Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Воспоминания

Воспоминания
Бесплатно
Добавить в мои книги
82 уже добавили
Оценка читателей
3.83

Воспоминания Авдотьи Яковлевны Панаевой (Головачевой) написаны в конце восьмидесятых годов XIX в. и печатались в Историческом Вестнике (1889). А.Я.Панаева имела возможность почти ежедневно общаться с замечательными русскими писателями – сотрудниками журнала «Современник». Трудно назвать выдающегося литератора сороковых, пятидесятых или шестидесятых годов, с которым она не была бы знакома. Фет посвящал ей стихи, Достоевский влюбился в нее с первого взгляда, Некрасов воспевал ее в своем творчестве. Но она чувствовала расположение далеко не ко всем...

Лучшие рецензии
metrika
metrika
Оценка:
11

Я бы сказала, что это не мемуары и не воспоминания, а грамотная и честная монетизация того капитала, которым обладает автор.
Писательница сразу признается, что если бы не надо было кормить внуков, то воспоминаний она бы не писала. И пишет то, что интересно публике (тогдашней публике): искренне, но сдержанно, занимательно, но отстраненно, по возможности правдиво, но художественно. Это добротный причесанный рассказ о знаменитых современниках (и о знаменитом "Современнике"). Вернее, о том, какими они должны были бы быть, чтобы удовлетворить и автора, и интерес публики. Я бы не сказала, что она врет. Скорее, редактирует по собственному разумению.

О собственной жизни не пишет почти ничего. Жесточайшим образом пытается исключить из воспоминаний все личное. Правда, авторское тщеславие все-таки нет-нет да и пробьется. В том, как она пишет о других неординарных женщинах (например, о Натали Герцен) или о благодарности мужчин (кому только она ни помогала: от Белинского до Добролюбова)

При чтении очень желательно сначала ознакомиться с биографией Панаевой. Тогда многое станет более понятным.

Читать полностью
rvanaya_tucha
rvanaya_tucha
Оценка:
4

Нужно иметь в виду две вещи: во-первых, у меня сложилось определенное представление о непрочитанных еще "Воспоминаниях" Панаевой вследствие того, что на лекциях часто точно или вольно ее цитировали, вообще рассказывали об этой книге. Во-вторых, год назад я прочитала Одоевцеву, и она произвела на меня огромное впечатление. Собственно, я и от Панаевой ожидала чего-то похожего, тем более и обстоятельства их были схожи: обе - жены широко известных в узком кругу литераторов, сторонние наблюдатели и при этом непосредственные участницы событий.

Но за первые десять страниц я поняла, что сильно ошибалась, ничего схожего и в помине нет. Собственно, от почти уже нахлынувшего разочарования меня удерживали только некоторые действительно интересные истории и мысль о том, что это совсем, совсем другое время, еще XIX век! (Правда, как часто бывает, к концу книги я вошла во вкус, и мне было уже жалко отпускать героев Панаевских рассказов.)

Само повествование показалось мне сухим и каким-то обрывочным; это именно воспоминания, вспышки, освещающие то одни, то другие несколько разрозненные ситуации, разговоры, характеры. Даже о кружке близких друзей Панаева пишет как-то штрихами, урывками, я бы даже сказала зачастую поверхностно. Цельных образов не складывается. Кем, какими в бытовой и окололитературной жизни были Панаев и Некрасов, Тургенев, Белинский, Боткин, так и остается загадкой.

Эту загадку мешают решить и многочисленные ошибки и неточности в повествовании, отмечаемые в комментариях. Мне хорошо верится в то, что Панаева обращалась к разным источникам, старалась узнать как можно больше достоверных фактов (что сообщается в исторической справке), но от этого как-то не легче.

Теперь у меня в голове два Некрасова, поэт - и герой Панаевских воспоминаний, редактор "Современника", игрок, помощник студентов; так же два Тургенева, Щедрина, Достоевского.. и, пожалуй, это неплохо, потому что совмещать их мне не хочется, каждый из них абсолютно самодостаточен.

Итак, жанр предполагает некую специфику повествования, и она присутствует. Это не мемуары, не роман с исторической основой; это некоторые воспоминания, и это придает книге свой характер. Панаева позволяет взглянуть на жизнь великих людей, без которых невозможно представить нашу культуру, наш девятнадцатый век. И, с одной стороны, это позволяет не превратить всех литераторов в одинаковые болванчики в нашей бедной учебной голове, дает им характеры и судьбы. А с другой стороны, заставляет захотеть сделать сегодняшнюю жизнь немножко лучше, немножко честнее и человечнее.

Читать полностью
Natalli
Natalli
Оценка:
3

Читать начинала с большим интересом, но к середине примерно наступило разочарование.Писательница, которая могла бы поведать многое о личности так горячо любимых мной классиков 19 века, о их творчестве, сообщала множество мелких житейских подробностей. А о самом главном -- как-то вскользь.Чисто женская мелочность и наблюдательность:кто сколько денег задолжал,кто кому позавидовал.И вообще все они у нее-писатели- обычные люди(кроме разве что Некрасова).Для нее они еще не были классиками,конечно.Но все равно взгляд на вещи у нее слишком приземленный.

Лучшая цитата
У Языкова обедали гости; вдруг кто-то позвонил в передней; она вышла из-за стола, чтобы узнать, кто пришел, и увидала худого, бледного молодого, человека, в поношенном холодном пальто, которого лакей грубо выпроваживал вон. Она поспешила остановить грубого лакея и провела молодого человека в кабинет хозяина, которого и вызвала из-за стола к посетителю. Она была в полной уверенности, что это какой-нибудь несчастный проситель на бедность; но она ошиблась: молодой человек просил Языкова прочитать и передать принесенную рукопись Белинскому. По забывчивости Языкова, рукопись не скоро попала в руки Белинского, который за это очень на него рассердился, главное же, Языков затерял адрес молодого человека.
– Это возмутительно, так относиться к людям, – говорил Белинский. – По вашему описанию и по содержанию его рукописи надо было дорожить каждым днем, чтобы принять в нем участие, а вы еще и адрес его затеряли! Небось, если бы к вам подкатил на лихаче какой-нибудь франтик, так вы бы не поступили так небрежно с его рукописью и не забыли бы его фамилию, а запомнили бы не только имя, но и отчество.
Этот выговор очень огорчил Языкова и произвел на него такое впечатление, что в продолжение всей своей жизни он вечно о ком-нибудь хлопотал или исполнял чьи-нибудь поручения самым ревностным образом. По счастью, автор рукописи опять явился узнать о своей участи в тот день, когда Белинский сидел у Языкова. Оба они чрезвычайно обрадовались приходу молодого человека.
Вот каким образом состоялось первое знакомство Белинского с Некрасовым.
В мои цитаты Удалить из цитат
Оглавление