3,7
27 читателей оценили
305 печ. страниц
2018 год

Федор Вахненко
Билет в один конец
Необратимость

Серия «Stalker» основана в 2013 году

© Ф. Вахненко, 2018

© ООО «Издательство АСТ», 2018

* * *

Издательство признательно Борису Натановичу Стругацкому за предоставленное разрешение использовать название серии «Сталкер», а также идеи и образы, воплощенные в произведении «Пикник на обочине» и сценарии к кинофильму А. Тарковского «Сталкер».

Братья Стругацкие – уникальное явление в нашей культуре. Это целый мир, оказавший влияние не только на литературу и искусство в целом, но и на повседневную жизнь. Мы говорим словами героев произведений Стругацких, придуманные ими неологизмы и понятия живут уже своей отдельной жизнью подобно фольклору или бродячим сюжетам.

Пролог

Что значит один-единственный человек в Зоне отчуждения? Много кто задается этим вопросом уже несколько лет напролет. И все никак не найдет ответа. Простейший пример: берем двух людей. Один умирает в самом начале, не протянув и недели, а другой доходит до самой ЧАЭС и становится легендой. Бывалые сталкеры – так называют себя осевшие в Зоне люди – рассказывают о нем байки у костра, а новички мечтают стать такими же. Знаменитыми, легендарными и чертовски удачливыми. Вот только получается далеко не у всех. И так по кругу: кто-то умирает, кто-то становится легендой, другие пытаются повторить его подвиг – и снова кто-то умирает, а кто-то становится еще одной легендой. Потому ни у кого не получается однозначно сказать, что же значит один человек в этой проклятой Зоне…

Человек, облаченный в новейший бронекомплект от французских военных инженеров, невольно сморщился от этих мыслей. Тряхнув головой, он сконцентрировался на предстоящей миссии.

– Непривычные мысли в голову лезут, да? – поинтересовались у него.

Он стоял в комнате с обшарпанными стенами, за спиной – старая деревянная дверь, перед лицом – окно и письменный стол советских времен. Обращавшийся к нему человек стоял возле стола, скрестив руки на груди. На нем был похожий на искусственную мускулатуру скафандр со шлемом с непрозрачным забралом и замкнутой системой дыхания. Это был один из немногих опытных образцов, созданных в Зоне и для Зоны. Их позволялось носить только высокопоставленным членам группировки – так тут назывались особо крупные вооруженные бандформирования.

– Да, – сказал одетый во французский бронекомплект. – Мысли лезут совсем непривычные. Да и как-то все совсем… Не так. У меня почему-то возникла потребность так много говорить, потребность много думать. Слишком много… Зачем мне все это?

– Для успешного выполнения миссии ты должен стать одним из них, сталкеров, – прогрохотал его собеседник.

– Если это действительно так необходимо…

– Действительно так необходимо! – Увитый искусственными мышцами грозно шагнул вперед. – Именно тебя избрали для этого, и ты подчинишься!

– Так точно. – Человек в творении французских военных инженеров смиренно склонил голову.

– Как только ты выполнишь свою миссию, ты снова сможешь стать таким, как прежде. Ты ведь знаешь, что ты должен сделать?

– Да. Я знаю, что от меня требуется. И я не подведу вас…

– Тогда ступай.

– Слава Ему! – воскликнул человек во французском бронекомплекте и поспешил покинуть помещение.

