Книга или автор
Долг: первые 5000 лет истории

Долг: первые 5000 лет истории

Премиум
Долг: первые 5000 лет истории
4,6
35 читателей оценили
779 печ. страниц
2015 год
16+
Оцените книгу

О книге

Масштабное и революционное исследование истории товарно-денежных отношений с древнейших времен до наших дней, предпринятое американским антропологом, профессором Лондонской школы экономики и одним из «антилидеров» движения “Occupy Wall street”, придумавшим слоган «Нас – 99 %». Гребер, опираясь на антропологические методы, выдвигает тезис, что в основе того, что мы традиционно называем экономикой, лежит долг, который на разных этапах развития общества может принимать формы денег, бартера, залогов, кредитов, акций и так далее. Один из императивов книги – вырвать экономику из рук «профессиональных экономистов», доказавших свою несостоятельность во время последнего мирового кризиса, и поместить ее в более широкий контекст истории культуры, политологии, социологии и иных гуманитарных дисциплин. Для широкого круга читателей.

Читайте онлайн полную версию книги «Долг: первые 5000 лет истории» автора Дэвида Гребера на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Долг: первые 5000 лет истории» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Переводчик: А. Дунаев

Дата написания: 2014

Год издания: 2015

ISBN (EAN): 9785911032067

Дата поступления: 29 октября 2020

Объем: 1.4 млн знаков

Купить книгу

  1. Quoon
    Quoon
    Оценил книгу

    Профессор Лондонской школы экономики Дэвид Гребер — из тех экономистов, которые заявляют, что экономисты неправы решительно во всем. Свой внушительный по стандартам XXI в. труд он начинает с совсем не характерной для нашего времени полемики — с Адамом Смитом. По мнению Гребера, великий ученый заблуждался в самой первооснове, причинах появления денег, и слепо повторяя за ним отнюдь не аксиоматические суждения, исследователи последующих времен, от Мальтуса до Стиглица, в корне ошибочно описывали происходящее в экономике.

    Автор этого фундаментального труда, наведшего шуму в западном мире и спустя три года добравшегося до России, считает, что в основе мировой экономики лежит не идея денег, как принято считать, а идея долга. Иначе говоря, Дэвид Гребер переворачивает с ног на голову устоявшееся представление о первопричинах мироустройства в материальном аспекте — его заявления сопоставимы в глазах всякого сведущего в экономике с допущением, будто не Авраам родил Исаака, а Исаак Авраама, в глазах всякого верующего. «Классические» теории предполагают, что деньги в какой-то момент истории человечества были изобретены как альтернатива не слишком удобной меновой торговле («я тебе отдаю кроличью тушку, а ты мне за это корзину яблок»). Теория, которую проповедует британский экономист и участник движения Occupy Wall Street, исходит из посыла, что деньги как идея существовали всегда, пусть даже не в виде монет и банкнот, и никто их не изобретал. Изобретены были долги — которые и стали впоследствии краеугольным камнем в фундаменте государств, империй, колоний, наднациональных объединений.

    А что нам, неакадемическим читателям, от подобных жонглирований терминами и ученых споров? Каков практический смысл в ознакомлении с этим «кирпичом» Дэвида Гребера? Есть несколько причин, чтобы взять книжку «Долг: первые пять тысяч лет истории» в руки, не испугавшись ни ее объема, ни встреч со специальной терминологией.

    Во-первых, Гребер претендует ни много ни мало на то, чтобы объяснить, как на самом деле функционирует экономика и почему она не может работать иначе. Полно на свете людей, которые дерзнули совершить нечто подобное, но Дэвид Гребер — из тех, кому удалось не оступиться и взглянуть на мир со всей возможностью рациональностью и незашоренностью. Ломка стереотипов — пожалуй, один из немногих по-настоящему эффективных методов пробуждения собственных мыслей: благодаря таким книгам начинаешь понимать, почему даже самые очевидные вещи опасно принимать на веру — особенно самые очевидные.

