Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Маленький оборвыш

Маленький оборвыш
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
50 уже добавили
Оценка читателей
4.5

Отчаянная бедность отца, бесконечные раздоры в семье, побои вечно пьяной мачехи – все это вынуждает Джима бежать из дому и стать бродягой. Беспризорный мальчуган ночует с товарищами в катакомбах или в фургоне перевозчика, а иногда и на сырой земле. Днем он промышляет на ковент-гарденском рынке, воруя что попадет под руку или питаясь отбросами. Счастливый случай помогает ему выбраться из бездны и начать честную трудовую жизнь.

Для среднего школьного возраста.

Лучшие рецензии
Shishkodryomov
Shishkodryomov
Оценка:
40

Сплошные спойлеры.

Чем меня радует это произведение - это наличием самых разных интерпретаций, обусловленных разностью переводов и заданий ЦК КПСС. Тем не менее - основную тему не удалось испоганить ни переводчикам, ни цензорам. Само произведение потонуло на фоне Диккенса в середине 19 века, но парадоксально стало популярным в России, особенно в совковое время. Меня даже в детстве не особо парила тема о несчастных обездоленных в ненавистных капиталистических странах, но всегда интересовали вопросы самостоятельного мышления, выживаемости в суровом взрослом мире и без посторонней помощи.

Повествование начинается со смерти матери мальчика, которому суждено стать главным героем. Мальчик ничем не напоминает стандартного диккенского героя - кроткого, доброго, всеми любимого. У него проявляется характер уже с малых лет, он делает попытки мыслить самостоятельно и практически смотрит на жизнь. Получив в качестве мачехи алкоголичку, мальчик вынужден бежать из дома и оказывается один на улицах Лондона. Знакомство на Смитфилдском рынке с двумя беспризорными мальчиками Моулди и Рипстоном дает ему имя "Смитфилд" и возможность промышлять мелким воровством. Очень хорошо нарисована тонкая грань, где честный труд трансформируется в воровство. Мальчики прикладывают все усилия, чтобы заработать себе на пропитание и воруют лишь только в том случае, если остались ни с чем. Чего ни сделаешь, чтобы не умереть с голоду. Тем не менее, Смитфилд где-то мысленно допускает, что его натура уже развращена возможностью более легкого заработка и именно поэтому он воспринимает мелкое воровство как должное. Постепенно образ благонравной мамы с ее "не укради" меркнет в памяти мальчика и он успокаивается с помощью объяснения Моулди по поводу того, что все то, чем они занимаются не является "настоящим воровством".

Жизнь наша была, в сущности, довольно однообразна. Каждый день мы вставали с рассветом, ходили по одним и тем же улицам и переулкам и исполняли одну и ту же работу. Когда работы не хватало для нашего пропитания, мы воровали разную мелочь из одних и тех же корзин и продавали ее одному и тому же старику, а затем обедали.

Иногда мы угощались свининой, а иногда целый день должны были питаться куском черного хлеба. Иногда находили в своем фургоне солому, иногда должны были спать на голых досках.

Злоключения Смитфилда только начинаются и, заболев горячкой, он попадает в работный дом. Чудом выздоровев, он совершает побег из работного дома и снова оказывается на улице один. Еще одно испытание на прочность. Когда его обманывают два безобразных ростовщика и воровство не приносит плодов - Смитфилд поет на улице. Он доходит до такой степени отчаяния, что собравшаяся толпа накидала кучу медяков маленькому мальчику, которых, впрочем, бездомных в ту пору было множество. Здесь его обнаруживает соседка из прошлой жизни, приводит домой и хочет ему помочь. Перспектива стать учеником трубочиста не очень привлекает мальчика, потому что ему уже известны другие, более легкие способы заработка. Но в реале все оказывается гораздо проще и несколько странно. В качестве ученика ему не предстоит делать ничего, только сопровождать хозяина на ночные работы. Ночными работами оказывается не чистка труб, а выкапывание свежих трупов для нужд медицины. Занятие это незаконное и Смитфилд, как невольный свидетель, снова вынужден бежать.

Оказавшись на улице в третий уже раз, мальчик случайно наблюдает факт карманного воровства другим мальчишкой. Не в силах преодолеть искушение, он сам пробует свои силы на этом поприще и становится настоящим вором.

Никогда в жизни не бывало у меня в руках столько денег, даже в половину, даже в четверть столько. Но странное дело! Громадность суммы, добытой мной, вовсе не радовала меня, напротив, она заставляла меня ужасаться моего преступления. Особенно полусоверен лежал камнем у меня на совести. Если бы я стащил какой-нибудь старый кошелек, в котором лежало бы два шиллинга или, самое большее, полукрона, меня утешила бы мысль, что я подвергался большой опасности, и что деньги достались мне как награда за мою смелость. Но вид этого красивого кошелька, золота, мелкой и крупной серебряной монеты приводил меня в смущение.