Глава 1
Ну, здравствуй, Зона

Как известно почти каждому, 26 апреля 1986 года произошел взрыв на Чернобыльской АЭС, выбросивший в воздух неслабую тучу радиоактивных веществ. Ближайшие территории были покинуты, а над четвертым энергоблоком, который и взорвался, возвели саркофаг. Последствия взрыва, конечно же, были мощными, но мир, казалось, оклемался. Происшествие списали на несоответствие реактора нормам безопасности, ошибки персонала и так далее. Казалось бы, можно жить дальше, причем вполне спокойно. На зараженной территории даже народ остался. И ничего – живут себе, мутаций никаких нет. Но вот только мало кто знает, что после катастрофы на территории, которую теперь зовут Зоной отчуждения, обосновалась маленькая группа ученых, работавших на одну иностранную корпорацию. Там они занимались какими-то секретными разработками вдали от любопытных глаз. Разумеется, с разрешения украинского правительства. По гуляющим ныне слухам, это были попытки создать некоего «универсального солдата», пехотинца будущего, киборга, терминатора, Джона Рэмбо – как вам удобно, так и называйте. Говорят, что материалом для опытов послужили особо опасные заключенные из тюрем и проживающие на территории Зоны люди. Но кто такое афишировать-то будет, да и кто в такой бред поверит? Вот и пользовались этим старикашки в очках (или без них), тихо-спокойно проводя свои эксперименты до определенного момента. В один прекрасный день ЧАЭС решила бабахнуть во второй раз. Поначалу казалось, что ничего не изменилось, даже радиационный фон не сильно повысился. Однако потом военные еще больше усилили контроль над зараженной территорией, а власти никаких объяснений давать не собирались. И правильно, надо сказать, делали, нечего народ пугать. На измененной до неузнаваемости территории Зоны отчуждения появились неведомые мутанты, похожие на персонажей фильмов ужасов, непонятные живые ловушки, изощренно убивающие каждого, кто в них попадает, прозванные аномалиями, и самое главное – образуемые ими артефакты. Эти штуковины обладали поистине невероятными свойствами: одни могли служить мощнейшими источниками энергии, другие были способны поставить человека на ноги после практически любого ранения. Они могли совершить невиданный доселе прорыв в науке. И безусловно, эти так называемые артефакты стоили бешеные деньги. Люди сотнями ломились в Зону за деньгами и приключениями. Их стали называть сталкерами. Поначалу украинские, российские и белорусские вооруженные силы препятствовали проникновению людей на территорию ЧЗО, но теперь все далеко не так. Теперь уже военным плевать, сколько народу пойдет в Зону. Их цель – чтобы они не вернулись обратно с оружием и каким-нибудь радиоактивным хламом. В Зоне постепенно образовывались группировки, воюющие между собой за территорию, артефакты и просто так. В таком ключе все и продолжалось, пока ВСУ при поддержке некоторых местных банд и под командованием американских «военных консультантов» не предприняли попытку прорваться к ЧАЭС, подходы к которой охраняли безумные сектанты. Эта операция с громким названием, которое уже и забыто, провалилась. Хотя там что-то темное, похоже, было. Поговаривают, что украинское правительство не очень-то и хотело избавляться от фанатиков, что само по себе странно. Короче говоря, результатом такой операции стало то, что местные группировки потеряли довольно много народу, и теперь им приходится зализывать раны. Украинские, белорусские и российские военные по-прежнему со своих сторон охраняют Зону. Разве что ВСУ однажды снова сунулись к центру Зоны, но из этого ничего хорошего не вышло. Теперь бравые украинские вояки спокойно сидят себе на блокпостах и никаких активных действий не предпринимают. Мировые же производители всего и вся для военных нужд периодически тестируют с помощью местных группировок образцы новейшего оружия и средств индивидуальной боевой защиты.