    Во-вторых, автор — прекрасный рассказчик, отнюдь не ударяющийся в пересказ длинного перечня фактов и цифр, а соединяющий необходимые ему наблюдения в масштабное полотно. Пропустив через себя соображения Гребера и посмотрев на экономику и политику его глазами, можно приобщиться к раритетной в наши дни цельной картине мира. За последние годы разве что Томасу Пикетти с его «Капиталом XXI в.» удалось выработать столь же свежее и многоплановое понимание действительности. Книга Дэвида Гребера читается как исторический роман с элементами детектива и криптографии — ей-богу, что-то вроде «Кода да Винчи», только на подлинном материале.

    «Потребительский долг — двигатель нашей экономики. Все современные национальные государства построены на основе бюджетного дефицита. Долг превратился в ключевой вопрос международной политики. Но, похоже, никто точно не знает, что это такое и как его осмыслить.
    Сила этого понятия проистекает из самого нашего неведения о том, что такое долг, из самой его гибкости. Если история чему-то учит, то ее урок таков: нет лучшего способа оправдать отношения, основанные на насилии, и придать им нравственный облик, чем выразить их языком долга, — прежде всего потому, что это сразу создает впечатление, будто сама жертва делает что-то не так. Это понимают мафиози. Так поступают командующие победоносными армиями. На протяжении тысяч лет агрессоры могли говорить своим жертвам, что те им что-то должны: они «обязаны им своими жизнями» (фраза, говорящая сама за себя) просто потому, что их не убили».
  2. noctu
    noctu
    Оценил книгу

    С потухшими глазами листала я как-то список книг в одном интернет-магазине в тщетной попытке найти последнюю книгу, которую хотелось бы увидеть на своей полке, как вдруг попалась на глаза работа американского антрополога Дэвида Гребера, посвященная истории товарно-денежных отношений за последние 5 тысяч лет. Прилетела ко мне в результате махина текста на прекрасной кремовой бумаге, внушающая уважение объемом и приложением с библиографией, а также дарящая предвкушение незабываемого погружения старый-новый мир, поданный с другой точки зрения. Антропологи в моей воображаемой иерархии вообще рулят в последнее время, потому что именно они кажутся способными посмотреть на старые вещи под новым, своеобразным, углом, что позволяет им прийти к оригинальным (для такого обывателя, как я) выводам. Например, так было с Объясняя религию. Природа религиозного мышления Паскаля Буайе. Что из моих чаяний в результате получилось, расскажу дальше.

    Начал Дэвид Гребер совсем не за здравие, сразу же поставив несколько краеугольных вопросов, раскрытию которых и будут посвящены оставшиеся главы книги: что такое долг? Почему это понятие обладает такой странной силой? И краткий ответ: сила этого понятия исходит от того, что мы сами не совсем понимаем, что такое долг, потому что это понятие очень гибкое и многослойное.

    "Если история чему-нибудь учит, то ее урок таков: нет лучшего способа оправдать отношения, основанные на насилии, и придать им нравственный облик, чем выразить их языком долга.."

    Гребер также утверждает и доказывает (пусть и немного спорадически), что ведшиеся за последние 5 000 лет споры о том, кто что и кому должен, сыграли огромную роль в формировании не только нашей базовой лексики, но и мировоззрения, касающегося вопросов справедливости и несправедливости.

    Гребер применяет антропологические данные, в основном, в начальных главах, чтобы показать ошибочность постулатов, выдвинутых Адамом Смитом с его теорией о меновой торговле. Он описывает, как обычно проходят такие вещи в племенах, находящихся на стадии первобытного развития. Спойлер - они идут не так, как предполагал Адам Смит. Потом последовательно, из одного периода в другой (опираясь на классификацию Карла Ясперса) Гребер рассматривает развитие денежной сферы и отношений в разных цивилизациях, вплоть до нашего времени. В этом рассмотрении есть много интересных моментов, но у тех, кто не знаком со всеобщей историей с древнейших времен до настоящего времени, может возникнуть недопонимание. К сожалению, в работе присутствует некоторая доля хаотичности в размышлениях, что может сбить с толку.

