ах, Питер, сынок мой, сынок, Большое Разочарование... Нет в тебе моей крови и жизненной хватки... -----

(Как мне кажется, именно такие мысли могли родиться в голове Полковника при взгляде на сына).

История Джинни тоже не оставляет равнодушным читателя. Одна из первых бизнес-леди в стране, женщина сумевшая понять, что возделывать земли и заниматься разведением бизонов - это вчерашний день и нужно выходить на новый уровень развития. Она словно подхватила эстафетную палочку, выпавшую из рук горячо любимого ею прадедушки, грозного и брутального Илая. Но в угоду работе Джинни приходится жертвовать своей семьёй. Привычное дело, когда речь идёт о бизнесе подобного масштаба. Меняются мужья, вырастают дети, но личного счастья нет. Как нет и надежды на достойное продолжение рода. Джинни одинока, её внуки - разнеженные барчуки, не желающие ничего, кроме развлечений. Не в пример ей, умевшей в десять лет клеймить скот, а в пять - ловко бросать лассо. О троих детях говорить вообще не приходится, они далеки от неё во всех смыслах. Другое поколение, другие ценности, другой склад характера.
Вырождение - это слово теперь часто приходит ей на ум. Куда всё течёт и кому нужна эта "обуза" - ранчо, земли, нефтяные фьючерсы...

Концовка лично для меня показалась несколько скомканной. Но это скорее претензия не к автору, а к моему разыгравшемуся аппетиту. Хотелось ещё, дальше и побольше. Тем более, что Майер запустил в роман ещё одного персонажа, который появляется буквально на последнем десятке страниц.

Американцы... Они думали, что никто не посмеет украсть у них только потому, что они сами уже украли это у кого-то другого. Но так думают все люди: что бы ты ни получил, это досталось тебе навеки».

Подытоживая, не будет преувеличением сказать, что книга очень ладно построена, крепко сбита и умело декорирована. А значит, никакие ветра, непогоды и нашествия команчей ей не страшны. Выдержит.

P.S. К сожалению, забыла добавить в рецензию несколько фраз о важном, на мой взгляд, моменте. Приходится дописывать в виде постскриптума.
Неясно почему, но индейцы общаются между собой, используя удивительно культурные выражения. Почти этикетно приносят извинения друг другу, по-светски тонко чувствуя вторжение в личную сферу или используя слова, которые не думаю, что могли быть им знакомы. И это несколько нарушает баланс правдивости в книги. Для меня. Хотя...

Мы помолчали.
— Люди такие глупые, — тихонько проговорила она. — Мы ведь все — потомки пленников.
— Вряд ли все так думают.
— А Жирный Волк?
— О, он-то точно нет.
— Бедный Тиэтети.
— Ничего подобного.
— Ладно, прости.
— Давай спать.
— Интересно, когда ты перестанешь быть таким милым.
— Говорю же — давай спать.
Сын
4,6
120 читателей оценили
ksu12
ksu12
Оценил книгу

"-Так какого черта ты вернулся? - мрачно спросил он.- Что произошло?
- Все умерли."

Эта книга - воплощение настоящей исторической трагедии, трагедии времен и народов, касающейся всех и каждого в прошлом, настоящем времени, и, думаю, что и будущем.
Кто-то врывается на чужую землю и присваивает ее себе, истребляя население. То население, которое отдается в жертву, тоже не согласно уйти и кануть в Лету, оно защищает свою землю, своих близких, свое право жить так, как считает нужным.

Девятнадцатый век. Освоение Дикого Запада. Индейские племена, которые вынуждены исчезать с лица земли, потому что пришли бледнолицые и решили, что имеют право выгнать этих людей (которых они людьми не считали) с их земли (что она принадлежит индейцам - так они тоже не считали). Да ведь не просто изгнать, но и истребить, потому что понятно, что просто так им свое кровное никто не отдаст. Я думаю, это можно назвать цивилизованной дикостью - то, что вытворяли с индейцами пришедшие на эти земли бледнолицые. А индейцы, как известно, отличались природной дикостью и тоже не церемонились, когда защищались либо же мстили белым за их такой большой кровавый набег.

Никто в этой трагедии не выглядит чистым, все себя запятнали кровью, болью, смертями - жестокостью. Земля, обожженная кровью убитых, подарит вновь прибывшим нефть.
Это большая история одной семьи, в центре которой Илай, мальчишка тринадцати лет, который попадет к индейцам, переживая большую трагедию своей семьи, оплакивая внутри себя брата, сестру, мать. Кем станет этот мальчик? Что он преодолеет, что переживет? А главное - каким выйдет? Пройдут годы, появятся потомки. Мы будем читать дневник Питера, сына Илая. Питер, конечно, слаб, но он мне нравится, во многом я его понимаю, больше, чем Илая. Такого отчаянного человека, как Илай, я уважаю, но понять мне многое в нет трудно. Наверно, выхода у Илая быть каким-то другим уже и не было. Он молодец, он сильный. И история Илая меня привлекает больше всего в этой книге. Но Питера я понимаю. Он человечнее, он мягче, он больше понимает сам. Но он рожден уже чуть в другое время, и он может позволить себе роскошь рефлексировать, рассуждать, сожалеть, роскошь быть добрее. У Илая такой возможности никогда не было. Илай делал то, что должен, и далеко не каждый на его месте справился бы, не зря же его уважали все.

Джинни - внучка Питера, ее история - это история 20 века в Америке. Она должна была стать сильной женщиной, но стала кем стала, и сомнения ее одолевали всю жизнь.
Трагедия Техаса обернулась трагедией этой семьи. Я думаю, это типично для того времени. Каждый из них понес семена этого большого Греха через поколения.

Книгу читать очень интересно, путаница с тем, кто кем кому приходится все же распутывается по ходу повествования, основные имена - это Илай, Питер и Джинни. Хотя, конечно, и ответвлений еще много. Но рассказ ведется от лица этих троих людей. Это они поведают нам о Большой трагедии, они расскажут о последствиях той трагедии, они покажут ее на своем примере.
В этой семье - и безграничная, отчаянная сила, и большие сомнения, и боль, и горе, и надежды, их правда и неправда, их преступления и искупления. Здесь их величие и унижение.
Кровавая рана Америки...

Дальше...