«Зачарованный взгляд» читать онлайн книгу📙 автора Жоржа Перька на MyBook.ru
image

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Премиум

4.56 
(9 оценок)

Зачарованный взгляд

14 печатных страниц

2017 год

16+

По подписке
549 руб.

Доступ ко всем книгам и аудиокнигам от 1 месяца

Первые 14 дней бесплатно
Оцените книгу
О книге

Жорж Перек анализирует феномен живописной иллюзии, обманки, ставя актуальные в эпоху торжества имитации вопросы: где начинается и где заканчивается действительность? почему иллюзорность придает жизни реальность? отчего фиктивное так притягивает, а настоящее перестает быть предметом интереса?

читайте онлайн полную версию книги «Зачарованный взгляд» автора Жорж Перек на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Зачарованный взгляд» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация

Переводчик: 

Валерий Кислов

Дата написания: 

1 января 1981

Год издания: 

2017

ISBN (EAN): 

9785890591388

Дата поступления: 

10 марта 2020

Объем: 

25978

Правообладатель
56 книг

Поделиться

Kate_Lindstrom

Оценил книгу

Такой роман - мечта для меня. Как литературный выигрыш в лотерею, который может выпасть лишь раз в жизни.
На оси четкой структуризации, в упорядочивании разрозненных и раскиданных частей, строится неповторимая для каждого читающего история жизней очень разных, собранных в жизнь одну.
Дом где-то в Париже, остановившись под пером Жоржа Перека, будто переживает многостраничный фотографический снимок - старомодный, когда нужно было надолго застыть, чтобы фото получилось... И одновременно готовится к препарации, к безудержному выплескиванию на читателя образов, предметов, судеб.

Жорж копает глубоко: начиная с центра, он разветвляет и уводит во временные и пространственные паралелли все большее количество частей своей хитрой, но строгой мозаики. Он не просто протащит по донышку какого-нибудь мелководья, штрихуя невесомо чей-то образ, он утащит туда, на самое дно, к глубоководным рыбам, и придется набрать очень много воздуха, чтобы завершить это плавание.
Это - роман-план, роман-схема, конечно же, роман-паззл. Хотя мне он временами казался кубиком Рубика с гранями-хамелеонами. Подогнать один цвет под другой было вопросом времени, но, лишь слегка озарив пониманием сознание, роман снова сыпался сквозь пальцы, продолжая манить своей неразрешимой и бездонной глубиной.
В перипетиях времен, имен и историй, слишком разных, чтобы их можно было классифицировать, легко потеряться. Сказать, что для чтения требуется основательная интеллектуальная подкованность - почти ничего не сказать. Наверное, каждая страница пестрит названиями, датами, терминами, очерками событий и отсылками к чему-либо. Зато работу воображения и интеллекта, которую внушает написанное, невозможно не ценить и не благодарить за это книгу.

Синхронизируя идентичность каждодневных человеческих движений, Перек демонстрирует однообразность и одновременно неповторимость жизни для каждого. Его акценты на предметах и их значении заново открывают простые, и, как казалось, знакомые вещи. Новыми глазами я смотрела на материальные мелочи, меня окружающие, пытаясь определить, есть ли у того или иного предмета история и память. Слишком привычны люди замечать только определяющие, только яркие моменты своего существования. Но у каждого мига есть история, которая тянется от жизней наших умерших предков, воплощаясь, порой, в тривиальности настоящего.

Перек материалист закоренелый, весь в осязаемости и прочности окружающего. И одновременно кудесник, показывающий обычные явления со сторон, о которых не имеешь представления, и может до конца жизни не имел бы. Он легко носится между реальными и почти фантастическими жизнями, обрывая каждый рассказ на самом интригующем, творя волшебство в воображении читателя, но бросая в лицо ему же наглядную прозу жизни.
Ковры, табакерки, журналы. Гимнаст, всю жизнь живущий на трапеции. Ученый, преследующий неуловимое племя где-то в джунглях. Мужчина, вычеркивающий слова из словаря, знаменуя полное забытие когда-то существовавшей значимости. Студент, решивший однажды не выходить из своего мира-комнаты (это, кстати, отсылка к самому себе). Лестницы, помнящие слишком многое. Звон ключей того, кто никогда не вернется домой.

В круговороте жизни-преемственности-умирания вещей (и людей) новых и забытых, перестаешь чувствовать себя: размываешься меж страниц, по кусочкам составляя одну - и только для себя самого - неповторимую внутреннюю жизнь.
Это сродни небольшой горячке, истовому желанию упорядочить неупорядочиваемое, как Бартлбут, тщетно собирающий паззлы из некогда нарисованных им картин, которые все равно впоследствии канут в стирающем растворе и из ничего станут ничем.
Моя "горячка" даже получила специальный термин - жоржеперековость. Точные симптомы вам не опишу, но скажу со всей ответственностью, что, когда по прочтении какого-либо романа Жоржа вас вдруг заинтересует такой, например, образ, как вертикальность стены, значит, мы с вами друг друга понимаем.

