Книга или автор

Отзывы на книги автора Джон Рёскин

13 отзывов
Raija
Raija
Оценил книгу

Джону Рескину принадлежит идея весьма распространенного мировоззрения, которое исходит из предпосылки, что человек изначально добр. Тот же оптимизм был свойственен и Льву нашему Толстому. И хотя я симпатизирую последнему и его философии, принять ее для себя не могу.

Джон Рескин тоже очень симпатичный человек, идеалист, социалист, и, как и все люди левого толка (к которым в какой-то степени я отношу и себя), он крайне наивен. Рескин провозглашает максимы о том, как надо жить, что нужно делать, какой мы должны сделать нашу молодежь, о том, что нужно отринуть Золотого тельца и во главу угла поставить бескорыстие. Все это очень мило и... абстрактно. Например, Рескин восстает против того, чтобы творчество, искусство и преподавание оплачивались (привет поборникам авторских прав!). Британский критик и искусствовед считает, что творческая работа либо преподавание - само по себе удовольствие и не нуждается в оплате. Эти прекраснодушные рассуждения хороши, но, увы, приходят в неизбежное противоречие с реальностью. На что же жить школьным учителям или уличным художникам, если упразднить плату за их труд? Понимал ли Рескин, что обрекает их на физическое исчезновение? Думаю, увы, он об этом даже не задумывался.

В размышлениях Рескина есть много глубоких мыслей: например, о том, что человеку необходимо в своей жизни иметь предмет восхищения, другого человека, который превосходил бы вас и к общению с которым вы бы стремились всей душой; или мысль о благородном воздействии искусства и воображения на нашу повседневную жизнь. Но когда дело доходит до религиозных постулатов, я ощущаю растерянность, потому что не чувствую так, как Рескин. Я всего лишь жалкий продукт современного мира, унылый, сомневающийся комок нервов. Я не уверена, что существует высшая справедливость. И когда Рескин говорит о том, что все достигнут счастья, просто хорошо выполняя вверенную им работу, хочется возразить: очень просто выдвигать такие теории, если ты сам - критик, искусствовед, преподаватель и сам занимаешься интересным и любимым делом, а вот как бы ты запел, будучи, скажем, трубочистом?

Я в смешанных чувствах после прочтения этой книги. Наверно, чтобы дорасти до ее мудрости и простоты, нужно сначала примириться с собой и принять свой жребий. Смирение - добродетель, которая редко встречается сегодня. Эту книгу нужно читать людям особого склада. У остальных она оставит много горечи, недоумения и желание возразить автору, который, увы, уже неспособен никому ответить.

Raija
Raija
Оценил книгу

Джон Рёскин интересовал меня давно, можно сказать, еще с детства, когда я прочитала, что он давал уроки рисования Алисе Лидделл - прототипу героини обеих "Алис" Кэрролла.

Также недавно я прочла о его взаимоотношениях с Кейт Гринуэй - художницей и иллюстратором детских книг. Она была влюблена в Рёскина, но увы! его она интересовала только в качестве рисовальщицы по заказу. Она регулярно отправляла Рёскину изображения детей, которых он предпочитал видеть максимально обнаженными (!). Этому его желанию Гринуэй, впрочем, не потакала.

Известно также, что Рёскин был женат на очень юной девушке, Еще за одной юной возлюбленной он ухаживал. Все эти факты - не очень лестные штрихи к его портрету.

Теперь же я, наконец, ознакомилась с лекциями Рёскина, написанными им для специального Оксфордского курса, который должен был войти в обязательную программу для будущих искусствоведов, но так и не вошел.

В рассуждениях Рёскина много такого, с чем я поспешу согласиться. Например, он считал, что человек, умеющий рисовать, освоивший азы живописи, лучше поймет изобразительное искусство. Для меня бесспорный факт: чем больше мы занимаемся практически тем или иным искусством, тем лучше в нем разбираемся. Я сама совсем по-другому стала смотреть на оперу и академический вокал после того, как сама стала заниматься им.

