quiz_vacation
Елена Михайловна Малиновская

Елена Михайловна Малиновская

Нравится 106 Не нравится 6
Елена Малиновская росла трудным подростком, которому тяжело было перечить. Она никогда не была общительной. Однако встреча с преподавателем русского языка изменила юную бунтарку. Учительница с удовольствием слушала девочку, поверила в ее уникальность и открыла для нее мир литературы. Так Елена начала писать. Но, поступив на биохимический факультет, отложила литературу на второй план. Жизнь закружила Елену: она училась, преподавала, вышла замуж, повышала свою квалификацию и в итоге написала кандидатскую. После упорных стараний Елена получила степень научного сотрудника.

Однажды она поняла, что у нее наконец-то появилось время заняться любимым делом. Елена бросилась писать, но после прочтения написанного поняла, что роман написал сумасшедший, не знающий канонов жанра. Она очень волновалась, отправляя рукопись на суд издателей, — но, как оказалось, зря, потому что они были в восторге. Так увидели свет самые яркие произведения Елены: «Тени», «Последняя жизнь нечисти» и «Кодекс дракона».
Читать полностью
Подписаться на автора
Вы 237 уже подписались
49 книг
Добавить все к моим книгам

– Марш обратно в постель! Хотя погоди. Сначала вот эту таблетку, вот этот сироп и перед сном инъекция антибиотика. Я кашлем чуть не подавилась. – Так ты серьезно про уколы, Князев? Ты умеешь? – Не-а. Вот на тебе и научусь, – беззаботно отозвался он. Полюбовался моим вытянувшимся лицом и добил: – Да ладно тебе, Соколова. Не трусь! Что тут сложного? Набрал лекарство, воткнул в нужное место, выдавил лекарство. Вся наука. Надо говорить, что мне было очень страшно и очень стыдно? Но, как ни крути, лучше дома, чем в больнице. Поэтому я зажмурилась, лежа на животе, и даже не дернулась, когда бессовестные руки приспустили мне с одной стороны филея домашние трикотажные брюки. А вот укола я не почувствовала. – Ты скоро? – спросила, не дождавшись. – Мне же страшно ждать. – Так уже все, – отозвался «лекарь». – Можешь вставать, будем стелить постель. И вот тут я осознала, что постель у меня одна. Раскладной древний диван, на котором раньше спала бабушка. А мое кресло-кровать давно сломалось и не раскладывалось. – Э-э, – откашлявшись, просипела я. – Князев, а мне некуда тебя спать положить. Кресло-кровать сломано, у меня только диван… – Соколова, какая же ты нудная! – закатил он глаза. – Диван у тебя двуспальный, поместимся. И прости, конечно, но ты не в том виде и состоянии, чтобы переживать за свою девичью честь. Где у тебя чистое постельное белье? Я молча ткнула в сторону шкафа, вынула себе из комода свежее белье, футболку и бриджи (ну не в пижаме же мне спать?!) и ушла в ванную. Зеркало подтвердило, что от меня с криками убежал бы даже маньяк-насильник. Голова немытая, коса растрепалась, кожа серая, нос распухший и красный, глаза тусклые и слезящиеся, а под ними темные круги. Пока я чистила зубы и умывалась, незваный гость успел разобрать диван и постелить чистое белье. Даже добыл вторую подушку из шкафа. Более того, он успел раздеться (надеюсь, не полностью) и устроиться у стенки. И сейчас сидел с планшетом в руках и что-то читал.
– Марш обратно в постель! Хотя погоди. Сначала вот эту таблетку, вот этот сироп и перед сном инъекция антибиотика. Я кашлем чуть не подавилась. – Так ты серьезно про уколы, Князев? Ты умеешь? – Не-а. Вот на тебе и научусь, – беззаботно отозвался он. Полюбовался моим вытянувшимся лицом и добил: – Да ладно тебе, Соколова. Не трусь! Что тут сложного? Набрал лекарство, воткнул в нужное место, выдавил лекарство. Вся наука. Надо говорить, что мне было очень страшно и очень стыдно? Но, как ни крути, лучше дома, чем в больнице. Поэтому я зажмурилась, лежа на животе, и даже не дернулась, когда бессовестные руки приспустили мне с одной стороны филея домашние трикотажные брюки. А вот укола я не почувствовала. – Ты скоро? – спросила, не дождавшись. – Мне же страшно ждать. – Так уже все, – отозвался «лекарь». – Можешь вставать, будем стелить постель. И вот тут я осознала, что постель у меня одна. Раскладной древний диван, на котором раньше спала бабушка. А мое кресло-кровать давно сломалось и не раскладывалось. – Э-э, – откашлявшись, просипела я. – Князев, а мне некуда тебя спать положить. Кресло-кровать сломано, у меня только диван… – Соколова, какая же ты нудная! – закатил он глаза. – Диван у тебя двуспальный, поместимся. И прости, конечно, но ты не в том виде и состоянии, чтобы переживать за свою девичью честь. Где у тебя чистое постельное белье? Я молча ткнула в сторону шкафа, вынула себе из комода свежее белье, футболку и бриджи (ну не в пижаме же мне спать?!) и ушла в ванную. Зеркало подтвердило, что от меня с криками убежал бы даже маньяк-насильник. Голова немытая, коса растрепалась, кожа серая, нос распухший и красный, глаза тусклые и слезящиеся, а под ними темные круги. Пока я чистила зубы и умывалась, незваный гость успел разобрать диван и постелить чистое белье. Даже добыл вторую подушку из шкафа. Более того, он успел раздеться (надеюсь, не полностью) и устроиться у стенки. И сейчас сидел с планшетом в руках и что-то читал.