Неугасимая лампада

4,7
15 читателей оценили
286 печ. страниц
2017 год
Оцените книгу
  1. Marikk
    Оценил книгу

    читала в рамках игры ТТТ
    не могу сказать, что книга не понравилась, но ждала несколько иного. Нечто в духе "Записок из Мертвого дома" и немного житий святых мучеников. В итоге получилось очень много рассуждений о том, что произошло, много разных, не связанных друг с другом эпизодов. Иной раз на одной странице мысль прыгает так, что не знаешь о каком герое автор ведет речь.
    Эту книгу можно сравнить с автобиографией, которую пишут на склоне лет не для печати, а чтобы оставить какое-либо письменно свидетельство о том или ином событии.

  2. hypnotized_by_bee
    Оценил книгу

    Удивительно светлая книга. С какой широтой охвачена наша история. Если бы каждый из нас прикоснулся к этой книге, мы были бы другой страной. А так - больно осознавать, что этот урок истории большинство прослушало.

    Такое ощущение, что то, о чем пишет Ширяев, я со всей полнотой прочувствовала 6 лет назад на Соловках, только на эмоциональном уровне. А при чтении Соловки оживали для меня до травинки. Строчки - как тропы по острову. И снова - комок в горле.

    Совершенно неожиданный аспект жизни в лагере - в годы, когда страну накрыла повальная цензура, в лагерях ставились запрещенные пьесы и выпускался журнал. Еще бы - собрали на острове цвет интеллигенции.

  3. lenusenok
    Оценил книгу

    Книга потрясла. Рассказывается о Соловецких островах в Белом море. Про каторгу, когда людей убивали ни за что, они умирали от холода и болезней... Сам автор Борис Ширяев пробыл там в заключении ни один год и рассказывает все со своих слов.
    Книга о духе русского человека, о том как можно легко сломать человека физически, но духовно он еще жив и в нем сильна вера в прекрасное будущее...

  1. «Соловецкие острова». Он содержал 250–300 страниц убористого шрифта и мог быть смело назван самым свободным из русских журналов, выходивших в то время в СССР. Теперь мне ясны причины допущения этой свободы. Он был безопасен для большевиков. Его тираж в 500 экземпляров был весь в распоряжении ОГПУ. Пересылка журнала с острова на материк допускалась лишь по особым разрешениям, в то время как газету можно было посылать свободно. Но ОГПУ он приносил несомненную пользу. Во-первых, он осведомлял его (помимо воли и намерений авторов) о настроениях некоторых кругов русской, преимущественно московской, интеллигенции; во-вторых, был рекламным козырем в руках того же учреждения, которым оно оперировало как доказательством гуманности соловецкого режима перед иностранцами, а главное, в высших слоях своей же партии, где в то время была еще сильна оппозиция старых большевиков (Рязанов, Цюрупа, Красин, Томский и др.), относившихся отрицательно и к орудию Ленина – Дзержинскому, и к истреблению им русской интеллигенции. Но тогда мы не знали этого и работали в журнале, упоенные возможностью хотя бы частичного проявления свободы мысли.
    28 июля 2017
  2. Большинство поступавших со стороны писем и заметок были густо, до отвращения насыщены тем подхалимством, тою добровольно-принудительной ложью, которая теперь стала квинтэссенцией всей советской прессы. Повествовали о своем перерождении, перевоспитании и даже восхваляли прелести каторжного режима – «вкусный рыбный суп» и «веселую, здоровую работу»…
    28 июля 2017
  3. художники, литераторы, актеры, музыканты; начальные буквы х, л, а, м. То есть ХЛАМ.
    19 июля 2017