Еще один постулат Рёскина: он убежден, что сотворить великие произведения искусства способны лишь безупречные в моральном отношении люди. То есть на вопрос, совместимы ли гений и злодейство, Рёскин дает уверенный ответ: "нет". Вот это уже спорная аксиома, но мне бы хотелось, чтобы это было именно так.

Вдобавок Рёскин знакомит слушателей лекций с собственной системой градации школ живописи. Он различает школу "света и тени" (гравюры) и "цвета и тени" (колористическая живопись). Первая школа неспособна передать переходы цвета, в то время как вторая в своем историческом развитии двигалась от изображения плоских цветов к объемным.

Все это довольно увлекательно, но на мой вкус, лекции Рёскина слишком уж пафосные, патетичные и наивные. И никак не дотягивают до того уровня академизма, который требуется от Оксфордского курса. Рёскин был яркой индивидуальностью со своими "тараканами", но не всякий интересный человек талантливый преподаватель. Рёскин высказывает свое мнение, но слишком часто не находит аргументов для его подкрепления. Да, это был человек "твердых мнений", но дух диалектики был ему чужд. Я же, напротив, тяготею именно к последнему.

platinavi
platinavi
Оценил книгу

Меня смутила очень низкая средняя оценка у книги (чуть выше 3 из 5), но я никак не ожидала, что в классическом нон-фикшене может быть все настолько плохо. Лекции беспросветно скучные, я бы точно спала на них в Оксфорде. Очень много «воды» и слов ради слов, предложения растягиваются и удлиняются, а информативность отсутствует. Многие утверждения выглядят очень спорно, еще больше ощущается устарелости (особенно основанных на быте, положении женщины в обществе, религии - все эти «аксиомы Рескина» сегодня не только не актуальны, но вообще не возможны в применении). Иногда он выдавал какие-то любопытные моменты в истории искусства или смежных тем, но это тоже самое, что ленту паблика читать – по удивлялся и забыл. Возможно «практикам» или глубоко интересующимся данной темой здесь и можно найти что-то стоящее, для широкого круга читателя книга не применима.

Этика пыли
4,3
9 читателей оценили
eltonel
eltonel
Оценил книгу

Решила дать Рёскину ещё один шанс, и снова мне не понравилось. До этого я читала у него более академичные работы об архитектуре и искусстве в целом - почти ничего не вынесла из них, под конец читала с жутким скрипом. А вот это произведение, представляющее собой диалоги профессора с его юными ученицами, из аннотации показалось мне наиболее удобоваримым. Ничего подобного! Во-первых, оно не имеет почти ничего общего с "формой платоновских диалогов", с которыми сравнивается в завлекательном тексте на обложке. Оно ни логично-диалектичное, ни особенно поучительное, ни даже просто увлекательное. Во-вторых, "Этика пыли" как и прочие произведения Рёскина представляет собой достаточно беспорядочный текст. Есть некоторые персоналии в истории литературы, которые прославились как великие ораторы, но на писательском поприще значительно сдавали свои позиции. Например, подобная молва ходит о Канте. И о Рёскине я смею предположить то же самое. Его знаменитый ученик Оскар Уайльд с трепетным восторгом повествовал о тех лекциях в Оксфорде, которые ему посчастливилось посетить, и лектором на них был Джон Рёскин. Да, в этой сумятице текста чувствуется пыл красноречивого человека, но как превосходному писателю бывает трудно подобрать слова в разговоре, так и хорошему оратору сложно уложить поток своих мыслей на бумаге. Произведения Рёскина - это всегда именно мыслительный поток, это живая речь, неестественным образом переложенная в печатный текст. Поэтому он и не создаёт никакой структуры и очень плохо усваивается. Ну и в-третьих, мне не нравится несколько аляповатый слог автора. По-моему, иногда фразы профессора в диалогах выглядели просто премерзко. Его обращения ко взрослым девицам настораживают: "кошечка", "милая мышка", "потрогайте этот кристалл вашей нежной ручкой" (хотя вообще-то в этом нет ничего удивительного для тех, кто знаком с биографией Рёскина и в частности - с его личной жизнью). Постоянные заигрывания между учителем и его ученицами, их шуточные перепалки утомляют и не создают совершенно никакого эффекта живого диалога, наоборот - кажутся пошлыми и искусственными.
Я бы сказала, что условно каждый диалог (или почти каждый) можно разделить на три части: первая - это аллегорическая сказка, которую профессор сочиняет для своих учениц, дабы проиллюстрировать им в игровой форме последующую и более серьёзную часть лекции. Стоит ли говорить, что сказки, как правило, бессвязные и скучные? Во второй части диалога речь заходит о кристаллизации, кристаллах и их свойствах. Тут можно говорить о плавном переходе второй части в третью, где профессор учит своих учениц гуманности, разъясняет некоторые положения Библии, и тут становится ясно, при чём здесь кристаллы и как они связаны с верой в Бога. Это, я бы сказала, главный философский посыл произведения, и при таком прочтении его вполне можно отнести в раздел "Религия и наука". Это попытка примирить новейшие достижения естествознания второй половины XIX века с христианской традицией, а Рёскин был большим её знатоком, так что читать это действительно местами интересно. Придать бы произведению стройности, упорядочить его, выкинуть всю ненужную и не касающуюся темы болтовню - получился бы небольшой изящный сборник натурфилософских размышлений с уклоном в теологию.

