Отзывы на книгу «Педагогическая поэма. Полная версия»

4 отзыва
DollakUngallant
Оценил книгу
«Так и сияет мой педагогический дворец чистотой и нетронутостью, и именно за это его проклинают и измываются над ним шарманщики.
Ничего: на дверях дворца я повесил надпись:
«Ученым педагогам, шарманщикам, попам и старым девам вход строго воспрещается».
Антон Макаренко

Мы всегда воспитываем кого-то.
Кем бы ни был каждый из нас по роду занятий, и что интересно, как бы мы ни были воспитаны сами, нам рано или поздно приходится воспитывать кого-нибудь другого. Иногда с охотой, чаще без всякого желания.
При этом почти всегда мы воспитываем, даже сами не замечая того, и главное, не используя никаких методик.
Родные и чужие дети, племянники и племянницы, иные юные родственники и молодые коллеги, мальчишки и девчонки на соседней улице, может быть даже последователи и ученики…
Всех их так или иначе приходится нам учить и (или) поднимать, развивать, подготавливать, в общем воспитывать.
Это приходится делать даже если нам самим, педагогам по неволе, увы, еще как далеко до идеала воспитанности и к тому же вовсе не доводилось читать или слушать что-либо по науке воспитания подрастающих.
И в этих случаях применяется способ, по-моему, наиболее эффективный из всех педагогических. Это он называется «воспитывать личным примером».
В истории России и СССР был великий педагог Антон Макаренко.

Имя его у всех на слуху. И я его слышал и про беспризорников тоже, но ничего не знал о нем по существу, как ничего собственно и о педагогике.

Я ничуть не умоляю успехов самых разных учителей, преподавателей, воспитателей, овладевших разного рода педагогическими навыками, приемами и средствами. Однако педагогика чужда мне.
Когда дочь училась в педагогическом ВУЗе, я, поражаясь ее, мягко говоря, неодобрительным отзывам о «Педагогике», немного окунулся в предмет. И практически сразу почувствовал такое же отвращение. Примерные тезисы тех дней о науке: «куча умных слов о ни о чем», «нудно», «бестолково», «бедные дети»…
В книге А. Макаренко о теории педагогики высказано куда как жестче. И это нас сближает. Очень смешно он кроет этих педагогинь и педавангогов, что пачками приезжали в нему в колонию и, ничего не понимая, пытались критиковать и учить. Как хлестко и метко хлещет их в своем труде Макаренко!
А книга может понравиться любому. Порой читается она как приключенческий роман.
В суровый, голодный год 1920-й, полыхающий гражданской войной в деревенском разрушенном хозяйстве близ Полтавы провинциальный учитель пытается наладить жизнь собранной толпы малолетних и не очень малолетних преступников. Ну ни сумасшедший ли он?
До сих пор исследователи недоумевают зачем?
И тут величайшая загадка. Горькому он писал:

«Хотел рассчитаться с самим собой».

Макаренко по неизвестной причине поменял спокойную жизнь школьного учителя на жизнь начальника колонии. По сути это путь на Голгофу…
Он брал или ему привозили молодых преступников с личным делом – приговором суда в папке на тесемочках. А.С. брал папку и, не читая, закрывал ее в сейфе, говоря будущему колонисту: «Я эту папку читать не буду, и никто ее не будет читать. В грехах твоих никто не будет копаться».
Коммун и колоний в стране было сотни, где таких же как у Макаренко подопечных заставляли работать, где за побег полагался расстрел. И мера применялась для детей с 12 лет.
А Макаренко силу не применял. Долго-долго ничего у него не получается. Подопечные не слушаются, общественно полезных дел не делаю. Курят, пьют, употребляют наркотики, дерутся, воруют…А нужно было все делать своими руками. И пока наш, долго сдерживавший себя интеллигент, ни дал в одно (а в действительности возможно и в несколько) малолетних бандитских рыл, ничего не наладилось. А после рукоприкладства дело пошло в гору.
Через год в хозяйстве появились: своя столярная мастерская и своя кузница с нанятым кузнецом. Изделия из мастерских вышли на местные рынки, а в кармане начала «шевелиться копейка». В кузнице ковали лошадей, натягивали стальные обручи-шины на деревянные колеса, ремонтировали плуги, делали скобы, навесы, щеколды, петли.
Однако, судя по всему, Антон Макаренко вовсе не был таким рафинированным интеллигентом, каким может показаться по фотографиям и каким хочет казаться по тексту книги.
Не высокий, довольно субтильный, в пенсне или очечках, жиденькие усики. Макаренко безусловно многосторонне образован, наделён изрядной долей юмора, сарказма и писательского дара. Почти все указанные качества в среде юных бандитов могли вызвать только резкое отрицание и ненависть.

