quiz_vacation

Сталин. Жизнь и смерть

Сталин. Жизнь и смерть
Читайте в приложениях:
Книга доступна в стандартной подписке
1186 уже добавило
Оценка читателей
4.63

«Горе, горе тебе, великий город Вавилон, город крепкий! Ибо в один час пришел суд твой» (ОТК. 18: 10). Эти слова Святой Книги должен был хорошо знать ученик Духовной семинарии маленький Сосо Джугашвили, вошедший в мировую историю под именем Сталина.

Читать книгу «Сталин. Жизнь и смерть» очень удобно в нашей онлайн-библиотеке на сайте или в мобильном приложении IOS, Android или Windows. Надеемся, что это произведение придется вам по душе.

Лучшие рецензии и отзывы
strannik102
strannik102
Оценка:
58

О Сталине написано уже столько газетно-брошюрно-журнально-книжных томов, что больше написанного, наверное, только вавилонская куча проговоренных слов и высказанных мнений. Вот уж, воистину, современный Левиафан, собравший в отношении себя такие разнородные и совершенно полярные — от полного обожания и буквально обожествления до уничижительно-гневных филиппик и абсолютной демонизации — мнения, взгляды и убеждения. Причем, чаще всего, вне зависимости от того, в какую положительно/отрицательную сторону направлены эти суждения, они отличаются высоким накалом страстей, сильным эмоциональным зарядом и крайними степенями выражения что одних, что других чувств.

Не избежал этого подхода и историк-архивист, писатель-публицист, тележурналист Радзинский. И эта книга буквально переполнена личным отношением автора к герою романа. Никаких полу- и недо-, только крайне негативные и обвинительные интонации, предельно жесткие формулировки, а если есть возможность выбора того или иного прилагательного для характеристики любого поступка Сталина-Джугашвили, то Радзинский выберет непременно такие, которые наихудшим образом презентуют его визави — никаких «разведчиков», только «шпионы»! И тут уже нужно четко понимать и разделять, где в этой книге Радзинский-историк, а где писатель-популяризатор и, наверное, публицист-морализатор. Вероятно, что от историка здесь только более-менее последовательное соответствие историческим событийным рядам и деяниям — полагаю, все-таки, что досочиненного в этой книге немного — хотя там, где есть возможность что-то предполагать или допускать, автор это непременно делает, и непременно же с обвинительным уклоном. Но вот зато здесь полная воля и свобода толкований и личного мнения Радзинского. И порой автор книги явно увлекается, отбрасывая в сторону какие-то одни события и акцентируя и педалируя другие — те, которые наиболее плотно и беззазорно укладываются в модель авторского видения этого романа и личности Сталина-Джугашвили. И от такого избирательного фильтрующего подхода историзма в книге становится все меньше и меньше, а вот художественно-публицистического наполнения все больше и все заметней, пока оно уже едва ли не вываливается из книги.

От такого крайне предвзятого подхода роман, на самом деле, не только ничего не приобретает, но, скорее, теряет — теряет доверие читателя к книге как к источнику исторических сведений, и к автору как к историку. Публицист он — Радзинский — безусловно талантливый, но вот как историк... По крайней мере в этой книге, потому что по прочтении год назад истории о жизни и смерти царя Александра II мое читательское мнение было куда более симпатизирующим и автору, и книге, да и ее герою тоже.

Другой особенностью этого полубиографического романа является почти физические присутствие в ней автора. Я имею ввиду не только выпяченное присутствие Радзинского в романе как толкователя (иногда начинает казаться, что Автора в книге уже больше, нежели главного книжного Персонажа), но еще и как рассказчика. Видимо таковы особенности его голоса и авторской манеры рассказа своих книг на камеру, что порой буквально слышишь голос автора, читаешь написанное едва ли не с радзинскими интонациями и видишь внутренним взглядом лицо рассказчика. В смысле интересности такая особенность полезна — книга от такого внутреннего видения и слышания становится более живой и яркой. А вот в смысле воздействия, влияния авторского мнения и авторских взглядов на читателя — с этим нужно быть поосторожнее, дабы полностью не попасть в зависимость от уважаемого популяризатора Истории, теряя при этом свое собственное суждение...

Читать полностью
Lookym
Lookym
Оценка:
23

Интересная книга, хорошая. Но больше все-таки историческая, нежели биографическая.
Поделюсь несколькими фактами о вожде, которые удалось выцепить:

- Официальная дата рождения - 21 декабря 1879 года - вымышлена. На самом деле он родился 6 декабря 1878 года.

- Иосиф должен был стать священником.

- Спектакль «Дни Турбиных» Сталин смотрел бессчетное количество раз.

- Партийный псевдоним Коба (это грузинский Робин Гуд, бесстрашно грабивший богатых). Позже официальным именем стало просто Хозяин.

- Любимый герой - Иван Грозный. В секретных телеграммах Сталин иногда подписывался как Иван Васильевич.

- Трубка скрывала искалеченную левую руку.

- Сталин ненавидел длинные личные послания, также как и писать письма.

- С трудом менял по сезонам одежду, долго носил летнее, та же история была весной с костюмами, когда они снашиваются и надо надевать новый.

