Читать книгу «Серебряные крылья любви» онлайн полностью📖 — Элины Солманской — MyBook.

Глава 2

Спустя три часа все волнения и страхи Алины прекратились. Она стояла на пороге кабинета службы персонала авиакомпании и прижимала к груди папку с документами.

Ярослав поднялся со стула и подошёл к ней ближе.

– Ну что? Как всё прошло?

Она посмотрела на него и улыбнулась.

– Всё в порядке. Меня приняли на работу. Написала заявление, и получила направление на медицинскую комиссию.

– Поздравляю тебя, доченька! – он обнял её за плечи и, прижав к себе, поцеловал в щёку.

– Спасибо, папочка! Это всё только благодаря тебе и твоим стараниям, – она крепко обняла его за шею.

– Думаю, делами займёшься завтра, а сейчас поедем домой. Ну что, будем сдаваться маме без боя?

Алина улыбнулась и согласно кивнула головой.

Ворота к дому автоматически открылись, и машина въехала на территорию двора. Алина вышла на улицу из автомобиля, и глубоко вдохнув полной грудью, прикрыла глаза.

– Какой всё-таки здесь чудесный воздух! И как хорошо дома!

Ярослав рассмеялся.

– Ну вот, видишь, ты и начала ощущать разницу. А разве Питер за два года, не стал для тебя домом?

– Нет. В первые дни, когда уехала отсюда, мне постоянно снился наш дом. И я так по нему скучала.

Полина появилась на ступенях лестницы, и Алина резко обернулась.

– Мамочка… – она поспешно направилась к женщине и, поравнявшись, прижалась к ней, крепко обнимая руками за плечи. – Как же я соскучилась!

Полина обняла дочь руками.

– Здравствуй, мой котёнок. Я тоже очень соскучилась! Кажется, не видела тебя, целую вечность, – женщина погладила дочь по волосам. – Ну, пойдём в дом. Тебе нужно покушать и отдохнуть с дороги.

– А где все? Бабушка, дедушка, мальчишки…

– Уехали в Геленджик за покупками. Приедут к ужину. Ты как раз успеешь отдохнуть. Иди в дом.

Алина поднялась по ступеням и скрылась за дверью.

Полина подошла к мужу и, обняв его руками за плечи, коснулась его губ своими.

– Здравствуй, милый! Как слетали?

– Здравствуй, родная! Отлично. Я так соскучился!

– Я тоже очень соскучилась! Андрей не прилетел с вами?

– Нет. У него ночной рейс сегодня. Приедет послезавтра.

– Ну, хорошо, пойдём. Буду тебя кормить.

Ярослав обнял жену за плечи, и они вместе направились к дому.

Алина стояла в центре своей бывшей детской комнаты и медленно обводила глазами уютное помещение. Всё было по-прежнему, как и до её отъезда из дома. Все вещи на своих местах, а одежда выстирана, выглажена и аккуратно развешана на вешалках в шкафу. Она подошла к своему первому импровизированному мольберту, который когда-то сделал для неё отец, и нежно погладила его ладонью. Первые детские рисунки на стене. Она аккуратно коснулась пальцами, слегка пожелтевших от времени листов бумаги, и задумалась. Родители хранили всё, что было ей дорого, когда-то в детстве. Они окружили её жизнь удивительной атмосферой всеобъемлющей любви, заботы и обожания. Она росла, как маленькая принцесса, купаясь в их нежности и не знающая, никогда, и ни в чём отказа. Обласканная счастливой семейной аурой, она выросла, и сама стала человеком с открытой душой. Верила в настоящую любовь и светлые жизненные идеалы.

Алина поспешно разделась и с разбега нырнула в свою постель. Мягкое одеяло, две взбитые подушки и нежное ароматное, наполненное необыкновенной свежестью постельное белье яркого лимонного оттенка. Она зажмурилась от удовольствия, и, обняв подушку руками, прикрыла глаза. В душе воцарилось абсолютное спокойствие от того, что вернулась домой, от того, что решила все проблемы, которые терзали её всю последнюю неделю. Осталось преодолеть всего лишь последний этап и приложить усилия, чтобы воплотить в жизнь свою давнюю мечту, и оказаться на борту самолёта, в качестве бортпроводника.