Итак, теперь у вас есть примерное представление о творящемся в Зоне. Вот в такое время и попал туда наш герой, Виталий Кузнецов – худощавый двадцатилетний парень ростом под метр восемьдесят, с небольшим брюшком и русыми волосами. Родом он был из Санкт-Петербурга. Учился в институте на филологическом факультете, где практически ничего не делал. Жил, как говорится, не тужил, а потом – раз! – и решил податься в Зону. Конечно же, не просто так. Деньги его не особо привлекали. Имеется в виду, в огромных количествах. «Зачем мне куча денег, куда я их буду девать?» – вот что думал по этому поводу Виталий. В Зону он пошел за своим братом Андреем, год назад отправившимся к Чернобылю с двумя закадычными друзьями, Антоном и Иваном. С братом Виталий общался мало и узнал о походе спустя аж целых полгода. Решив все-таки отправиться вслед за Андреем, он начал читать о Зоне в Интернете. К его глубокому сожалению и удивлению одновременно, просто так нужную информацию было не достать. Ее попросту не было. Ни на одном сайте. Виталий уже отчаялся, когда на помощь пришел один знакомый из социальной сети, рассказавший про так называемый «глубокий Интернет». И вот там уже нашлось то, что было нужно. Информации, правда, было очень мало, но самым главным, что следует запомнить в первую очередь, было следующее: «Без ствола и проводника соваться в Зону – верная смерть». Под этими словами располагались наводки на нескольких посредников по торговле оружием, бронежилетами и прочим необходимым снаряжением по всей Украине. Связаться с ними было тяжеловато даже по «глубокому Интернету», но возможно. Виталий по несколько раз перечитывал то немногое, что ему удалось найти. Перечитывал-перечитывал, в итоге решил, что знает все лучше всех и никакой проводник ему не нужен, и, довольный, засобирался в Зону. Точнее, собирать деньги. Своих-то у него практически не было – почти все, что давали родители, уходило на взятки преподавателям, а стипендия, когда ее вообще удавалось получать, была не такая уж и большая. Потому Виталий занял у всех знакомых и друзей, у кого вообще можно было занять. Естественно, пообещав отдать и наплетя, что хочет слетать в Крым, на море. Был конец весны, потому вопросов ни у кого не возникло. О том, куда направляется на самом деле, не признался никому, даже родителям. Им он сказал, что собирается бабушку навестить, давно не видел и так далее. Как бы то ни было, родители повелись и даже дали денег вдогонку. А Виталик, вместо того чтобы поехать к бабушке, сел на самолет и отправился в Украину. Хорошо хоть, что удалось уговорить предков не провожать. Уперся рогом: «Нет, я сам поеду. Уже не двенадцать мне!» – и прокатило. А свой мобильный телефон он специально «забыл» дома. Вот так и оказался Виталий Кузнецов в Чернигове. Поселиться пришлось в хостеле с удобствами в коридоре. Там же, в Чернигове, при помощи одного посредника из «глубокого Интернета» был незаконно приобретен пистолет Макарова с двумя дополнительными магазинами и легкий бронежилет первого класса защиты. Посредников, как уже упоминалось, было несколько, потому пришлось выбирать, через какого же приобрести. А через какого хотел Виталий? Правильно, через того, который предлагает товар подешевле. В итоге весь день ушел на переписку с этими людьми. По телефону они говорить не хотели, только на форумах «глубокого Интернета» или по электронной почте. И это после длительного общения, когда Виталий еще только-только собирался в эту чертову Зону! Не то чтобы эти посредники так уж боялись служителей закона. Полиция в Украине, конечно, и коррумпирована, и обязанности свои исполняет так себе, но… Но полиция все-таки есть полиция, и риск загреметь за решетку всегда присутствовал. В конце концов Виталий с одним все же договорился и тут же получил «приглашение» на личную встречу в определенном месте и в определенное время. Деньги, естественно, принести с собой. Наш герой приходит – и видит какого-то мужика с пустыми руками. Они на лавочке посидели, и мужик сказал отдать деньги. Получив на руки «капусту», быстренько ее пересчитал. Потом, указав рукой на кусок ствола спиленного дерева метрах в тридцати впереди, сказал: «Под тем пнем», – и удалился восвояси. Виталий, еще немного посидев, сходил, куда было сказано, и нашел-таки там свой заказ: пистолет Макарова с запасными магазинами и бронежилет первого класса защиты. Жутко довольный, он поспешил вернуться в свой хостел, нисколько не думая, что может попасться. Голова была забита совсем другими мыслями.

Теперь, когда у него были при себе пистолет и бронежилет, казалось бы, все уже готово. Оставалось лишь найти способ пробраться в Зону. Виталий и с этим заданием справился довольно быстро – первый же туристический рейс в Чернобыль оказался почти идеальной возможностью. Набитый под завязку потным народом с фотоаппаратами автобус быстро доставил Виталия куда надо. К слову, не в сам Чернобыль, а к окрестностям, которые были почти безопасны. Зона являлась эдакой кляксой на карте Украины. Ближайшей к Чернигову ее точкой был, собственно, Чернобыль. Конечно же, все было блокпостами с вояками заставлено. Дальше этих сооружений ни одна тварь зоновская не пролезет, так что почти безопасно, да. Настоящий ад начинался только после армейского кордона, а за него туристов, конечно же, никто не пустит. Им дадут посмотреть на немногие оставшиеся заброшенные здания, пофотографировать украинских бравых вояк, а потом увезут обратно. В планы Виталия такой вот короткий поход не вписывался ну никак. Насколько он знал, военные теперь беспрепятственно пропускали народ в Зону, так что ему оставалось только отделиться от группы, что большой проблемой не стало. Никто даже и не заметил. Виталий пробрался по растрескавшемуся асфальту, между заброшенных и разваленных домов прямо к кордону. Вот уже показались силуэты людей на КПП, маленькие одноэтажные здания и непонятно откуда взявшиеся вагоны. А еще там стояли какие-то здоровенные штуковины на треногах. Станковые пулеметы, что ли?..

Неожиданно раздался незнакомый и до ужаса непривычный нашему герою лязг.

– Стоять, мля! – заорал кто-то со стороны блокпоста. – Говори – оттуда! Я тебя слушаю!

Виталий замер как вкопанный. Да уж, а ведь он и представить себе не мог, что его именно так встретят. Он думал, все будет по-другому. Совсем по-другому.

– Я… это… в Зону иду! – крикнул он, хотя бы попытавшись тщательно подобрать слова.

– Иди! Только медленно, мать твою, если жить не надоело!

«Ну и грозная же зараза там сидит…» – невесело подумал Виталий и зашагал к блокпосту. Шел он не быстро, как ему и было приказано.

