Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Голливуд

Голливуд
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
1301 уже добавили
Оценка читателей
4.37

В основе романа «Голливуд» лежит реальная история работы самого Буковски над сценарием фильма «Пьянь», который был поставлен режиссером Барбетом Шредером в 1987 году. Главные роли в нем исполнили такие звезды, как Микки Рурк и Фэй Данауэй, а прототипы героев до сих пор легко узнаваемы: Френсис Форд Коппола, Жан-Люк Годар, Вернер Херцог, Норман Мейлер и др.

Лучшие рецензии
Arlett
Arlett
Оценка:
246

Пить я не умею и, как следствие, не люблю. Ничтожные дозы алкоголя приносят мне адовы муки похмелья. Долгого, мутного, болезненного. Если учесть, что и сам процесс для меня не особо привлекателен ни вкусом, ни запахом, то попойка лишается для меня всякого смысла. Все это не раз обрекало меня быть самой трезвой в компании. Той, кто убирает со стола и моет посуду, потому что остальные для этого не будут пригодны еще двое суток. Тоскливая участь. Казалось бы, что мне ловить у Буковски? Чуждая, непонятная мне среда. Я знала, что не могу отблагодарить книгу откликом понимания, узнавания, воспоминаниями хоть бы студенческих лет. А оказалось, что в этой компании мне было весьма комфортно даже трезвой. Признаю, что изначально клюнула на возможность почитать о голливудском исподнем. Исподнего мне не показали. Ну так. Самую малость. Как завлекалочка. Как подвязка на ноге. Мелькнуло что-то и скрылось. Возможно, здесь нет ни глубины, ни особого смысла. Но есть то, что я никак не ожидала здесь встретить – дружба, доброта, трогательная любовь. Возможно, это лишь сентиментальный порыв, вид сквозь стакан с виски, но душевно, черт подери.

Буковски пишет, как пьет. Хлопнул рюмашку (написал короткое предложение). Налил бокал вина (рассказал о друзьях). Открыл банку пива (вспомнил деньки молодые и сбитые костяшки пальцев). Без всяких там рассусоливаний про «в багрец и золото одетые леса» или интерьеры. Кому оно надо, если в холодильнике есть бухло? А оно есть. А если нет, то всегда есть тот, кто сбегает. Из шмоток внимания удостоился только ковер с павлинами в гостиничном номере. Зачетная, видать, была вещь. Буковски – это литературный кубизм из коротких, четких фраз и ярких сегментов эпизодов. Буковски как Хэмингуэй, только круче. Серьезно, он мне намного симпатичнее. Нет в нем позы и пафоса. Зато есть самоирония. И остроумие такого градуса, которым мог похвастаться разве что Черчилль. Кому как, а эти качества мне нравится больше. Не люблю выпендрежников. В книге куда не плюнь – в шизика попадешь. Они ходят по барам, гостиницам, домам, кинотеатрам и пьют. Пьют засыпая и просыпаясь, пьют за разговорами и в молчании, пьют в болезни и здравии, пьют в горе и радости, пьют в бедности и благополучии, пьют пока смерть не разлучит их с бутылкой. Аминь. Без вонючего перегара, едкого пивного пердежа, похмельного храпа, пьяного обидчивого бреда всё это выглядит даже прикольно. Истина, как говорится, в вине. По количеству выпитого Буковского можно уже причислять к оракулам. И знаете, у него отлично бы получилось. Глаголет он правильные вещи, тонко подмечает и с юмором излагает. Посмотрите на количество цитат к книге. Учитывая её объем, её почти полностью в них переписали.
Впечатление от книги осталось самое светлое. Вспоминаю с улыбкой.
П.С. И еще один аргумент в пользу крутости Буковски.

Наконец Сара сказала: «Нам пора домой, кошек кормить».
Пьянка могла подождать.
Голливуд мог подождать.
Кошки ждать не могли.

Дядька крут!

Читать полностью
SinInGrin
SinInGrin
Оценка:
212

Hollywood. Скажите вслух. Hol-ly-wood. И еще раз.
Всего 9 букв. Но 9 особенных букв, черт возьми. Проговорите еще раз. Какие они рождают ассоциации в вашем возбужденном мозгу? 9 кипельно-белых букв на зеленом холме. Белых, как блеск от грани на крупном алмазе. Как рождественский снег. Как порошок кокаина. Как платье давно уже мертвой Мэрилин. Как новая сорочка преуспевающего топ-менеджера. Как чистый лист, на котором можно заново написать свою жизнь. Или как саван, в который заворачивают труп. Труп прошлого например..
Альфа и Омега. Голливуд воплощает в себе все и сразу. В нем все с лихвой, всего слишком много, все слишком ярко, все слишком противоположно. Слишком много ненужных людей, вещей, чувств и мыслей. И не разберешь - свои они или чужие. Все смешивается, поглощает и выплевывает тебя, как потерявшую вкус жевательную резинку, когда ты становишься не нужен. Но все равно оставляет надежду.
Эй, крошка, что для тебя Голливуд?
Hollywood. 9 букв. 9 оставшихся невыбитых зубов в кривой улыбке Америки. 9 последних зубов, которыми еще можно продолжать улыбаться.

