Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

[Про]зрение

[Про]зрение
Читайте в приложениях:
Книга доступна в стандартной подписке
318 уже добавило
Оценка читателей
4.88

В этом романе читатель встретится с прозревшими героями «Слепоты». В своей излюбленной притчевой манере Сарамаго выстраивает, по сути, модель мира. Он не оценивает, но подталкивает к размышлениям, не высмеивает, но и не скрывает сарказма.

«С тех пор не произошло ни единого политического события, которое бы не было полностью или частично описано в [Про]зрении, – отмечает переводчик романа А.С. Богдановский. – И я говорю не о Португалии. Достаточно начать читать книгу, чтобы увидеть – она и про нас тоже».

Лучшие рецензии и отзывы
Aniska
Aniska
Оценка:
132
"Я хочу сказать, может быть, это не новая слепота. А правильнее будет сказать, что они прозрели?"

О том, что Сарамаго написал продолжение "Слепоты", я узнала почти год назад. Но найти книгу оказалось делом не легким. Наконец, свершилось.

После гадкой и мерзкой "Слепоты", описывающей как быстро люди теряют человечность под действием внезапной эпидемии, "Прозрение" - совершенно иная книга. 

4 года спустя. Тот же город. Те же люди. Но мир уже иной. О свалившейся на безымянную столицу неназванной страны эпидемии стараются не вспоминать, не думать. О ней не писала ни одна газета, о ней не говорили в новостях. Негласный договор. Необъяснимое осталось необъясненным и теперь больше смахивает на легенду, но легенду, свидетели которой живы и все помнят. Помнят и не говорят. Но тем не менее массовая эпидемия слепоты повлияла на людей, что-то в них изменилось, что-то екнуло в сердцах и душах, устоявшийся мир пошатнулся. Люди стали другими. Их уже не устраивает существующий порядок вещей, их не устраивает жизнь, которую они вели до Слепоты, они готовы к переменам. Они хотят стать лучше. Не все, конечно, но таких очень много... Как показали выборы,  больше 80 процентов. Целая толпа людей вдруг решилась прийти на выборы, создать беспрецедентную почти стопроцентную явку и... выборы сорвать. Мирный бунт против правительства - проголосовать против всех, опустить в урну пустой бюллетень. При стопроцентной явке общество демократическим путем по велению души, не сговариваясь, выражает свое истинное мнение: мы хотим другую власть. Мы прозрели. 
А что же власть? Власть против и будет бороться, одного за одним теряя своих сторонников. Потому что и в парламенте нашлись люди, которые прозрели. Но и в обществе остались те, кто по-прежнему слеп. 

Сарамаго потрясающий рассказчик. Он описывает то, что происходит в душах людей, через внешнюю сторону их поведения, поведения повседневного. И описывает невероятно глубоко передавая все терзания и сомнения своих безымянных героев, новых и старых. И мы видим, что изменились все, даже самые стойкие и самые... выражусь детским словом: плохие люди. Но удержать порядок существующий проще, чем его свергнуть. И есть те, кто будет удерживать власть любой ценой. И может быть даже удержат. 

Люди стали добрее, чище, светлее. Люди открыты и во всю демонстрируют взаимовыручку. Но финал книги я обдумываю уже месяц. Вроде бы финал открытый и думайте каждый сам. Если бы книга закончилась на абзац раньше, у меня бы не было в этом сомнений. Но Сарамаго дописал абзац, написал свои последние слова... И поставил точку на своей истории. В конце Слепоты он впустил в темный и ужасный мир луч света. Даже не один луч.  В конце Прозрения он уронил на безымянный город луч тьма. Хотя у тьмы не бывает лучшей... Значит просто уронил тень в стремительно светлеющий мир...

Я изо всех сил стараюсь удержаться от спойлеров. хотя так хочется поговорить о сюжете, о символизме произведения... Кто-нибудь, прочтите и поговорите со мной!!! 

Читать полностью
JewelJul
JewelJul
Оценка:
80

Продолжение нашумевшей "Слепоты" Сарамаго написал о политике и политиках и даже немножечко о героях этой самой "Слепоты". И, кажется, пытался писать в своем излюбленном стиле без абзацев и прямой речи. Вот в в первой книге этот прием сработал на ура, оторваться от той простыни было невозможно, а здесь же, в продолжении, нобелевский лауреат растекся мыслью по бумаге настоооооолько, что было реально мучительно трудно продираться сквозь словоерсы и предложенизлияния, смысл которых в один глаз влетал, а через другой глаз вылетал добрую половину книги. Вот спроси меня, о чем же была первая половина, - я не отвечу. Кажется, о политике и пустых бюллетенях, но я не уверена. Возможно, там было о дверной ручке что-то и вот о предзакатном небе тоже было, да. В общем, всю эту первую половину я была уверена, что влеплю книге двойку, а то и кол за свои страдания. Но потом, после, начался движняк, славатебесарамаго. И движняк все искупил, оно того стоило.