Выглядел контрольно-пропускной пункт, надо сказать, не лучшим образом: одни шлагбаумы, постройки, созданные из бетонных блоков или пригнанных один лишь черт знает откуда вагончиков, мешки с песком в качестве баррикад да куча колючей проволоки. Прямо на стенах самопальных домиков было выведено «Стій! Заборонена зона!» или «Увага! Контрольно-пропускний пункт! Пред'явіть документи!». Единственным, что действительно внушало страх, были по два пулемета, размещенные на разных концах КПП. Здоровенные дуры на треногах, за которыми стояли мужики со злобными лицами. Были там и несколько БТР-70. Эти средства Виталий вблизи никогда не видел, только по телевизору или на картинках в Интернете. Украинские военные выглядели далеко не как герои американского кино: просто мужики в камуфляже «Дубок» с недоброжелательными рожами и «калашами». У большинства нет бронежилетов – одни какие-то жилетки. И то не у всех. Касок вообще почти не было. Словом, состояние армейского кордона на вид было довольно печальное. Но, видимо, достаточно эффективное, раз всю Украину еще не заполонили всякие твари, коих в Зоне в достатке.

Всю дорогу до блокпоста за Виталием следили дула двух здоровенных дур, именуемых станковыми пулеметами. Когда он аккуратно перелез через мешки с песком, на него вдруг уставилась куча «калашей». У Виталия перехватило дух, он замер как вкопанный. Хотя испугали его больше не автоматы, а ледяной взгляд человека, наблюдавшего за ним из дверного проема одного из бетонных зданий. Военный как будто смотрел Виталию прямо в душу. От такого взгляда мгновенно сделалось не по себе.

– Дуй давай отсюда, придурок! Чё уставился?! – рявкнул человек с ледяным взором.

Повторять дважды было не надо – Виталия тут же понесло вперед, к зараженной земле Зоны отчуждения. Впрочем, это не помешало ему услышать переговоры за спиной. Военные, видимо, даже не пытались говорить тихо.

– Товаришу капітане, ми його так вот відпустим? – произнес кто-то там, за спиной. – Навіть дєнєг не візьмем?

– Закрой на хер свой рот, сержант! – судя по голосу, это был тот самый вояка с ледяным взглядом. Так он, оказывается, еще и капитан! – Не твое собачье дело!

Дальше прозвучало только слово «виноват», да и то неразборчиво – приличное уже расстояние разделяло беглеца и переговаривавшихся украинских солдат. «Ну и хорошо», – подумал Виталий. Он до этого момента считал военных честными людьми, а тут – на тебе! – обобрать до ниточки хотели, сволочи. Хоть в кармане у Виталия было ровно две тысячи рублей, за которые, правда, не больно много купить можно в родном Питере, но все равно обидно было. Вдруг в Зоне можно будет что-то приобрести и на такие деньги? Хотя какая там валюта ходит – еще неизвестно. Впрочем, это скоро выяснится.

На первый взгляд Зона была именно такой, какой Виталий ее запомнил по фотографиям. Точно та же светло-серая трава, растрескавшийся асфальт. Коричневая почва, куда уже вряд ли можно будет что-то засеять. Те же периодически встречающиеся желтые треугольники с хорошо знакомым многим «пропеллером», извещающим о радиоактивной опасности. А еще тут были зеленые деревья, которые ну вот никак не вписывались в общую картину. Периодически встречающиеся среди них мертвые и поваленные… Но не зеленые же, черт возьми!

– Ну-с, встречай меня, Зона, – радостно произнес Виталий, зашагав вперед с пистолетом Макарова в правой руке. Вообще представлял он собой довольно интересную картину: упомянутая обувь, синие потертые джинсы, белая футболка с черным бронежилетом поверх и зимняя шапка, которую он надел просто потому, что она «счастливая». А за спиной небольшой красный городской рюкзак с темными лямками. Смешно со стороны смотрится, согласитесь. Добавьте еще к этому образу опущенный дулом вниз пистолет Макарова и уверенную походку. Надо сказать, это был типичный вид начинающего сталкера, только-только пришедшего в Зону. За некоторыми отличиями в плане одежды и вооружения, разумеется. А так – прямо штамп. Конечно же, Виталий об этом не знал. В «глубоком Интернете» о подобном никто не распространяется по той причине, что даже у бывалых сталкеров попросту нет контактов с внешним миром. Есть только обрывки всякие, а из них, понятное дело, полную картину не сложишь, как ни старайся. Но Виталий считал, что знает достаточно. Местные мутанты получились в основном из четвероногого скота. Они были медлительными, тупыми и легко убиваемыми, а человеческий коллектив тут дружный, преобладает взаимовыручка, а отъявленных негодяев быстро отправляют на тот свет, чтобы не мешали жить.

Оформите
подписку, чтобы
продолжить читать
эту книгу
201 000 книг 
и 27 000 аудиокниг
Получить 14 дней бесплатно