Этика пыли
4,3
9 читателей оценили
Fiolent
Fiolent
Оценил книгу

Профессор беседует со своими ученицами. Они молоды, дерзки, несносны, абсолютно не опытны, но любопытны и готовы осмыслять и осознавать. Чему же посвящены их беседы?

С первого взгляда, кажется, что основам минералогии, но все это перерастает в изучение жизни и смерти, добра и зла, религии и простых радостей. Некоторые рассуждения того времени не потеряли актуальности и по сей день. Я постоянно отвлекалась от чтения и выписывала цитаты, чтобы не упустить важное и правильное.
Профессор старается научить девочек самым обычным, но весьма тяжеловесным истинам. Например, в первой беседе он показывает им бриллиант, красота которого, конечно, вызывает восторг у юных особ. Но ведь его блеск и яркая наружность – это бесполезное, обман, орудие власти, ради которого проливается кровь под жестокими ударами алчности. Через мифы, сказки и метафоры профессор демонстрирует реальность человеческой натуры: глупость делать из материального культ, неумение правильно судить о тех или иных вещах делит все на категории и навешивает ярлыки.
Также они обсуждают силу знания: невозможно понять все, но в поиске самого важного нужно иметь стойкость.
Путь к истинному знанию не может быть сплошь усеян розами и устлан мягкой травой — всегда приходится карабкаться по голым откосам
Профессор учит шебутных детей терпению и самоорганизации, а также критично смотреть на свои поступки и не теряться в случае неудач
Люди постоянно твердят о настойчивости, о мужестве и непоколебимости, но терпение есть самая прекрасная, самая достойная черта непоколебимости – и самая редкая.
Через минералогию и взаимодействие камней между собой и окружающей средой девочки учатся понимать отношения в обществе, характеры друг друга и природу человеческой души. Профессор дает наставления для поиска ответа на такой примитивный, но в то же время сложный вопрос «Что такое хорошо, а что такое плохо?» и объясняет: нельзя списывать свои поступки на наше первобытное начало, а важно следить за своим воспитанием. Каждый поступок имеет последствие, и все складывается в определенную цепочку событий.
На вопрос: «Чем вы были?» – могут ответить другие, но на вопрос: «Чем вы старались быть?» – должны ответить вы сами.
Также в книге поднимаются скользкие темы о вере и религии. Девочки заучивают назубок псалмы, но не понимают истину всех этих сложных текстов. И вот в одной из бесед очень точно и правильно расставляются необходимые акценты, слишком современные для того времени. Все мы порой забываем, как важно жить с удовольствием, но чистотой. Не закрываться в самоотречении и самопожертвовании, а любить жизнь страстно и искренне.
Неужели Тициан больше помог бы миру своим самоотречением, отказавшись от живописи, а Казелла – отказавшись от пения? Истинная добродетель состоит в том, чтобы с готовностью петь, когда люди желают этого. Настоящее слово «добродетель» означает не «поведение», а «силу», жизненную энергию сердца.
И самая главная тема, которая проходит через всю книгу: что же такое настоящая жизнь, которой девушки совсем еще не видели, и что такое смерть, которая тоже непонятное, но очень страшное существо. Камни в конце своей жизни превращаются в пыль. Тот же путь ждет и человека. Поэтому так важно учиться ценить свою жизнь и мир вокруг
Вся жизнь – музыка, если вовремя берешь верную ноту. Только не нужно торопиться.