Было в Макаренко что-то еще.
Прежде всего отчаянная смелость. Только с ней человек может многие годы работать с сотнями молодых преступников, набранных из тюрем в годы безумия гражданской войны.
Необыкновенный предпринимательский талант. Антон Семенович мог в годы войны и в нищие послевоенные достать все что нужно для жизни и работы: одежду, продукты, хозяйственный инвентарь, лошадей. Что не мог достать через советскую распределительную систему, мог купить на деньги, которые всегда зарабатывали им организованные ученики. Даже в школах Полтавы, где он служил до колонии.
Было в нем еще что-то такое, что редко бывает в людях – у него было глубокое и искреннее чувство сопереживания.
Антон Семенович мог лечь в постель к ребенку-колонисту, умирающему от тифа, чтобы теплом своего тела согреть и хоть как-то облегчить его страдания, и делал это неоднократно.
Конечно в своей книге он об этом не пишет, но есть воспоминания колонистов, в которых они эти моменты вспоминают, как самые драгоценные. Из-за этого Макаренко стал для ребят Батей.
Макаренко человек Русского мира, безусловно. Одна история с учителем, украинским националистом Дерюченко, изгнанным из колонии, чего стоит!
Можно спорить долго о том, что получилось у Макаренко. Диспут о том насколько важна его работа для современных и будущих поколений людей не прекращается. Для меня важнейшим показалось, что он, воспитывая других, переделал себя.

В 1988 году ЮНЕСКО назвали имена четырех великих педагогов, определивших основы педагогического мышления в ХХ веке:
американец Джон Бьюи;
немец Георг Кершенштайнер;
итальянка Мария Монтессори;
Антон Семенович Макаренко.

belka_brun
Оценил книгу

Как-то аж не по себе от этой книги. Слишком прекрасный образ советского человека сходит с её страниц, и как-то совестно оттого, что я не являюсь его достойным потомком.

В книге описаны становление и развитие колонии имени Горького, заведующим которой был Антон Макаренко. Просто диву даёшься, какая колоссальная работа была им проделана, особенно учитывая, что шёл он против принятого тогда педагогического учения. По сути, Макаренко сразу отбросил всю теорию, которую просто не мог применить к живому, стоящему вот тут, перед ним, беспризорнику; и оставил себе только веру в него и уважение к нему.

Да ещё и время, историческая ситуация: 20-е годы, нищета и непонятно что. На ежемесячное содержание одного колониста выделяется 27 рублей, ни одеть нормально, ни накормить, ни спать уложить… Какими только правдами и неправдами доставали горьковцы муку, лошадей, вообще средства к существованию! Читаешь – бандиты бандитами, но какие же симпатичные! Ведь присваивали не для личных нужд, а для коллектива, чтобы засеять поле, отремонтировать жилище, обувь купить, в конце концов. А то в самом деле, ну что же это получается: дяди и тёти из наробраза постановили воспитать из дармоеда советского человека, а относиться к нему по-человечески не желают.

