Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Евино яблоко (сборник)

Евино яблоко (сборник)
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
Оценка читателей
3.67

Егору досталось расти в странное время. Про время это написаны книги, сняты фильмы, наворочены горы вранья. Но запах его, дыхание его помнят только те, кто это время застал, кто дышал его воздухом. Огромная неповоротливая страна то грозила миру атомной бомбой, то осыпала золотым дождем новорожденные африканские страны, жители которых только-только вышли из джунглей. А своих сыновей держала в черном теле, и ничего, ловко у нее это получалось, и не было ни богатых, ни бедных, ибо если нет богатых, то как поймешь, что бедные – все, и недосягаемым верхом благосостояния считалась машина «Волга» и дачный участок в шесть соток, и все говорили немножко не то, что думают, и делали немножко не то, что хотелось, и ходили на партсобрания, и дружно поднимали руки, одобряя исторические решения съезда, и панически, безмолвно боялись власти, и занимали пять рублей до получки, и возвращали в срок, и смирно стояли в бесконечных очередях за кефиром, докторской колбасой и портвейном «Кавказ», и банку сайры можно было увидеть только в праздничном продуктовом заказе по спецраспределению, а книгу «Три мушкетера» получить, сдав двадцать килограммов макулатуры…

Лучшие рецензии
serovad
serovad
Оценка:
34

Давно мечтал прочитать у Макаревича что-нибудь не явно мемуарно-автобиографическое, а приближённое к художественному творчеству. Прочитал. Мда... Не то, чтобы разочаровался, но не "вштырило". А может, потому и "не", что даже окололитературная повесть всё равно получилась околоавтобиографической?

Вот вначале Макар пишет:

"Все персонажи этого повествования, включая Толика, вымышленны, и автор не ставил себе задачу добиться их сходства с реальными людьми. Если кто-то все же такое сходство усмотрел - это его проблемы".

Наверное, у меня теперь начнутся проблемы. Поскольку я сходство всё-таки усмотрел. И совершенно не понимаю теперь, зачем Макару нужна была такая преамбула, если в главном персонаже "Евиного яблока" Егоре угадывается сам Макаревич? Нет, читай бы кто эту повесть первой среди всего прозаического творчества главного "машиниста" России, тот может быть и не обратил внимание. Но я читал ещё парочку произведений уважаемого, и как уже сказал, они автобиографичны. Так что не верю я, что некоторые параллели с событиями, совпадения времён и местечек намеренно случайны. С себя лепил, с себя! (Тем более и название Егоровой группы "Вечные двигатели" чем-то намекает на "Машину времени". Или "Машины времени" - ведь вначале эта группа называлась именно так, во множественном числе).

Ну да не в этом дело. А в том, что захотел попробовать себя в полном смысле слова писателем-прозаиком, а получилось опять то же самое - "совок дерьмо", "шестидесятые-семидесятые - самое романтичное время, потому что все страдали по битлам", "как мы хипповали на стриту и прятались от ментов", "каким был рок-н-ролл".

В начале семидесятых, когда рок-н-ролл еще полагалось петь по-английски, приоритеты были расставлены четко: инструмент, аппарат и умение играть «один к одному». Играй как Хендрикс – и будешь Хендрикс. Никому не приходило в голову, что Хендрикс уже есть и второй никому не нужен. Гитары ревели, чувихи сходили с ума, пипл тащился. А дальше – куда дальше?
Какой все-таки поразительный организм – группа! Егор часто думал об этом. С чем это можно сравнить? «Коллектив единомышленников» – как писали про них бездарные газетчики, когда про группы стало можно писать? Чушь собачья, какие они единомышленники? Нет на свете более непохожих друг на друга людей. Просто однажды они отравились каким-то общим ядом, попали под один никому не видимый луч света. Такой изысканной смеси любви, зависти, дружеской верности и причудливых предательств в одном флаконе, пожалуй, не встретишь нигде.

Не скажу, что это плохо получилось. Просто потихоньку начинает вязнуть в зубах. Словно разогнался мужик ностальгировать по тем временам, когда солнце было ярче, трава зеленей, гитары легче а девушки свежее, и никак остановиться не может.

Правда, это ощущение всё-таки разбавляет присутствие в книге ангела Толика. Который периодически появляется сидящим на окне, чтобы напомнить Егору о том, что он, Егор, должен выполнить своё предназначение. Что у каждого есть своё предназначение. Ну хорошо, но есть одно "но". Егор погибает на последней странице. Потому, что он выполнил своё предназначение. И вот риторический вопрос: а Макаревич сам как считает - выполнил он в жизни своё предназначение или нет. Если выполнил, то почему не уходит на почётную пенсию? Если нет, то не поздновато ли гоняться за ангелами?

(Лично я надеюсь, что не выполнил. Уж больно хочется опять к нему на концерт попасть. Люблю "Машину времени", что ни говори).

В общем так могу сказать. Немного любви, немного философии. Много ностальгии, которая несколько портит жанр. Поэтому выше четвёрки поставить не могу. Уж извините, Андрей Вадимович. Вы мне кумир, но истина дороже.

