Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Алые паруса. Бегущая по волнам

Алые паруса. Бегущая по волнам
Слушать
Читайте в приложениях:
Книга доступна в стандартной подписке
358 уже добавило
Оценка читателей
4.41

Море. Тёплое, синее, солёное… Всё, что с ним связано, кажется необыкновенным: захватывающие истории о пиратах, романтические легенды, байки рыбаков, шумная жизнь порта…

Есть два замечательных произведения А. Грина, которые буквально наполнены морским духом. Конечно, это «Алые паруса» и, конечно, «Бегущая по волнам».

Ни назиданий, ни описаний – лишь удивительная жизнь и море.

Для среднего школьного возраста.

Лучшие рецензии
Masha_Uralskaya
Masha_Uralskaya
Оценка:
110

Это такая прекрасная книга!
Это совершенно восхитительная книга!
Это самая романтичная история из всех, что я когда-либо читала!
И я даже объяснить не могу, почему же не познакомилась с ней раньше, но только, боже мой, какое же очарование все это время проходило мимо меня!

"Алые паруса" - это давно уже не просто название, это символ. Символ любви и надежды. Символ веры в мечту и воплощения самых несбыточных грез. Это самые простые и самые важные истины. Если ты можешь сотворить для кого-то чудо - сделай это. Приди на помощь, улыбнись, развесели, поддержи. И ты поймешь как это приятно, как невыразимо чудесно. Нет волшебства, и ничего не происходит само по себе: чудеса творятся руками любящих тебя людей.

А как красиво, невероятно красиво пишет Грин! Создает совершенно завораживающие, восхитительные хитросплетения слов. Текст буквально осязаем, он оживает на наших глазах. Со страниц доносятся плеск волн и крики чаек, а затем из предрассветного тумана вырастает перед нами громадная фигура корабля. Резко очерчены линии мачты. Рвутся на ветру пылающие паруса.
И растерянная Ассоль уже застыла на берегу. А на губах ее - соленые морские брызги. А на щеках ее - лучи восходящего солнца.

Книга дарит ощущение абсолютного, безграничного счастья, огромную веру в чудо, в настоящую, сказочную и красивую любовь.
Теплая, светлая, до мурашек прекрасная история!

Читать полностью
Shishkodryomov
Shishkodryomov
Оценка:
92

Всегда считал, что тоска, которая навалилась в один прекрасный день на капитана Грэя – это спермотоксикоз. Но, если это не так, то в произведении описаны обычные матросские забавы Грэя – водка и карты, но цензурой вырезаны портовые шлюхи. Цензура эта называется ханжеством автора. А еще я в детстве всегда считал, что Лонгрен должен винить в смерти жены самого себя, так как не смог обеспечить семью. Это его убивало, он постоянно об этом думал и повел себя как дешевка – обвинил во всем Меннерса и помог ему сдохнуть. Ему, несомненно, полегчало. Кроме того Меннерс пылал страстью к его жене – почему мы тогда не осуждаем многих других литературных героев, которые из-за этого совершали гораздо худшие проступки, чем в, данном случае, невинный отказ в кредите.

Личность капитана Грэя была бы примитивной и мажорской, если бы не природная тяга его ко всему брутальному. Он мог стать кем угодно, но выбрал суровые условия моря и обязательное уважение его мужского достоинства. Такое бывает – кто-то выбирает армию, чтобы командовать, среду погрубее, но, как правило, им приходится долго и мучительно служить и добиваться регалий. Грэю было намного проще – заплатил и стал капитаном. Автор в свою очередь тоже мог сделать Грэя кем угодно, но сделал его именно таким – частным случаем отпрыска богатого рода. И действительно – это более притягательно для разного рода провинциальных Ассолей. Это более романтично – вот она где, романтика-то спряталась.

И особенно радует следующее

– И ты тоже, дитя мое! – вынимая из воды мокрую драгоценность, сказал Грэй. – Вот, я пришел. Узнала ли ты меня?

Он ее удочерить решил или там что-то похуже?

Ассоль было уже пять лет, и отец начинал все мягче и мягче улыбаться, посматривая на ее нервное, доброе личико

С трудом себе могу представить подобное

Читать полностью
margo000
margo000
Оценка:
77

И так подхожу к отзыву на эту книгу, и сяк - никак не могу подобрать нужных слов.

Роман-мечта. Роман-полет. Роман-мираж.
Вот как-то так...

Для меня он был невероятно увлекателен: до состояния "не оторваться! ах, отстаньте все от меня, дайте дочитать!", до мурашек по коже от ожидания и боязни прочитать в финале что-нибудь пошлое, разрушающее твой внутренний полет (нет, не было этого разочарования! Грин бережно выпустил тебя в жизнь с этим особенным чувством, поселившимся в твоем сердце, - с чувством Прикосновения к Чуду).

А какие имена и географические названия!!! Город Лисс, главные герои Гарвей, Биче Сениэль, Фрэзи Грант... Было время, когда я видела сны о гриновских мирах!..

...Писала-писала, но решила стереть. Не меня сейчас читать надо - самого Грина!
А я рискну вставить сюда слова одной из моих любимых песен Владимира Ланцберга, написанной под влиянием этого романа.

ЭТО ТОЛЬКО РАССТАВАНЬЕ

Это только расставанье,
Как ни жаль, но навсегда.
Вот и все,
Прощай - не мучься и не мучай...
Два весла и скрип уключин,
и тяжелая вода
и под банкой - анкерок
на всякий случай.

Можно в ветер окунуться,
Можно с чертом на пари,
все несчастья,
все напасти накликая...
Одиноко режут воду
золотые фонари.
Фрези Грант - простите, кто она такая?

Может, странно, но, признаться,
я совсем ее не жду,
и в ночи ей фонарем махать
не буду..
Просто, каюсь, не расслышал
в лихорадочном бреду,
как зовут
мое обманчивое чудо...

Два весла, и скрип уключин,
и восток светлей чуть-чуть...
Может, вовсе мне искать ее
не надо?
Просто мне в бреду казалось:
суждено когда-нибудь
обнаружить,
что Несбывшееся -
рядом

Это только расставанье
Как ни жаль, но навсегда
Вот и все. Прощай - не мучься и не мучай
Два весла и скрип уключин,
и тяжелая вода
и под банкой - анкерок
на всякий случай.

Читать полностью
Лучшая цитата
стараясь понять, откуда прилетел зов. Тогда, очнувшись среди своего мира, тягостно спохватясь и дорожа каждым днем, всматриваемся мы в жизнь, всем существом стараясь разглядеть, не начинает ли сбываться Несбывшееся. Не ясен ли его образ? Не нужно ли теперь только протянуть руку, чтобы схватить и удержать его слабо мелькающие черты?
Между тем время проходит, и мы плывем мимо высоких, туманных берегов Несбывшегося, толкуя о делах дня.
На эту тему я много раз говорил с Филатром. Но этот симпатичный человек не был еще тронут прощальной рукой Несбывшегося, а потому мои объяснения не волновали его. Он спрашивал меня обо всем этом и слушал довольно спокойно, но с глубоким вниманием, признавая мою тревогу и пытаясь ее усвоить.
Я почти оправился, но испытывал реакцию, вызванную перерывом в движении, и нашел совет Филатра полезным; поэтому по выходе из госпиталя я поселился в квартире правого углового дома улицы Амилего, одной из красивейших улиц Лисса. Дом стоял в нижнем конце улицы, близ гавани, за доком, – место корабельного хлама и тишины, нарушаемой не слишком назойливо, смягченным по расстоянию зыком портового дня.
В мои цитаты Удалить из цитат