Пишет Макаренко увлекательно, с юмором к той тяжёлой ситуации, в которой он оказался; с едким сарказмом к кабинетным педагогам, которые разглагольствуют о свободе личности и самоорганизации детских коллективов, а при встрече с живым беспризорником могут лишь закричать: «Милиция!»; и с непередаваемой теплотой к своим воспитанникам. Первое время я удивлялась: ну как он может писать о первых днях зарождения колонии так спокойно и оптимистично? Сам же говорит, что заставил первых колонистов уважать себя буквально кулаками, неужели же так гладко всё шло, не крали, не дрались, не отлынивали? Довольно скоро выяснилось, что не всё было просто, что налаживалась работа трудно и со скрипом. Просто Макаренко предпочитал обращать внимание именно на позитивные моменты и именно их развивать.

И какая красота развернулась потом на страницах этой книги: колония горьковцев! Не какие-то там абстрактные, кабинетные советские идеалы, а настоящие: труд, дисциплина, ответственность, честь. Не просто слова, а жизненная позиция. Опыт, с которым не страшно начинать действительно новую жизнь, не только свою собственную, а советскую. И как-то странно и удивительно было видеть, как работники наробраза ставили палки в колёса этой горьковской машины: не иначе, элементарно завидовали. А может, были идеально глупы, говоря что-то в духе: «Коллектив, конечно, хороший, но эти методы никуда не годятся».

В общем, это прекрасно и очень-очень грустно, потому что сейчас этот образ идеального советского человека витает где-то в недостижимости, хотя когда-то вырисовывался из самого банального беспризорника.

Joo_Himiko
Оценил книгу

Вот рождаются же иногда такие люди - талантливые во всем. Человек с большой буквы. В своей книге он без утайки описывает тяжелый путь организации колонии для малолетних преступников. Не имея почти средств и лишь полуразрушенное здание начинает Макаренко работать с группой парней, которым вроде бы прямая дорога в тюрьму. Сначала ничего не выходит, парни ничего не хотят, ни работать, ни учиться, только бы перекантоваться зиму. Как ни парадоксально, но именно после нервного срыва, когда Макаренко забывает на миг педагогические принципы и дает по роже одному воспитаннику, парни начинают его уважать. В дальнейшем до них доходят и то, что этот человек не притворяется, что ему действительно важно дать им возможность нормального будущего.
Очень мне понравились его принципы организации, чтобы дети были в одной группе разновозрастные, чтобы это больше походило на многодетную семью, когда старшие отвечают и ухаживают за младшими. И, что вообще не по советски, утверждение о том, что люди (и дети в том числе) лишь тогда хорошо работают, когда видят практический результат, что колония и они богатеют, что питание и одежда становятся лучше, что есть возможность потом не только сельским хозяйством заниматься, а еще и станки купить, а в дальнейшем и вовсе заняться приборостроением.
В дальнейшем он начинает принимать и девочек. И, конечно, не обходится не без любовей и драм. Кто-то беременеет, кто-то вешается. Иногда случаются и попытки воровства, и побеги. Вот этим еще и понравилась книга - Макаренко не пытается убедить нас, что все было идеально, что было бы нереально с таким количеством даже обычных детей, а уж искалеченных нравственно разрухой, голодом и улицей и подавно. Как же не хватает искренне любящих детей людей в этом мире, способных найти и пробудить хорошее даже в самом казалось бы потерянном для общества подростке.

PetreccaMatily
Оценил книгу

Очень понравилась педагогическая поэма! Макаренко, видимо, был такой классный мужик! Детей так долго вёл, не бросал на пол пути. Всё-таки сложно ему было, никакой личной жизни. Сам принцип воспитания так хорошо разработал. Всё-таки правильно, люди в кабинетах не понимают того, что творится на месте. Им бы окунуться в сферу, прежде чем судить. А Антон Семёнович детей любил. Но без умасливания, а строго и по-мужски что ли...
Даже не знаю как описать чувства, которые посетили при прочтении, но нужно самому прочесть, чтобы понять. Книга очень сильная. Как я люблю.