Она не заметила, как заснула, словно провалилась в пустоту, погружаясь в удивительный мир спокойствия, блаженного отдыха и приятных сновидений.

****

Вечером Алина сидела за большим столом в кухне. С окончательным переездом в посёлок бабушки и дедушки, их семейный стол в доме действительно стал большим, и все субботние и воскресные ужины стали совместными, тёплыми, плавно перетекающими в увлекательные беседы, обсуждение дел и планов.

Она медленно обводила взглядом, собравшихся родных.

Дедушка, несмотря на преклонные годы, по-прежнему был активным, энергичным и необыкновенно отзывчивым человеком. Оформленный в больнице на полставки, он работал и консультировал всех, кто приходил в их дом и обращался за помощью. Никому не отказывал и всегда говорил, что бывших врачей не бывает, а хирургов тем более. Сам он уже не оперировал. Но не отказывал в консультации молодым ученикам, которых здесь у него оказалась немало, не только среди местных поселковых, но и из других близлежащих городов.

Бабушка по-прежнему была красива и обаятельна. Её неизменная тёплая улыбка освещала этот дом и сглаживала все острые психологические углы их многочисленного семейства, которые периодически возникали между домочадцами. Именно она, занималась с внуками вопросами учёбы. Необычайно грамотная и начитанная, но рано ушедшая из преподавательской деятельности, она воплотила свои не до конца растраченные педагогические навыки, в воспитании подрастающего поколения Дягилевых-Одонецких. Грамотная речь и письмо, иностранные языки, секции спорта и школа изобразительного искусства. Она прививала своим внукам любовь к вечным ценностям. К хорошей музыке и литературе, любви к родной земле, умению наслаждаться красотой природы и ценить каждый свой прожитый день.

Алина посмотрела на братьев. Сергей и Владимир были похожи друг на друга, как две капли воды. Вспомнила, сколько радости и одновременно хлопот они доставляли родителям в детстве. Сколько шалостей и драк было устранено в этом доме. Отчаяние мамы, строгость отца и вечное противостояние им бабушки. А теперь, мальчишки почти взрослые, четырнадцатилетние молодые люди, почти мужчины. Она посмотрела на подругу Владимира и невольно улыбнулась, заметив, как он заботливо подкладывает ей на тарелку еду, и как бы невзначай, касается пальцев её руки.

Алина перевела свой взгляд на родителей. Её безгранично любимые люди. Их нежные отношения на протяжении длительного времени, были примером для подражания. Вспомнила, как Ярослав случайно появился в их жизни. Конечно, в то время она мало, что понимала и только спустя годы, когда сама повзрослела, смогла понять истинную принадлежность этих двух людей в судьбе друг друга. Необыкновенная трогательность и искренность отношений, пронесённая сквозь годы. Глаза, которыми они смотрели друг на друга, по-прежнему были полны любви. Нежность отца и его безмерная забота поражали её. Она вспомнила, что если мама болела, он не отходил от неё ни на минуту, брал отпуск за свой счёт, ухаживал, готовил еду, убирал дом и занимался детьми.

Мама с благодарностью принимала его заботу и отвечала ему тем же. Её любовь, со своей, всепоглощающей и накрывающей с головой силой, похоже, не знала границ по отношению к этому мужчине. Она была отличной хозяйкой в доме и великолепным руководителем. Завод по производству вина, во главе которого она стояла, увеличивало год от года своё производство, и рынок сбыта расширял границы, охватывая всю страну в целом.

Алина всегда поражалась её неимоверному трудолюбию и терпению. Сама мечтала о том, чтобы найти в жизни дело, которое бы вот также, захватило её с головой на всю жизнь. Но, к сожалению, она не вняла просьбам мамы о поступлении в ВУЗ и получении земной профессии. Не уступила её просьбе, попробовать начать работать на заводе, и категорически отказалась.

