Книга или автор
Иисус Неизвестный

Иисус Неизвестный

Иисус Неизвестный
3,7
17 читателей оценили
791 печ. страниц
2008 год
12+
Оцените книгу

О книге

Дмитрий Мережковский вошел в литературу как поэт и переводчик, пробовал себя как критик и драматург, огромную популярность снискали его трилогия «Христос и Антихрист», исследования «Лев Толстой и Достоевский» и «Гоголь и черт» (1906). Но всю жизнь он находился в поисках той окончательной формы, в которую можно было бы облечь собственные философские идеи. Мережковский был убежден, что Евангелие не было правильно прочитано и Иисус не был понят, что за Ветхим и Новым Заветом человечество ждет Третий Завет, Царство Духа. Он искал в мировой и русской истории, творчестве русских писателей подтверждение тому, что это новое Царство грядет, что будущее подает нынешнему свои знаки о будущем Конце и преображении. И если взглянуть на творческий путь писателя, видно, что он весь устремлен к книге «Иисус Неизвестный», должен был ею завершиться, стать той вершиной, к которой он шел долго и упорно.

Читайте онлайн полную версию книги «Иисус Неизвестный» автора Дмитрия Сергеевича Мережковского на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Иисус Неизвестный» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Дата написания: 1934

Год издания: 2008

Объем: 1.4 млн знаков

Отзывы на книгу «Иисус Неизвестный»

  1. Merkurie
    Merkurie
    Оценил книгу

    Очень сложное произведение как по манере написания, так и по содержанию. Это очень большой роман-эссе, начинающееся с описания, как выглядит личное Евангелие автора, которое он постоянно носил с собой, даже боялся его переплести, чтобы не расставаться с любимой книгой ни на один день. Мережковский пытается исследовать книги Евангелия, Апокрифы, различные исторические документы, в общем все, что так или иначе связано с жизнью Иисуса Христа. У него, конечно, свое видение и свое мнение, чувствуется даже какое-то болезненное восприятие событий далекого прошлого, видно, что они очень глубоко волновали писателя. Много выдержек и цитат из различных источников, с помощью которых он пытается дать новое толкование тайны Христа. Ведь Апокрифам в христианстве не придается большое значение. Мережковский считает, что люди и Церковь не поняли и не узнали, каким на самом деле был Христос.
    Поражает, насколько великолепно, как ученый-историк, автор владеет знаниями исторической литературы. Вместе с тем книга написана очень субъективно, как будто автор писал ее для себя, это его личный опыт и размышления. Поэтому и читается очень тяжело. Наверное, интересна будет только очень узкому кругу специалистов-богословов, историков.

  2. taecelle
    taecelle
    Оценил книгу

    Мережковский - писатель с историей и репутацией весьма противоречивой, тем и был мне интересен. Точнее, стал интересен после прочтения много лет назад дневников Зинаиды Гиппиус, его жены. Даже их брак - они поженились совсем молодыми и до самой старости не расставались больше, чем на 1 день - выглядит впечатляюще, хотя, Гиппиус была весьма любвеобильна, а Мережковский, наоборот, весь погружен в думы и писания. Ее искреннее им восхищение и вызвало желание познакомиться с творчеством поближе.
    Книгу я выбрала какая имелась)) Но она, само собой, давала прекрасный обзор на Мережковского как на историка, и много дополнительной информации в придачу.
    Жизнеописания Иисуса для меня теперь четко делятся на две категории - написанные людьми верующими и неверующими. Почему? Потому что отличить первых от вторых по тексту - раз плюнуть. Мережковский, как человек верующий, тому пример.
    И кстати, пример отрицательный. Люди верующие совершенно не могут писать беспристрастно.
    С одной стороны, оно и понятно - они же верят, для них это реальная история. С другой стороны, немного здравой критики в отношении источников, коими являются Евангелия и самые ранние апокрифы, проявить стоит. В конце концов, единственным из авторов, кто видел Иисус живым, считается Иоанн, да и тут историки рознятся во мнениях - был ли апостол Иоанн и евангелист Иоанн одним и тем же лицом, даже несмотря на то, что первый дожил до весьма преклонных лет.
    Мережковский поначалу пишет очень неплохо, он хорошо владеет словом, он худо-бедно покопался в оригинальных версиях источников (на иврите), хотя писал еще до открытия знаменитых Кумранских свитков. Однако чем дальше, тем его заносит все сильнее (по мере того, как история становится все драматичнее). Он все чаще использует аргументы "от противного" - навроде "Да и могло ли быть так, не будь Иисус Сыном Божиим?!" и все в таком духе.
    Подобные аргументы вызывают жалость, как бы автор ни был подкован в теме. Пожалуй, наиболее интересна лишь первая части книги, где Мережковский анализирует Евангелия и доказывает - довольно убедительно - свою точку зрения о том, какое было первым, кто их писал и почему так. Его анализ языка каждого Евангелия действительно интересен, хотя и весьма неполон, потому что призван ответить лишь на один из множества возникающих вопросов.
    В общем, кому треба эмоционально-историческое повествование - прошу. Остальных мучиться не призываю)

  1. «Христианство странно», – говорит Паскаль.[6] «Странно», необычайно, удивительно. Первый шаг к нему – удивление, и чем дальше в него, тем удивительней. «Первую ступень к высшему познанию (гнозису) полагает ев. Матфей в удивлении… как учит и Платон: „всякого познания начало есть удивление“, – вспоминает Климент Александрийский, кажется, одно из „незаписанных слов Господних“, agrapha, может быть, в утерянном для нас, арамейском подлиннике Матфея:
    2 июля 2020
  2. Это значит: нельзя прочесть Евангелие, не делая того, что в нем сказано. А кто из нас делает? Вот почему это самая нечитаемая из книг, самая неизвестная.
    2 июля 2020
  3. Маленькая, в 32-ю долю листа, в черном кожаном переплете, книжечка, 626 страниц, в два столбца мелкой печати. Судя по надписи пером на предзаглавном листке: «1902», она у меня, до нынешнего 1932 года, – 30 лет. Я ее читаю каждый день, и буду читать, пока видят глаза, при всех, от солнца и сердца идущих светах, в самые яркие дни и в самые темные ночи; счастливый и несчастный, больной и здоровый, верующий и неверующий, чувствующий и бесчувственный. И кажется, всегда читаю новое, неизвестное, и никогда не прочту, не узнаю до конца; только краем глаза вижу, краем сердца чувствую, а если бы совсем, – что тогда?
    2 июля 2020

Автор