Книга недоступна
3,0
2 читателя оценили
151 печ. страниц
2013 год
Оцените книгу

Отзывы на книгу «Орфики»

  1. bookeanarium
    Оценил книгу

    КОРОТКО: "Жить захочешь — не так раскорячишься".

    Поначалу книга знаменитого российского автора вызывает сильное отторжение. В ней намешано столько, что даже «солянка» в качестве сравнения не подходит. Чтобы передать ощущение конца ХХ века, времён Перестройки, Иличевский подчас просто перечисляет, целыми страницами, яркие приметы времени. А речь иногда настолько переполнена пафосом, что больше подойдёт эпитет «выспренная». Рисуя эпичную картину рухнувшего мира, автор хватается за описание слишком большого количества тем, а вместе с малым количеством страниц получается странноватое «по верхам», если не сказать «начать и не кончить». Главных героев почти не разглядеть, - только силуэты, зато портрет эпохи, в принципе, удался. Периодически проскальзывает «пелевинщина», местами сплошной Баян Ширянов.

    Да, опять про то, как разрушили СССР, как сложно было в «лихие девяностые», что у российских авторов встречается всё чаще и чаще... Похоже, просто поколение, молодость которого пришлась на перестроечные годы, будет забрасывать нас текстами об этом до полного закрытия гештальта. «Время это было царством понарошку, царством подстав, подсад и нехитрого обмана. Ценности стали декорациями, законы – «понятиями», честь – пустым местом, всё вокруг превратилось в огромную «пирамиду», торгующую будущим».

    Собственно, «орфики» - это понятие из линейки философских школ античности: киники-стоики-орфики и так далее. Орфики верили в способность человека с помощью самопожертвования вымолить лучшее будущее у богини неизбежности (рока) Ананке. Они верили в бессмертие души, раздвоенность человеческой природы на доброе и злое начала. Да, символично, что заканчивается история на кладбище, там «тропинки затянуты паучьими тенетами, уже траченными ветром». Главный герой, - вылитый Кузьмич из «Особенностей национальной охоты», - после всех умопомрачительных приключений, залитых большим количеством алкоголя, созерцает своё тихое царство и вспоминает, вспоминает пережитое.

    «Это было время спичечных коробков, вдруг ставших стоить не копейку, а рубль, время вязаных капоров, нейлоновых лосин, вареной джинсовой ткани. Эпоха ФИДО и первых домашних компьютеров, бальзама «Спасатель», ролевых игр, чьи участники внедряли в обиход средневековую моду на рубища и кольчуги, посохи, луки, мечи, длинные волосы, стянутые ободком, платья с кружевами ручной работы и долгополые сюртуки, фенечки-плетенки, кожаные кошельки и сумки – обмундирование не то хоббитов, не то орков; носившие это курсировали автостопом по сети прибежищ и приютов – от Львова до Новосибирска, а то и вокруг света».
  2. mariak80
    Оценил книгу

    Отличная книга о сумасшедше прекрасных девяностых
    Проглотила книжку за один вечер, не отрываясь, одним духом от начала и до конца.
    Любовь, секс, свобода, детектив и мистика на фоне Москвы и прекрасной эпохи, уже отошедшей в историю.
    Без глянца, честная, страстная книга с потрясающим эффектом присутствия и поразительным чувством узнавания и припоминания полузабытого уже легендарного времени. Те, кто помнит это время, будут удивлены точностью мелочей революционного быта, а тем, кто опоздал родиться, будет легко погрузиться в бурное прошлое страны вместе с мятущимся героем - влюбленным в женщину, в эпоху, в фантастический и таинственный город.

Цитаты из книги «Орфики»

  1. Вечером 19 августа 2003 года я ехал по Бруклинскому мосту и с гневом думал: двенадцать лет прошло с того дня, когда я – двадцатилетний – стоял в толпе на Лубянской площади и, глядя на то, как подъемный кран снимает статую Дзержинского с постамента, держал в руке тонкий ятаган красного стекла – осколок вывески «Комитет Государственной Безопасности СССР», подобранный с крыльца самого страшного здания в стране… И ничего, ничего, ничего с тех пор не изменилось. Будущее не наступило, люди не стали прекрасней, добрей, умней, честней, милосердней, и великая русская культура, убитая советской культурой, так и не воскресла. Очнись, читатель! Неужто ты способен лелеять уютную слепоту так долго и всерьез не замечать, что окаянные дни, начавшиеся с отлучения Толстого, никак не закончатся, что всю российскую историю можно прочитать именно в разломе гражданского противостояния «народных типажей» и тех, кто их способен описать? Что нам пора бы уже завершить и 1905-й, и 1914-й, и 1917-й, и 1937-й, и 1953-й… Что делать? Вот про это я и пишу: перво-наперво необходимо набраться ответственности за немыслимое – за провидение.
    25 января 2015
  2. – Если тебя волнует будущее, – говорила она, не глядя мне в глаза, – нужно позаботиться, чтобы оно не прошло мимо. Павку Корчагина в школе все проходили? Он что сказал? «Жизнь надо прожить так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы». Понял? А ты предлагаешь отойти в сторонку и дождаться, пока другие сокровища разнесут по норам. Все уж по домам, а ты так и стоишь – в гордом одиночестве, весь в белом. Как Д’Артаньян. – Как пингвин, – поправил Пашка. – Каждому свое, – продолжала Вера. – Ну, стой, никто тебе не мешает. Главное понять: если не мы, то другие. А на что нам другие-то, когда у нас самих семь ртов по лавкам?
    25 января 2015
  3. – Сейчас, – начал я горячо говорить, стараясь увести в сторону разговор, – важно не пустить историю на самотек. Наступила эпоха золотой лихорадки. Война за раздел делянок неизбежна. Задача нравственных сил страны – направить ее в созидательное русло. В физике есть явление направленного взрыва. Недавно в прикаспийской степи направленным атомным взрывом был потушен пожар на газоносном месторождении. Факел высотой в триста метров грохотал над степью в течение года. Стаи перелетных птиц в сумерках отклонялись на его сияние. Привлеченные трупами дроздов, гусей, фламинго, шакалы и волки перестали бояться людей. Вот и наша страна представляет сейчас подобное пылающее месторождение. Оно горит огнем, оно гибельно даже для птиц высокого полета и полно падальщиков. Наша задача любой ценой направить целительный взрыв на пламя.
    25 января 2015