Человеческая натура легко катится по наклонной и вскоре Смитфилд оказывается в лапах некоего "хозяина воров", который очень хорошо к нему относится, селит в приличном доме, дает деньги на развлечения и готовит уже к крупному преступлению.
Встреча с Рипстоном в театре на постановке пьесы о таком же, постепенно все ниже опускающемся человеке, дает Смитфилду возможность покончить со своим прошлым и начать новую жизнь.

Концовка произведения поражает фантазией цензоров. Даю целых три варианта.

По просьбе инспектора, меня поместили в заведение для малолетних преступников; я жил там несколько лет и выучился многому хорошему. После этого я переселился в Австралию, там нажил себе богатство и сделался счастливым человеком. Самыми несчастными годами моей жизни остались те, которые я провел маленьким оборвышем, хотя мистер Рипстон, почтенный торговец углем, уверяет, что и в них не было ничего дурного. Дело в том, что он до сих пор не знает всех подробностей моей жизни карманного вора. Если бы я мог разыскать теперь всех людей, которых я обокрал тогда, я охотно вознаградил бы их, но так как это невозможно, то я решил взамен, по мере сил и возможности, оказывать помощь всем маленьким оборвышам, какие встретятся мне в жизни.
С этих пор я уже перестал быть «маленьким оборвышем» и сделался маленьким рабочим.
Новая жизнь принесла мне много труда и лишений.
Но, как ни трудно мне порой приходилось, меня поддерживала мысль, что я теперь не одинок, как прежде, Рядом со мной мои товарищи. Они поддержат меня в трудную минуту, и вместе с ними мы когда-нибудь добьемся лучшего будущего для всех больших и маленьких оборвышей, которые с самого раннего детства не знают ни ласки, ни радости.
Я стал только честным рабочим и свободное от занятий время проводил в чтении, чтобы пополнить свои скудные знания.
Самыми несчастными годами моей жизни остались те, когда я был "маленьким оборвышем", хотя мистер Рипстон уверяет, что и тогда перепадали иногда счастливые минуты. Мистер Рипстон нередко ссорится со мной из-за того, что я не хочу богатеть, "честно" богатеть, подчеркивает он. Те сбережения, которые составились у меня благодаря упорному труду, вполне достаточны, чтобы я имел возможность оказывать помощь маленьким оборвышам, которые попадаются мне на глаза, и спасать их от вредного влияния улицы.

Таким образом, "Маленький оборвыш" - это очень разнообразная, поучительная и не совсем уже детская литература. Но это произведение врезалось в мою память навсегда, было очень ярким пятном в формировании детского сознания и подготовило почву для других произведений.

Читать полностью
margo000
margo000
Оценка:
19

Лет в 10-12 запоем читала книги о тяжелом детстве, об испытаниях, выпавших на долю мальчиков и девочек, живущих где-то там, далеко-далеко, в чужом и страшном мире - а здесь, под боком, у меня заботливые мама и папа, теплый уютный дом, и от всего прочитанного кругом шла голова: было невероятно жалко героев книг и в то же время сердце щемило от чувства защищенности и спокойствия, которыми было полно собственное детство.
"Маленький оборвыш" Гринвуда, романы Диккенса, В.Гюго... Целая череда замечательных своей увлекательностью и пронзительностью книг... Литература, делающая нас людьми.
СтОит читать всем подросткам!

Surikot
Surikot
Оценка:
16

Удивительно, насколько в нашей стране любят и понимают литературу. Оказывается, соотечественники Джеймса Гринвуда уже давно забыли о нем, но у нас – у нас есть уникальное понятие «всемирной отзывчивости» русской литературы, русского читателя.
При этом очень странно, что книга не попала мне в руки раньше, в юношеском возрасте – ведь, как ни крути, существует у нас некий более или менее стандартный и рекомендованный к прочтению перечень книг. Впрочем, есть особое удовольствие в том, чтобы знакомиться с детской литературой в более позднем возрасте, и здесь самое главное – «не включать циника».
В детстве я бы сфокусировалась на увлекательных приключениях ровесника, печальной романтике бродяжничества и непременно подумала бы, что такая история возможна только в капиталистическом обществе (не пользуясь, впрочем, термином «капитализм»). А сейчас на первый план вышли мысли о невысокой ценности человеческой жизни и глобальных параллелях во всемирной истории.
Ну и, само собой, иллюстрации! Даже если книга переиздавалась в последние годы, всегда стараюсь добыть в книгохранилищах старые экземпляры, 50-80-х годов издания: держать их в руках – отдельное наслаждение, эхо детства!
Мысленно составляю отдельную подборку – «Книги, которые нужно прочитать моим будущим детям».

Читать полностью
Оглавление