Алина улыбнулась, заметив, как отец коснулся маминой руки. Легко заскользил по её коже пальцами и, склонившись, нежно поцеловал в висок губами.

Она вздохнула. Как бы и ей хотелось в будущем, встретить такого же мужчину и так полюбить самой, как любили друг друга её родители.

– Что задумалась? – обратилась Полина к дочери.

Алина улыбнулась.

– Просто подумала о том, как хорошо дома…

Полина погладила пальцами руку мужа.

– Да, это верно, дома всегда хорошо. Кстати, хотела тебе сказать, что мы с папой решили немного перестроить старый дом Одонецких. Временно все переберёмся в дом бабушки, а здесь, начнутся строительные работы. Семья стала большой. Да и в будущем возможно у кого-нибудь из вас, возникнет желание, жить вместе с нами под одной крышей.

– Отличная идея! Этот дом всегда был необыкновенно тёплым и уютным, и я его всегда считала своим родным. Думаю, идея с его перестройкой очень хорошая. Но ведь, наверное, это очень затратное мероприятие?

– Ничего. Прошедшие годы позволили нам с твоим отцом накопить денежные средства на эту свою давнюю мечту. Кстати, как твоя учёба?

Алина растерялась, и немного помолчав, тихо произнесла:

– Мамочка, видишь ли, я хотела тебе сказать, что…

– Полина, ну что ты сразу об учёбе, да ещё за столом. Поговорим об этом после ужина, – Ярослав обнял жену за плечи, прервав слова дочери.

Полина посмотрела на него подозрительно.

– Ну, хорошо. После ужина, так после ужина. Что, друзья мои, вы наелись? – она обратилась к близнецам. – Яна, а вы что-то совсем ничего не едите?

Подруга Владимира смущённо улыбнулась.

– Спасибо вам большое, Полина Владимировна! Я уже наелась. Всё было так вкусно.

– Очень рада, что вам понравилось. Это всё труды моей мамы, Елизаветы Николаевны, ну и моя посильная помощь, конечно.

Она улыбнулась и, склонившись, поцеловала свою мать в щёку. Затем снова перевела взгляд на дочь, которая с немой мольбой в глазах смотрела на Ярослава.

Полина подошла к мужу и, склонившись к его лицу, прошептала:

– После ужина, поможете мне оба убирать со стола. Заговорщики…

Одонецкий улыбнулся и, прижав её к себе, поцеловал в щёку, а Алина облегчённо выдохнула.

Ужин и тёплые семейные беседы окончились спустя час, и все разошлись из кухни.

– Ну, а теперь я вас слушаю… – Полина вытерла мокрые руки о полотенце, и внимательно посмотрела на мужа и дочь, которые сидели рядом за столом.

– Мамочка, видишь ли…

– Давай, только без излишних реверансов. Рассказывай, коротко и по делу, – предупредила её Полина.

– Я ушла из института, – тихо произнесла Алина, и посмотрела прямо в глаза матери.

Полина отбросила полотенце на столешницу, и машинально опустилась на стул перед дочерью.

– И в чём причина, этого твоего спонтанного поступка?

– Мама, мне вдруг стало очевидно, что я плохой художник, и мне не стоит этим заниматься в жизни.

– А чем же ты хочешь заниматься? Ты уже решила?

– Я окончила школу бортпроводников и хочу летать, как и папа.

Полина замерла на месте.

– Считай, что я этого не слышала. Никогда, этого не будет. Только через мой труп.

– Но, мама, пойми, каждый должен заниматься делом, которое любит. А я давно хотела, мечтала летать и быть в небе, ты же помнишь ещё с детства, я только об этом и говорила.

– Вот именно с детства. Алина, это всё иллюзии, надуманные в твоей голове. Эта профессия несерьёзна.

– Полина, ну зачем ты так говоришь? – вмешался Ярослав. – Эта профессия также важна, как и все остальные. Она крайне необходима.

Женщина перевела взгляд на мужа.