Эта книга о том, как нами играет власть. Правда, играет. Берет и назначает произвольных людей на роль королей, дам, вальтов, десяток. Даже на роль тузов, это тех, кому выпал несчастливый билетик. Себя же они считают игроками, да игроками умудренными. Правда, иногда в них просыпается совесть (редко и у немногих), и они откладывают колоду в сторону, возвращая людям телесную сущность, но редко, редко. А так, в основном, да, раскладывают комбинации, перетасовывают по желанию, сбрасывают ненужных, подставляют нужных, сдают шестерки, бьют тузами, иногда возмущаются, что карты не те выпали. В принципе, мы все это уже где-то наблюдали и видели, совсем недавно даже, совсем сейчас прям вот. И в книгах, и в кино, и в реальности. Информационные войны, роль СМИ, пропаганда и тэдэ и тэпэ. Играют нами, вертят как хотят, а мы и рады, за курсом местных тугриков следим, власть прославляем.

Так что же все-таки карты, твари дрожащие? А картам все пофиг, особенно если они в колоде лежат, особенно когда их игра не особо касается. Лежат себе и лежат, на работу ходят, или не ходят в случае войны/эпидемии/снежного бурана. Люди - инертная масса, я не я и проблема не моя. Я вот думала, что только в России такое отношение к политическим процессам, ведь по телевизору бастуют только в Европе, но нет - в Португалии, очевидно, то же самое. Вырви одного из этой массы, масса не заметит. Побулькает, побулькает и успокоится, на что и расчет. Что-то это прям в тему редизайна тутошнего пришлось. Пар выпустили? Выпустили. Можно утираться. А зайдет кто-нибудь с дамы пик, даме пик и надеяться не на что, уж извини, дама пик, повесят на тебя и бунт, и мятеж, и недостачу и то, что ты в "Слепоте" дел наделала.

И финал такой хороший, правдивый. Его бы, да в "Слепоту".

Читать полностью
Medulla
Medulla
Оценка:
75

Эта штука сильнее, чем ''Фауст'' Гете

Подумалось мне, как только осознала окончание романа, а потом вспомнила кто эти слова произнес, и снова подумалось: закономерно. Тот, кто прочитал роман, поймет почему закономерно, ибо вот удивительный писатель Жозе Сарамаго, вот умеет он не просто поразить, а из нереального сделать реальное. В ''[Про]зрении'' снова эксперимент, снова то, чего в реальной жизни, вроде бы, быть не может, снова доведенная до абсурда ситуация, снова притча, снова метафора, снова нереальное происходит в каком-то вымышленном городе в неизвестной стране (читай - в любой стране мира). Однако ж, с каждой перевернутой страницей всё яснее понимаешь, что история - куда уж реальнее, настолько реальнее, что становится страшно, сквозь ядовитый сарказм и беспощадную сатиру, сквозь злободневный памфлет проглядывает самая настоящая реальность. Наша. Российская. Для читателей других стран будет проглядыват их реальность, потому что, как ни крути, власть она в любой стране одинакова, только разница в соблюдении законов и в их адекватности, а по сути...вот Сарамаго и рассказал об этой самой сути.

''[Про]зрение'' это такая попытка проанализировать а что будет с демократическими (и не только) свободами и постулатами, если однажды всё пойдет не так, если однажды народ решит проявить свою волю, отличную от воли правительства? Каковы будут последствия свободного волеизъявления? Какое наказание последует за этим, а, может быть, наоборот, правительство услышит свой народ? Это я, конечно, пошутила про услышит, всё будет именно так, как и предполагает большинство. Помните, как в ''Мюнхгаузене'':
— Ваше Высочество, сначала намечались торжества. Потом аресты. Потом решили совместить.
— А где же наша гвардия? Гвардия где?
— Очевидно, обходит с флангов.
— Кого?
— Всех!

Однажды в вымышленной стране случились выборы, демократические, разумеется, но оказалось, что 87 % проголосовавших оставили свои бюллетени пустыми. Как посмел народишко попрать демократические свободы? Что они замыслили? Бунт? И в наказание правительство выехало из столицы, ожидая каждую минуту погромов, беспорядков, хаоса, однако, город продолжает жить в своем привычном ритме: встают, работают, убирают улицы, выходят на мирные демонстрации, помогают друг другу - живут. Это непорядок, конечно же! Журналисты кружат на вертолетах над городом - они же знают, что сейчас, вот сейчас начнется! Истерят в газетах, на радио, на ТВ - ох, как знакома эта журналистская истерия и нагнетание обстановки. Но люди продолжают просто жить. Но это же НЕ-ПО-РЯ-ДОК! Нужно обязательно это изменить, нужно найти, обязательно найти виновного в происходящем, найти и принять меры. Правительство найдет виновного, обязательно найдет, оно это умеет делать.
Но было бы странно, если бы Сарамаго ограничился только политикой - ничуть не бывало. Проблемы личной ответственности, совести, порядочности, терроризма, клеветничества и безмерной любви к людям - всё это Сарамаго анализирует с присущим ему гуманизмом и мудростью. Есть в романе и отличная пародия на шпионские организации -провидение, страховки и перестраховки,-на брутальные фильмы с Хамфри Богартом.

''[Про]зрение'' это не совсем продолжение ''Слепоты'', хотя мы вновь встретимся с героями той истории, спустя четыре года, но это будет совсем другая история, только теперь уже про луч тьмы в прозревшем царстве. Сарамаго иначе не мог. Очень мощный финал романа, ожидаемый по ходу повествования, но неожиданный с ракурса чувств и сердца. Так не должно быть, но так есть.
И слёзный пёс не соберет уже текущие слёзы, не утолит печаль, не облегчит страдание.

Читать полностью