Улыбаться, даже когда тебе 70.
Улыбаться от того, что тебе есть куда возвращаться в кое-то веки.
Улыбаться, потому что твой дом - наконец полная чаша, в нем 5 кошек и прекрасная жена, готовая разделить с тобой и постель, и бутылку вина, и мучение от осточертевших богемных мероприятий, на которые нельзя не ходить.
Улыбаться, потому что твоя печень еще существует, хотя, казалось, ты состоишь из одного спирта.
Улыбаться от того, что известные люди готовы многое отдать, чтобы сняться в фильме по твоему сценарию.
Улыбаться, от того, что тебя наконец признают и твой талант действительно оказался талантом, а не похмельный бредом.
Улыбаться, от того, что легендарный режиссер готов разрезать себя на куски в прямом смысле, чтобы твой фильм увидел свет.
Улыбаться, от того, что, несмотря на весь твой нонконформизм и показное неуважение ко всему человечеству, нашлись люди, которые разглядели твою настоящую натуру и искренне тебя любят.
Улыбаться от того, что ты написал чертовски хороший сценарий, по которому сняли чертовски хороший фильм, и по ним обоим ты написал чертовски хорошую книгу.
Улыбаться, от того, что прошел уже почти век от дня твоего рождения, а тебя по-прежнему помнят, любят и боготворят, хоть ты был еще та старая задница, и ты всегда это знал.

В каждой своей книге Хэнк всегда писал немного о будущем. О том чего бы он хотел достичь, мог достичь, или никогда не достигнет. Закидывал маленькие якорьки в неизвестность, чтобы там застолбиться. А "Голливуд" единственная книга, в которой нет ни слова о будущем. Есть только прошлое, которое он никогда не забудет, потому что оно сделало его таким, каким он был, и настоящее, которое, стоило этого, мать его, грязного, разрушающего прошлого с запахом самого омерзительного портвейна. Мерзкого и прекрасного прошлого одновременно, как весь этот гребаный Голливуд.

"Голливуд" удивительно трогательный роман. Спокойный и добрый. Без драк, дешевого пойла, тяжелой службы, ночей на скамейках и вокзалах, многообразия женщин, имен которых не упомнить, передряг и метаний.
Он о том, что, возможно, тебе когда-нибудь повезет. О том, что возможно, когда-нибудь представится случай расслабиться.

О том, что пока нам не выбили все зубы - нужно продолжать улыбаться..
Ну, и любить кошек, конечно же. Куда ж мы без кошек то, черт возьми?

Читать полностью
TibetanFox
TibetanFox
Оценка:
113

Буковски — тролль 81-го левела. Может быть, даже 82-го. Даже если всю книгу подозревать подвох, то он всё равно тебя обманет, потому что никакая это не книга. Дядя Буковски очень ловко записывает баечки, которые уместно травить где-нибудь между кружкой чего-нибудь нефильтрованного и рюмкой какого-нибудь сорокаградусного. А вот я там был, это видел, ко мне такая вот пришла. Этих вот трахал и этих вот тоже. А ещё кучу народа вокруг пальца обвёл. Ну да, да, натянул, как девочек. Кого? Да продюсеров всяких. Издателей всяких. Читателей всяких. Впрочем, есть ещё одна задумка помощнй. Написать бы книгу, как я их всех натянул, чтобы натянуть ещё раз. Рекурсивно, ткскзать! Так выпьем же за сепульки!

Буковски умеет делать бабло из одной вещи, которая кажется простой, но на деле не такая уж и простая. Он просто бывает собой. Частенько. Может быть, даже постоянно, хотя не буду утверждать с такой уж уверенностью. Это редкий талант, потому что мало кто хочет быть самим собой, все хотят казаться кем-то другим. Наполеоном, изысканной дамой, бунтарём или даже самим Буковски. Может быть, потому Буковски и продаёт себя так успешно, что это ничего ему не стоит.

А надо ли думать, что за всем этим скрывается какая-то особая философия или определённый посыл? Хрена с два там есть что-то за этим, разве что специальная картонная коробочка для любителей СПГС, но это уже только потому, что Буковски действительно тролль какого-то там заоблачного левела. На деле же пустота. Вся книга — это один большой тост собственной ловкости.

Да и то, что он постоянно бухает, тоже ровным счётом ничего не значит. Он мог бы кактусами упарываться. Или книги читать. Или гладить котиков, котик за котиком, сначала два-три котика нежно-коричневого окраса, потом здоровый полосатый, а потом догнаться вот тем, жирным, персидским, кастрированным. Гулять, так гулять.

И это не книжка, конечно, а путевая заметка, страничка из дневника с любопытными наблюдениями о закулисном мире Голливуда, который нам никогда не увидеть без глянца. Впрочем, на что там смотреть? Мы и так догадывались, что гладко там ходит только то, что предусмотрительно смазали вазелином.

Читать полностью
Лучшая цитата
Я посмотрел в зеркало. Вообще-то я себе нравлюсь, только не в зеркальном отражении. Оно на меня не похоже. Я допил свою порцию.
В мои цитаты Удалить из цитат
Оглавление