Когда не особенно стараешься и переживаешь – обычно получается легко и хорошо.

P.S. Повесть сопровождается монохромными иллюстрациями. Кто рисовал? Сам Макар? Дополнительное спасибо - местами креативно получилось, и разнообразит текст.

Читать полностью
matiush4388
matiush4388
Оценка:
13

Жил-Был мальчик Егор и все у него было хорошо, только он об этом не знал. Потому что

Дальше...

а дальше как понеслась бредятина в духе пубертатного периода, про ангелов-искусителей, любовь, суицид и как важно быть охрененно востребованным человеком. Понеслась, понеслась. Что у меня глаза на лоб чуть не вылезли от удивления, что это мог написать взрослый человек, даже пусть в поисках духовного пути. Вообще вышло в духе какого-нибудь сорокалетнего Антона Сои.
Текста настолько мало, что издателям его пришлось очень-очень увеличить в размере ( так мы делали при сдаче курсовой или рефератов, когда материала было мало, да из пальца насосать ничего не удалось). Поэтому книгу даже на другом конце комнаты можно читать.
Рассказы же понравились чуть больше, но автор так застрял во времени, как продавец в антикварной лавке, что его за этими воспоминаниями и не видно. Да и вообще повесть с рассказами не очень хорошо сочетаются.

Читать полностью
Lisena
Lisena
Оценка:
8

Рассказ "Евино яблоко" о непростом периоде истории страны под названием СССР, времени о котором "написаны книги, сняты фильмы, наворочены горы вранья. Но запах его, дыхание его помнят только те, кто это время застал, кто дышал его воздухом". Детство Егора прошло в интеллигентной семье, школа, друзья, занятия музыкой, но закончилось оно слишком быстро: мама умерла, отец отдалился от него. В школе он начал играть и писать тексты в музколлективе под названием "Вечные двигатели", и к окончанию школы они стали производить небольшой шум в московском подполье. Первые лучики славы, узнавания... Время поступления в институт совпало с первыми глотками свободы и инакомыслия. "Ух, какая это была жизнь! Она неслась где-то совсем рядом с убогим, вечно будничным существованием советской страны - и не имела к ней никакого отношения, и вся была - праздник." За отличные от других взгляды из института выгнали, но это в его воспоминаниях никак не отразилось. Забурлила неведомая жизнь: сейшены, нелегальные концерты, репетиции. "Движки" крепчали, матерели, ссорились и мирились, но не разбежались, как многие, и их взяли, но так и не посадили, топтали, но так и не растоптали." Егор писал тексты, судя по нарастающей популярности группы, они были неплохими, его жизнь изменила скорость: гастроли, перелеты, поклонники, интервью... И не заметил в какой момент первая жена сошла с первой ступени его приоритетов. Вторую жену он по-настоящему любил и не замечал, что она не отвечает ему взаимностью, а когда заметил понял, что совсем не знает ее как человека. От этого открытия расставание превратилось в пытку, стало еще больнее. В это время группа выходит из подполья, нашла свой "индивидуальный стиль и свой ни на кого не похожий поэтический язык - и молодежь им поверила!" От непоправимых действий Егора спасает незримый друг Толик, кем он был решать каждому читателю на свой суд. Толик отвечал на вопросы и помогал разбираться в себе запутавшемуся музыканту: "почему ничего не бывает хорошо и долго? почему все кончается? куда все уходят?" Время идет, перестают быть необходимыми ранее, как воздух, песни, то, что приносило наслаждение стало рутиной и Егор замечает, что на концерты стали приходить постаревшие фаны, которые любят себя молодых в их песнях. Получилось ли Егору стать тем самым катализатором, благодаря которому ускоряется ход событий, я думаю, без сомнений.
Отдельно хочу отметить графические зарисовки автора, они прекрасно дополняют рассказ.

Иногда Егору вдруг на мгновение открывалась бесконечно сложная, хрупкая и, казалось, случайная связь людей, событий и явлений, поступков и результатов - так фотовспышка на долю секунды выхватывает из темноты комнату, заполненную множеством предметов.

Долгожданная свобода, о которой пару лет назад и не мечтали, нежданно предъявила серьезный счет. Оказалось, что пока делаешь то, чего нельзя, уже сам этот факт возводит тебя в герои - пусть маленькие, пусть среди своих. А когда это "нельзя" вдруг становится можно - на первый план выходит вопрос, насколько хорошо ты это делаешь. И тут многое становится на свои места.

В книгу так же включен сборник "Малые формы": небольшие рассказы о запоминающихся событиях автора, о недавнем времени, когда жизнь была без мобильных телефонов и технологий и "ведь жили, и назначали встречи, и были, между прочим, гораздо ответственнее", о студенческих годах, когда Андрей Вадимович учился в архитектурном институте ("Архитектурному"), о волнующих вопросах с детства, как например рассказик "К Бабе Яге", "Благородство". Конечно же размышления о музыке, концертной деятельности и о проявлениях человеческих сторон жизни "Немного о сострадании", "Нечаянная радость", "Они и мы" и "Про обиду".

Читать полностью