    Мне же историческая часть работы была интересна, но больше всего понравилось рассмотрение того, как каждая религия пыталась приспособиться к вопросам долга и совместить экономическую реальность со своими догмами. И, конечно, те части, где он рассказывал про разные племена и устройство их социальной и "экономической жизни".

  3. psyho_dmitry
    psyho_dmitry
    Оценил книгу

    Я познакомился с работами Дэвида Грэбера только в этом году. Началось это с книги «Фрагменты анархистской антропологии», которую я прочитал в мае этого года. Меня поразило то, как Дэвид Грэбер мыслит. Я бы сказал, что мыслит он латерально. Его взгляд на общество, на человека и человеческие отношения отличается глубиной и принципиально новыми точками зрения. После Грэбера мой мозг начинает лучше работать, потому что ты видишь альтернативу мышления, альтернативу восприятия. Часто во время чтения книги хотелось сказать «А что так можно было мыслить?».
    Его работу «Долг: первые 5000 лет истории» я хотел прочитать ещё раньше «Фрагментов», так как она попадалась на глаза в интернете. Наконец, добрался и до неё.
    Это крупное, качественное исследование даже не просто возникновения денег или капитализма, это исследование глубинных стереотипов мышления. Я не уверен, что Грэбер ставил перед собой цель рассматривать именно психологические компоненты того, как организовано общество, но в книге он делает именно это.
    Особенно примечательно описание того, как менялось у человечества представление о свободе, когда от «возвращения к матери», «возвращения домой» (это дословные переводы слова, обозначающие «свободу» у некоторых древних народов), от возможности участвовать в социальной жизни общества, заводить друзей, свободу стали понимать как «собственность». Тут Грэбер ставит психологический вопрос — как нам осознать, что такое «свобода», не прибегая к понятию «собственность»? По сути как сформировать мышление, не основанное на рынке и капитализме.
    Отдельно хочется подчеркнуть понятие, которое вводит Грэбер, понятие «базового коммунизма». Грэбер понимает коммунизм не как политическую систему, которую можно построить в какой-то стране (наоборот, такой взгляд он считает иллюзией и призывает отказаться от идей строительства коммунизма), для Грэбера коммунизм — это основа человеческого общения, естественная взаимопомощь людей, когда мы помогаем друг другу без корысти, без собственной выгоды. Когда человек на улице спрашивает нас «который час?», и мы отвечаем ему просто, не рассчитывая ни на что, ни на какую выгоду — в этом моменте и есть коммунизм. Мысль о том, что повседневно мы сталкиваемся с проявлением коммунизма, очень важна для построения гармоничных отношений в обществе. Такие примеры показывают, насколько близка и реальна альтернатива.
    Оказывается, не просто возможно другое мышление, другие отношения (нерыночные), а то, что другое мышление уже существует в нашем сознании.
    Я описал идеи, которые меня захватили по ходу чтения, но это далеко не всё, что есть в книге. Кроме того, я прекрасно понимаю, что на усвоение больших произведений нужно время (порядка трёх месяцев), поэтому я уверен, что через несколько месяцев в моей голове будут рождаться идеи, навеянные работой Дэвида Грэбера «Долг: первые 5000 лет истории».

  1. Если вы должны банку сто тысяч долларов, вы принадлежите банку. Если вы должны банку сто миллионов долларов, банк принадлежит вам.
    23 апреля 2017
  2. В этом смысле стоимость денежной единицы является не мерой стоимости предмета, а мерой доверия по отношению к другим людям.
    29 июня 2020
  3. нет лучшего способа оправдать отношения, основанные на насилии, и придать им нравственный облик, чем выразить их языком долга, – прежде всего потому, что это сразу создает впечатление, будто сама жертва делает что-то не так.
    21 июня 2020