Эта маленькая книга о больших вещах, которая может помочь детям и взрослым понять очень многое

M_Aglaya
M_Aglaya
Оценил книгу

Маленькая книжечка, составленная из размышлений, высказываний, максим и афоризмов Джона Рескина - это искусствовед и философ середины XIX века (про него много упоминалось в альбоме про прерафаэлитов). Это я всегда люблю. ))
Конечно, тут есть своя специфика. Рескин, судя по всему, человек глубоко религиозный, поэтому его система взглядов проникнута христианским духом... Труд, смирение, служение, аскетизм, неустанное следование путем добродетели и справедливости - главные ориентиры. И уж, конечно, он резко выступал против развивающегося капитализма и нарождающегося общества потребления... Если бы Рескин увидел текущее состояние дел, он, я думаю, пришел бы в ужас. )))

"Есть только одно условие, когда человек может благородно не думать - это в гробу."
***
"Каждое слово имеет только то значение, в каком может воспринять его слушатель. Вы не уясните значение чести человеку бесчестному или любви тому, кто чужд ей. Стараясь низвести значение этих слов до их понимания, вы дойдете только до того, что у вас не будет больше слов для выражения чести и любви."
***
"Если бы войны, вместо того чтобы разорять дома крестьян и опустошать их поля, только уничтожали бы фарфоровые украшения на столах в ваших гостиных, то ни одна война не продлилась бы и недели."
***
"Деньги представляют собою странного рода семя: накопляемое оно становится ядом, а расссеиваемое - хлебом."
***
"Лучше перестаньте говорить о независимости, так как вы зависите не только от каждого поступка окружающих вас людей, о которых вы никогда и не слыхали, но и от каждого поступка всех прошлых людей, тысячи лет назад превратившихся в прах."
***
"Искусство богатеть есть неизбежно также искусство удерживать ближнего в состоянии бедности."
***
"Мы обыкновенное верим в бессмертие, чтобы избежать приготовления к смерти, и в отсутствие бессмертия, чтобы избежать приготовления к будущей жизни."
***
"Я не только верю, но и знаю, что существует ад; и когда люди доходят до уверенности, что добродетель невозможна без страха ада, то я твердо знаю, что они именно находятся в аду."
Dada_horsed
Dada_horsed
Оценил книгу

Условная первая часть, где Рескин морализаторствует насчет предназначения искусства, откровенно забавна и суть ее сводится к тому, что цель изящных искусств в Англии - лишний раз подпереть девиз "Правь, Британия, морями". Польза, добро и справедливость - главные слова для описания концепции Рескина, то есть все, кроме красоты. Но мысли о религии, первичности реальности, причин краха греческого искусства (нельзя изображать Аполлона с лицом настоящего человека) - очень интересны, хотя выводы, которые из них делает Рескин, порой ужасают своей нелепостью: истина приносится в жертву социальной концепции.

Вторая часть лекций, где Рескин говорит уже о технических нюансах и рассказывает о греческой школе света и тени и школе цвета, более интересна, но и там очень много "надо, надо" и "в дальнейшем мы будем". Даже как-то странно думать, что эта книга настолько повлияла на многих английских писателей.

