Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
116 печ. страниц
2019 год
12+

Глава вторая
Городские грешники

Как раз в эту страшную пору (как говорят в народе: «Хоть в петлю лезь», от жутких проблем, а по видео – танцы-шманцы или политическая болтовня) в покоях миллиардера появился говорящий памятник Льва Николаевича Толстого. Как всегда, с кучей предложений и с одним вопросом: долго ли ему осталось говорить и нельзя ли продолжить литературную работу в рамках подземелья? Мардахай Абрамович, несмотря на приближающийся крах Чистилища, был в хорошем расположении духа и встретил Льва Николаевича стихами.

– Анюта, готовь чай! Крепкий, как у Позднышева… Помнишь «Крейцерову сонату»?… Бальзам из морошки я сам возьму.

Миллиардер неожиданно встал в позу Пушкина, что стоит в Москве на Пушкинской площади, прочёл тихо, проникновенно, почти шёпотом:

 
В спальне, словно во вселенной, —
Дышат радостью слова.
Мы с тобой, мой друг, нетленны,
Как сказанья, как молва!
Мы с тобой, мой друг, бессмертны,
Мы летим, летим, летим.
С нами бури, штормы, ветры…
Мы Россию сохраним.
И живём мы не напрасно,
Дышат вечностью слова.
С нами воля, вера, сказка,
И слова, слова, слова…
 

– Чем полезен буду, Лев Николаевич? – поинтересовался Крупин после прочтения стихов. – Боже мой, кого я вижу, Анюта Сволочкова!.. А я думал, Вы в Эмиратах, у этого, как его, Ольмари-Кольмари?

– Джорджи Омари, владелец трёх банков в разных частях света, а также магазинов с попугаями-неразлучниками – международный президент пуха и пера…

– А мы теперь знаем, сколько Вы стоите, – оборвал Сволочкову Лев Николаевич. – Это не гастроли… Переспала с петухом, владельцем трёх банков – и будешь всю жизнь мошной трясти перед такими же петухами, попугаями-неразлучниками. А миллиард – это так… как сейчас говорят, виртуально. Сегодня он миллиард, а завтра на этот миллиард буханки хлеба не купишь.

Как ни странно, олигарх поддержал его.

– Надёжность рынка разваливается не по дням, а по часам, – сухо и зло сказал он. – Эстетика рынка та же самая, как в отловле кулаков и частнособственников в первые годы «совка». Только там хозяйство отбирали на колхозные нужды, а теперь налог. Куда? На что?… И цифра его – запредельная, а то и тюрьма за невыплату.

– Простите, Лев Николаевич, что такое мошна? – неожиданно поинтересовалась Сволочкова. – Вы часто употребляете это редкое слово.

– Но я не олигарх и не миллионер. Меня интересует диалектика души русского человека. Ваш жених Мардахай Абрамович, наш уважаемый перекупщик нравственных ценностей, больше осведомлён в этом вопросе.

Миллиардер хитро заулыбался и сделал потягушечки, как малый ребёнок.

– Ценность мошны мне пока неизвестна. Писатель имел в виду не ту мошну, которой я могу ошеломить многих олигархов.

И миллиардер опять заговорил стихами:

 
Олигархи, олигархи,
Вы не люди, вы – подарки.
Вы с деньгами связаны,
Как бомжи проказами.
В теле вашем нет души,
Зато много скользкой лжи.
Ваш конёк – продажный мир —
Бонус, ваучер и пир…
 

– Свою мошонку, которая пока не подводит, я хорошо знаю.

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
260 000 книг
и 50 000 аудиокниг