Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Цитаты из Записки простодушного

Читайте в приложениях:
400 уже добавило
Оценка читателей
4.5
  • По популярности
  • По новизне
  • Жестокий это боксер – Константинополь! Каменеет лицо от его ударов.
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • В тот же день я был на пароходе, куда меня приняли с распростертыми объятиями. Это действительно правда, а не гипербола, насчет объятий-то, потому что, когда я, влезши на пароход, сослепу покатился в угольный трюм, меня внизу поймали чьи-то растопыренные руки.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Дела
    На далеких кофейных плантациях под лучами жгучего беспощадного солнца тысячи полуобнаженных людей работают, добывая миллиарды зерен кофе.
    Потом этот кофе грузится на корабли.
    Корабли бороздят неизмеримые пространства морей и океанов.
    Потом в Константинополе тюки кофе выгружаются.
    Потом его мелют.
    Потом жарят.
    Потом приносят в кафе.
    Варят; подают посетителям, которые делают дела только за чашкой кофе.
    Потом из этих дел ни черта не выходит.
    И прямо-таки больно мне: стоит ли тысячам полуобнаженных людей жариться под раскаленным солнцем, пароходам – плыть, рабочим – выгружать, кому-то молоть, жарить, варить, чтобы в результате ни из одного дела, решенного за чашкой кофе, – ничего не вышло.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Пришел. Сел. Написал:
    «Была большая дождика. Погода был то, что называй веритабль петербуржьен![13] Один молодой господин ходил по одна улица, по имени сей улица: Крещиатик. Ему очень хотелось manger. Он заходишь на Конюшню сесть на медведь и поехать в restaurant, где скажишь: garçon, une tasse de[14] рабинович и одна застегайчик avec[15] тарелошка с ухами…»
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • О, Ленские, Печорины, Онегины и Грушницкие! Вам-то небось хорошо было выдерживать свой стиль и благородство, когда и пистолеты под рукой, и камердинеры собственные, и экипажи, и верховые лошади… «Дуэль? Пожалуйста! Такое-то место, такой-то час, деремся на пистолетах»… А попробуйте, милостивый государь господин Ленский, пошататься по «окказионам», да поторговаться до седьмого поту, да войти в сношения с Онегиным на предмет взятия на себя части расходов, да получить от Онегина отказ, потому что у него «юс-пара» в кармане…
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Ваше сиятельство, что вы! В константинопольском магазине?! Дуэльные пистолеты? Да на кой же шут их будут держать? Для греков, торгующих маслинами и халвой?.. Нашли тоже Онегиных!.. Они больше норовят друг друга по шее съездить или – еще проще – обчистить на «пенды-грош», а не дуэль! Заверяю вас, что среди местных греков нет ни Ленских, ни Печориных…
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • «Ой, крепок еще русский человек, ежели ни гроб его не берет, ни карнавалье чучело не пугает, ежели простой таракан его кормит…»
    Это одна сторона – прекрасная сторона – русского характера…
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Все трое переглянулись и засмеялись:
    – Что мы поделываем? Да вы не поймете, если мы скажем…
    – Я не пойму? Да нет на свете профессии, которой бы я не понял!
    – Я, например, – сказал журналист, – лежу в гробу.
    – А я, – подхватил поэт, – хожу в женщине.
    – А я, – деловито заявила журналистова сестра, – состою при зеленом таракане.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • О гробах, тараканах и пустых внутри бабах
    Как-то давно-давно мне рассказывали забавный анекдот… Один еврей, не имеющий права жительства, пришел к царю и говорит:
    – Ваше величество! Дайте мне, пожалуйста, право жительства!
    – Но ведь ты же знаешь, что правом жительства могут пользоваться только ремесленники.
    – Ну так я ремесленник.
    – Какой же ты ремесленник? Что ты умеешь делать?
    – Уксус умею делать.
    – Подумаешь, какое ремесло, – усмехнулся скептически государь, – это и я умею делать уксус.
    – И вы умеете? Ну так вы тоже будете иметь право жительства!
    Прошли идиллические времена, когда рождались подобные анекдоты: настали такие времена, когда не только скромные фабриканты уксуса, но и могущественные короли не имеют права жительства…
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Если в Константинополе вам известны улица и номер дома, это только половина дела. Другая половина – найти номер дома. Это трудно, потому что 7-й номер помещается между 29-м и 14-м, а 15-й скромно заткнулся между 127-б и 19-а.
    Вероятно, это происходит потому, что туркам наши арабские цифры неизвестны. Дело происходило так: решив перенумеровать дома по-арабски, муниципалитет наделал несколько тысяч дощечек с разными цифрами и свалил их в кучу на главной площади. А потом каждый домовладелец подходил и выбирал тот номер, закорючки и загогулины которого приходились ему больше по душе.
    Искомый номер 22 был сравнительно приличен: между 24-м и 13-м.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Иди, женщина русская, бреди по колена в грязи. Дойдешь же ты, наконец, или до лучшего будущего, или… до могилы…
    Там отдохнешь от жизни.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • тех пор прошло 8 дней. Пока я не вижу ни моего компаньона, ни баранов, ни прибыли. Очевидно, с компаньоном что-нибудь случилось… Иногда по ночам меня мучит совесть: прав ли я был, поручив этому слабосильному человеку опасную процедуру умерщвления баранов? А что, если они по дороге сбежали от него? А что, если они перед смертью вступили с ним в борьбу и, разъяренные предстоящей участью, растерзали моего бедного компаньона?..
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Ознакомившись с городом, я решил заняться делами. Узнав, что все деловые люди собираются в специальном кафе на Пере, я пошел туда, потребовал чашку кофе и уселся выжидательно за столик – не наклюнется ли какое дельце.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • – Дно-то дно, – с некоторым сомнением согласился я. – Только золотое ли?
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Вообще, Константинополь – золотое дно.
    В мои цитаты Удалить из цитат