Читать полностью
fleur_de_lis
fleur_de_lis
Оценка:
19

Почему из всех предложенных к чтению книг Радзинского, я выбрала именно эту? Безусловно, перед нами целая галерея исторических гигантов, что Наполеон, что Николай II, но мне кажется, что из них всех именно Сталин внес самый значительный вклад в историю. Частично этим, а частично близостью к нашему времени объясняется мой интерес именно к нему.

Не знаю, насколько верные самые первые впечатления, но они у меня вышли не самые радужные. Сперва автор всеми силами показывает свою авторитетность, перечисляя архивы, в которых он работал, потом пытается сделать сенсацию, из переправленной даты рождения «отца народов». Ну исправили дату, ну и что, какое это оказало влияние на международную политику во время, когда люди активно меняли не только дату рождения, но и фамилии, имена и даже внешний вид? Ответа нет, но сенсация есть.

Примерно такая же ситуация с пьесой о Сталине, которую заказали Булгакову, из-за того, что Сталин очень любил «Дни Турбиных». Конечно, в то страшное время многое могло происходить, но что-то у меня не увязывается в голове Сталин, не один раз посетивший этот спектакль, и автор, находящийся в опале. Неужели, такой пристальный интерес вождя не был соответствующим сигналом для его приближенных? Ведь так, так было в то время? Но Радзинский и тут обрывает свою «сенсацию» и переходит к следующему вопросу.

И так много раз за всю книгу. Читателю приходится или во всем верить автору «на слово» или спорить с ним, но подозреваю, что желающих спорить оказалось немного – они просто отложили книгу в сторону и не стали читать. Вот, например, эпизод с убийством Кирова, который сам Радзинский признает очень важным:

С этого убийства начинается величайшая катастрофа и гибель миллионов.

Автор прямо обвиняет Сталина в убийстве руками своих подчиненных, но как и на судебных процессах того времени (или плохом детективе), мало озабочен доказательствами. Сталин виноват – и все тут! Опять же, мне сложно судить о логике вождя, но если ему так сильно мешал Киров, что, другой возможности не было, как убить его из пистолета в Смольном? Что-то с другими своими противниками Сталин так не церемонился – в лубянский подвал, на процесс, и к стенке. В конце-концов мог автокатастрофу подстроить, да и подстраивать ничего не надо было бы – нашлись десятки «свидетелей», которые подтвердили бы, что все было именно так. Так зачем – средь бела дня, в Смольном, стрелять в своего противника? Вот не зря я столько детективов прочитала:)

Дальше...

Радзинский тихо и плавно подводит читателя к мысли, что убийство Кирова было поводом для массовых репрессий против каменевцам-зиновьевцев, это факт. Но еще раз – избавиться от Кирова можно было и не так громко, а уж шум на всю страну все равно раздули бы. Меньше риска сорваться, ну это же и автор плохого детектива знает! А Сталин, просчитав такую комбинацию по запуску репрессий, не продумал такую мелочь, что убить можно и проще. Но Радзинский упорно ставит следствие впереди причины: и если репрессии были следствием убийства Кирова, то, согласно Радзинскому, убийство Кирова было организовано для начала репрессий. Все как в плохом детективе.

Или, говоря прямо – перед нами не совсем объективное исследование, основанное на фактах «из трех архивов», а сенсации, раздуваемые автором, которые он зачастую и не торопится доказывать. А как доказывать – документов то нет! С самого начала чтения книги мы знаем, что вождь следов не оставляет.

Я пишу «вождь», хотя Радзинский зовет его «Хозяин». Именно так, с большой буквы.

Что еще удивило – автор по своему усмотрению определяет важность исторических периодов, вот хочет он показать «кровавого Сталина» - много места про репрессии. А про Великую Отечественную войну – куда меньше, будто бы Сталин и не был Верховным главнокомандующим. Будто бы вся его роль в истории – только репрессии 30-х годов.

Про войну мало, будто вся энергия Радзинского на репрессии ушла. Запомнился эпизод переговоров с союзниками в октябре 1944 года:

Всю ночь шел торг. Черчилль писал на листке: Россия на 90 процентов доминирует в Румынии, Англия имеет то же в Греции. Перешли к Италии – Хозяин уступил ее Черчиллю. Главное впереди: министры иностранных дел занялись процентами в Восточной Европе. Молотов предложил: Венгрия – 75 на 25 в пользу русских, Болгария – 75 на 25, Югославия – 60 на 40. Такую плату Хозяин потребовал за Италию и Грецию. Иден торговался: Венгрия – 75 на 25, Болгария – 80 на 20, Югославия – 50 на 50.

Ну анекдот же, честное слово! Не знаю, насколько достоверно (но «три архива» все-таки), но смешно выглядит международная политика в таком отображении. Но повторю – больше всего книга напомнила мне все-таки плохой детектив, где сюжет выстроен не очень гладко, а доказательством преступлений является уверенность автора. Плохой детектив про Хозяина, которого иногда автор называл и «Богосталиным» (вот тут уже чувствуется ирония). Еще только выбирая книгу к чтению, казалось – прочитаю про Сталина, непременно заинтересуюсь и Николаем II, и Наполеоном. И верно – тема истории стала мне интересна. Вот только читать Радзинского – неинтересно совсем.

Читать полностью
Лучшая цитата
«Революция, как Сатурн, пожирает своих детей. Берегитесь, боги жаждут!»
1 В мои цитаты Удалить из цитат