eva-iliushchenko
eva-iliushchenko
Оценил книгу

Начала читать эту книгу по рекомендации Оскара Уайльда, преподавателем которого и был автор книги Джон Рёскин. Сам Уайльд отмечал то сильное влияние, которое оказали на него два лектора - Рёскин и Уолтер Патер (который теперь у меня на очереди). Видимо, с культурологией я в весьма натянутых отношениях, потому как временами мне было просто НЕВЫНОСИМО скучно читать лекции Рёскина и я даже подумывала вообще их забросить, что я делаю крайне редко (читай: никогда). Дочитала всё-таки. В последний день даже осилила сразу две лекции - лишь бы поскорей закончить. Нет, должна сказать, что было в этой книге и множество увлекательного и, так сказать, эстетически приятного: в трактате "Семь светочей архитектуры", например, Рёскин начинает с установления некоторого тезиса о связи архитектуры с каким-либо явлением человеческой жизни (например, с религией, нравственностью, пользой и т.д.) Ни разу я не рискнула поспорить с его тезисами, всегда они были убедительно и щедро аргументированы, и если Рёскин действительно сторонник таких высоких идеалов, то я снимаю перед ним шляпу. В конце каждой главы непременно была какая-то решающая аргументация - с которой уже просто непозволительно будет не согласиться, и некая сентенция на пол-странички в духе "Кажется, мы стали забывать..." Но большую часть каждой лекции занимали, конечно, теоретические размышления о назначении той или иной завитушки на сводах Шартрского собора, о перспективе, об углах и отрезках и ещё много всего скучного, что я еле-еле не перелистывала.
Сам цикл лекций об искусстве мне понравился немногим больше, так как, на мой взгляд, он весьма краток, не структурирован и сильно отдаёт пристрастной позицией автора. Сначала он также начинается с размышлений о том, зачем вообще нужно искусство и чему оно служит, затем - резкий переход к теории, по большей части не совсем внятное разъяснение о делении художественных школ на школы светотени, цвета, линии, плоскости и т.п. Самым приятным в книге были вдохновенные, красочные размышления автора о природе - ведь, по его мнению, именно из неё (и только из неё) искусство черпает своё вдохновение (с чем, кстати, его студент Оскар Уайльд, по видимому, не был согласен, т.к. считал, что именно искусство первичнее всего).
Не рискнула бы я перечитывать эту книгу и думаю, стоит ли теперь попробовать взяться за другие произведения Рёскина?

Cjwsjkjusz12
Cjwsjkjusz12
Оценил книгу

Книга вызывает разочарование.
Прочитав название, ожидаешь атмосферных текстов, наполненных запахами, солнечным светом, касаниями к камню, возделанному лучшими художниками мира.
Но Рёскин породил несколько напыщенных, злорадных отрывков о некоторых скульптурных и живописных произведениях. Рёскин самоутверждается за счет туристов, не разделающих его мнения по поводу искусства (пишет, что если вы не способны увидеть красоту такого-то произведения - то вы не поймете флорентийского искусства вообще), за счет продавцов живописи, которые осмелились атрибутировать некоторые картины лучше Рёскина. Культурологу, историку живописи безусловно будет интересно мнение Рёскина о работах Джотто, Гадди и Мемми. Однако остальным данное произведение не принесет радости. Для плодотворной и запоминающейся прогулки по Флоренции, читать Рёскина необязательно.

Этика пыли
4,3
9 читателей оценили
Svetlana_Mik_books
Svetlana_Mik_books
Оценил книгу

Книга - диалог профессора и его учениц. Здесь есть философские изречения на тему "всего". И легким чтивом это не назовешь. Первые впечатления о книге: почему я не читала её, когда изучала химию в школе? Фактических знаний мало, но есть интересные описания, которые были бы кстати. А дальше жизнь и воспитание...прямо тянет меня на такие произведения.
В общем ощущения двойственные из-за всей этой слишком мутной философии (хотя другой она и быть не может, это же философияяяя - не лучшие впечатления от первого курса универа). 3/5
"Для нас, так же как и для кристаллов, истина состоит в том, что благородство жизни зависит от её устойчивости, от чистоты цели и спокойной непрестанной энергии. Всякого рода сомнения и раскаяния, любая плохая работа, пусть даже подретушированная, всякого рода колебания относительно того, что лучше делать, безнравственны, равно как и страдания."
"Мы, мужчины, правда, никогда не капризничаем, но потому-то мы так скучны и неприятны. Вы же подобны кристаллам, как по блеску, так и по капризам, и бесконечно очаровательны своей бесконечной изменчивостью."