Книга или автор
Неприятность

Неприятность

Бесплатно
Неприятность
4,9
10 читателей оценили
19 печ. страниц
2009 год
12+
Оцените книгу

О книге

«…Земский врач Григорий Иванович Овчинников, человек лет тридцати пяти, худосочный и нервный, известный своим товарищам небольшими работами по медицинской статистике и горячею привязанностью к так называемым бытовым вопросам, как-то утром делал у себя в больнице обход палат. За ним, по обыкновению, следовал его фельдшер Михаил Захарович, пожилой человек, с жирным лицом, плоскими сальными волосами и с серьгой в ухе…»

Читайте онлайн полную версию книги «Неприятность» автора Антона Чехова на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Неприятность» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Дата написания: 1888

Год издания: 2009

Объем: 35.7 тыс. знаков

  1. BaffyFan101
    BaffyFan101
    Оценил книгу

    Это небольшое произведение поваствует об университетском профессоре Беликове, который выбрал для себя тихую однообразную жизнь, похожую на "футляр". Все перемены в жизни он обходил стороной и однажды чуть ли не женился. Покорила его сердце красавица Варенька, но она была из свободолюбивой семьи, что категорически не нравилось Беликову. Из-за одного безобидного инцидента, связанного с семьей Вареньки, Беликов испугался, что его репутация серьёзного профессора будет испорчена. С этими мыслями он пришел домой и слег... Слег и через месяц умер. В гробу его лицо казалось счастливым, ведь он наконец оказался в том самом футляре, в котором его больше никто не будет трогать, который будет ограждать его от мира сего...

    Чехов показывает читателю, насколько важно быть открытым миру. Нет, это не значит, что нужно всем и каждому доверять, рассказывать о себе на каждом углу. Автор имеет в виду, что к жизни нужно относится проще и не боятся перемен. Иначе так всю жизнь можно прожить в "футляре", так ничего и не увидев...

  2. vivian_damor_blok
    vivian_damor_blok
    Оценил книгу

    Начну, наверное, с того, что охвачу не весь сборник, хотя, пожалуй, он самый мной зачитанный. Просто бывают такие произведения, которые за тобой тянутся будто всю жизнь, и, наверное, это подчёркивает их особую актуальность. Остановлюсь я на двух самых позитивных рассказах, которые, похоже, отражают моё состояние на протяжении рабочих будней (иначе почему я так часто про них вспоминаю?). До других надеюсь добраться позже, в обозримом будущем. В общем, крайне субъективно, скорее собственные ощущения, чем что-то объективное и вразумительное.

    Самая пронзительная на моей памяти вещь у Чехова — "Тоска". Та самая коротенькая и мало кем замеченная. Вроде бы и сюжет простенький, и я зык какой-то безыскусный, даже грубоватый, а причиняет такую боль, будто сам покатал извозчиком по холодному зимнему городу каких-то чужих, пустых людей. Да и кому из нас не знакомо чувство, то самое ужасное, неизбывное чувство, когда торопишься поделиться с собеседником чем-то важным и сокровенным, а тебя перебивают. Перебьют один раз, другой, и ты уже вообще сомневаешься, а нужно ли оно тебе.

    Вот только Иона в рассказе хотел обсудить со случайными попутчиками самое дорогое — потерю. И насколько же чёрствыми предстали остальные персонажи, какой-то мишурой, фоном прокатившиеся с ним, болтавшие о чём-то своём, да поторапливавшие, да поживее. Смотришь со стороны, ужасаешься, даже думаешь, что сам в такую ситуацию не попадёшь — есть друзья, те, кто всегда готов выслушать. А потом понимаешь, что выговориться и некому. Сколько раз, бывает, сидишь в компании, в любом обществе, но будто совсем один, и никому и дела нет ни до твоих успехов, ни до твоих печалей. Вот и останется потом искать кого-то другого — да и пусть ту же лошадёнку, лишь бы хоть ненадолго отпустило.

    Есть ещё одна жуткая история у Чехова — "Спать хочется". Чувствую, не зря они в моём сознании объединились с "Тоской". Предельно актуально для финальных аккордов рабочей недели, да и в целом для наших реалий. У большинства, к коему теперь отношусь и я, работа пять на два, да ещё со сверхурочными, да долгими поездками с работы и обратно. Мы, конечно, по загруженности уступаем Варьке, но, когда работаешь на износ дольше двенадцати часов подряд, мозг отрубается, и ничего другого на ум и не приходит.

    Другая общая черта — какое-то беспросветное отчаяние. Вроде бы и тот, и другой рассказ находят свою развязку, да всё не то, неправильное, нечеловеческое. И как-то хочется возразить, что так не бывает, что надуманно, что где-то перегнул Чехов палку, но не получается. До тех пор, пока эти переживания персонажей, неотличимых от обычных людей, не перестанут быть актуальными, оставлять Чехова за бортом и читать "для галочки" мне будет казаться несколько кощунственным. Да, пусть не написал он "Войну и мир", но того, что он успел сказать несколькими страницами, мне одной хватает на полжизни. И пусть люблю я гораздо больше его пьесы и рассказы о любви, "Спать хочется" и "Тоска" для меня всегда будут отдельной темой — самой больной и самой жизненной. Так спокойно, что хотя бы сейчас можно в любой момент высказываться и надеяться, что тебя хотя бы кто-то услышит.

  3. Enfance
    Enfance
    Оценил книгу

    Уж сколько времени прошло с момента написания этого рассказа, а люди остаются всё такими же. Меняется всё, что их окружает, но не они сами. Огромное количество поколений, абсолютно разные личности. Но все проблемы присутствующие тогда, актуальны и сейчас.
    Каждому из нас известен вот такой вот Беликов. Который боится всего и пытается спрятаться от этого в футляре. Он сам его создал и это его зона комфорта. И не стоит ожидать, что станет наш Беликов что-то менять.
    И не стоит сомневаться, что у каждого из нас свой футляр. У всех он разный, но всё же существует.
    Сам рассказ мне понравился. И в очередной раз доказал, что чувство меры необходимо абсолютно во всём

Цитаты из книги «Неприятность»

  1. тоже мягко. Разговаривая с больным Герасимом, доктор взглянул на листок, где записывалась температура, и, почувствовав новый прилив ненависти, сдержал дыхание, чтобы не говорить, но не выдержал и спросил грубо и задыхаясь: – Отчего температура не записана? – Нет, записана-с! – сказал мягко Михаил Захарыч, но, поглядев в листок и убедившись, что температура в самом деле не записана, он растерянно пожал плечами и пробормотал: – Не знаю-с, это, должно быть, Надежда Осиповна… – И вчерашняя вечерняя не записана! – продолжал доктор. – Только пьянствуете, черт вас возьми! И сейчас вы пьяны, как сапожник! Где Надежда Осиповна? Акушерки Надежды Осиповны не было в палатах, хотя она должна была каждое утро присутствовать при перевязках. Доктор поглядел вокруг себя, и ему стало казаться, что в палате не убрано, что все разбросано, ничего, что нужно, не сделано и что все так же топорщится, мнется и покрыто пухом, как противная жилетка фельдшера, и ему захотелось сорвать с себя белый фартук, накричать, бросить все, плюнуть и уйти. Но он сделал над собою усилие и продолжал обход.
    1 сентября 2015