– Понятно. Так вот с чьей подачи всё это случилось. Сначала отстоял её при поступлении в институт живописи, теперь в лётное дело. Всегда тайны и доверительные беседы между вами в обход меня, с самого детства. Послушай, Одонецкий, а ты на минуту, хотя бы раз задумался, каково мне тянуть дом и завод на себе все эти годы. Я думала, что она вырастет и станет моим помощником на заводе. И что теперь? Опять небо? Ну, твоё серьёзное занятие этим делом мне понятно. И я всегда радовалась, что ты на своём месте. Но её бредовая идея стать стюардессой, мне непонятна, и я её не принимаю. Потому что, это блажь любой красивой девчонки, стать бортпроводником и красоваться на борту самолёта. Ведь ты когда-то мне сам говорил о том, что моё занятие танцами – это несерьёзная профессия, а быть стюардессой, по-твоему, серьёзная? Она что, будет летать до пенсии? Сомневаюсь. И с чем она останется после того, как её спишут по состоянию здоровья? А личная жизнь? Ты же знаешь статистику лучше, чем я. Большинство стюардесс, женщины одинокие с неустроенной судьбой и бездетные. Ты хочешь всего этого, для моей дочери?

– Полина, во-первых, она и моя дочь тоже, и я со всей ответственностью принимаю её выбор. Потому что она должна сама его сделать в жизни. О какой семье и детях ты говоришь? Ей всего двадцать. Пусть попробует, полетает. Возможно, она разочаруется в свой первый же полет, и уйдёт в другое дело, которое станет её настоящим на всю жизнь. Но она должна сама совершать ошибки и исправлять их, пойми, наконец! Ты же в своё время их тоже делала.

– Да, в моей жизни была только одна серьёзная ошибка, принять безропотно ваше решение относительно поступления в ВУЗ живописи и уехать в Петербург. Заговорщики! Ты сказал, пусть полетает? Ты что, уже нашла работу? – она снова обратилась к дочери.

– Да, я сегодня прошла собеседование в авиакомпании, где работает папа.

– Только не говори мне, что ты и отец будете летать…

– Да, в одном экипаже.

Полина откинулась на спинку стула и посмотрела на мужа.

– Я думал, тебе так будет спокойнее, если дочь будет летать со мной.

– Спокойнее? Ты видимо шутишь…

– Полина, перестань, прошу тебя. Я не вижу ничего страшного в том, что происходит, и того, ради чего тебе сейчас нужно пребывать в таком нервном состоянии.

Женщина обвела взглядом мужа и дочь.

– Одонецкие, как же вы меня достали за всю мою жизнь своим небом, а на земле работать, кто будет? Я вчера встретила Любу в городе. Тоже жаловалась, что Андрей дорогу домой забыл. Хватает все рейсы подряд, а про родителей и не вспоминает.

– Кстати, Андрей тоже скоро перейдёт ко мне на место второго пилота. Иван уходит в Аэрофлот, – тихо произнёс Ярослав.

– Слушайте, это какое-то массовое вирусное поражение. А может вам тогда и на борту сделать надпись «Одонецкие», чтобы все знали о вашем семейном подряде. Столько родственников и все на одном самолёте.

– Мамочка, ну прости, меня, пожалуйста, – Алина поднялась и подошла к матери, обнимая её руками за шею. – Прости, что не оправдала твоих ожиданий. Но, я очень постараюсь на этом месте, быть полезной людям и выполнять свою работу добросовестно.

– А как же отсутствие образования? Ты хочешь, как я? Учиться потом в будущем, заочно, разрываясь между мужем и детьми?

Алина промолчала, а Полина тяжело вздохнула.

– Поступай, как считаешь нужным. Я устала с вами бороться, – она строго взглянула на мужа. – Я знаю точно, только одно, это твоя безграничная любовь к небу, заразила нашу дочь и твоего племянника.

Ярослав лишь улыбнулся.

– Ладно, иди спать, – обратилась Полина к дочери. – А мне ещё полы мыть на кухне.

– Может, я помогу тебе?