Эта книга может быть настольной всю жизнь. Ее можно взять в спутники на необитаемый остров и не заскучать. Ее можно понимать всегда и никогда не понимать.
Отдельное спасибо хочется озвучить издательству, выпустившему эту книгу именно такой, какой она должна быть: с пометками, указателями, планом, разными шрифтами... Мне не хватило только одного: пустых листов в конце. Туда бы я записала, как употребила свою жизнь, употребляя жизнь способ употребления.

Поделиться

Anthropos

Оценил книгу

Еще обучаясь в начальной школе, в одном из учебников я встретил картинку, где был изображен в разрезе многоквартирный дом со всеми квартирами, их обстановкой и жильцами. Помню, я любил рассматривать эту иллюстрацию, представлять себе жизнь этого дома. Много позже, на первых курсах университета я снимал квартиру в типовой панельной пятиэтажке. Во дворе была лавочка, пустующая вечерами. Я занимал ее и долго наблюдал за освещенными окнами, видел я только шторы, люстры и иногда неясные силуэты, но воображением достраивал все остальное. Мне казалась интересной мысль, что за каждым окном прячется человек со своей уникальной историей жизни.
Похоже, Жоржа Перека тоже посещали такие мысли, в результате появилась на свет идеальная книга о доме. Почему идеальная? Книга объемная, но состоит из коротеньких глав-зарисовок. Эти кусочки очень разные – тут и описание, и размышление, и детектив, и бухгалтерская книга, и каталог мебели и много чего еще. Описаны сотни (а упоминается не меньше тысячи) людей самого разного достатка и положения в обществе. У каждого своя личная жизнь, работа, свои интересы и привычки. Еще в книге называются и описываются тысячи самых разнообразных предметов. Это может порадовать не только тех, кто считает, что «вещи приятней, в них нет ни зла, ни добра», но и для читателя, желающего рассмотреть эпоху в деталях. Что как ни обстановка квартир самых разных жильцов может лучше рассказать, как менялись представления людей об удобстве, красоте, как двигался прогресс, а вместе с этим менялась и жизнь в целом?
Книга настолько насыщена формой и содержанием, что при всем желании вряд ли получится все охватить при первом прочтении. Лично я уверен, что многое упустил. Но очень рад, что данный автор появился в моей жизни.

Поделиться

CaptainAfrika

Оценил книгу

«Вот так да!» - такими были первые слова, когда я приступала к чтению этого фолианта. «Вот так да!» - такими же были мои слова, когда я дочитала последнюю страницу. А ещё где-то на 50-й странице я произнесла меланхоличное «М-дя…», когда поняла, что сюжета не будет. И ещё не раз на протяжении романа меня одолевали разные междометия и звукоподражания. У-ф-ф… Перек. Постмодернистский постмодернизм…

Роман писался Переком с 1969 по 1978 гг. И я соглашусь, пожалуй, с фразой в аннотации к этой книге: роман-де представляет собой некий литературный итог всего 20 века.
Нет, конечно, мы видали виды, не то ещё читывали, но эксперимент Перека носит глобальный масштаб. Начнём с того, что жанр своего произведения Перек определили так: романы. Очень странное заявление, ставящее под сомнение вообще сам многострадальный (особенно в 20-21 вв.) жанр. Название тоже не способствует лёгкости восприятия и понимания.
Но дальше – больше. Мы читаем и понимаем, что никакого романа нет. Есть только повествование о жильцах некоего дома в Париже, чьи истории жизней, судьбы подаются нам не целиком, а порциями на протяжении всего текста. Так что где-то к концу книги мы привыкаем к этим персонажам и даже ждём дальнейшего повествования. Этакий интеллектуальный сериал-загадка. Как такового главного героя нет. А если и есть, то это не человек, а дом № 11 по улице Симон-Крюбелье. А потому повествование распадается, как плохо скреплённый пазл (ассоциация целиком и полностью навеяна романом). И здесь читателю этого странного текста предстоит непростая задача – попытаться скрепить это мозаичное полотно. А вот и требования к читателю:
- энциклопедические знания (ну или как минимум постоянное обращение к словарям, справочникам и пр.);
- терпение;
- начитанность;
- смекалка и пр.

Так что, трезво оценив свои возможности, приступаем к чтению. И в зависимости от наличия всех вышеперечисленных составляющих, мы поймём эту книгу Перека по-разному (если поймём вообще).

«Жизнь способ употребления» - это совершенный постмодернистский роман. Умный, расчётливый, точный, как машина. Не случайно композиционную роль здесь выполняют шахматы, словари, пазлы, геометрические фигуры, таблицы, схемы, даты. Центральная роль, конечно, отведена пазлам. Судя по всему, роман стоит понять исходя именно из этого образа: разрезанного на мельчайшие кусочки полотна действительности. Что делает Перек? Он тоже будто рассекает действительность, а потом предлагает эти элементы нам. Каждый из этих элементов – это отдельные истории и судьбы (подчас очень любопытные). Однако Перек, абсолютно спокойно, как истинный постмодернист, заимствует уже знаменитые литературные сюжеты, например, из Кафки почти дословно пересказывает кусок об акробате на трапеции). Смысл всего этого в том, чтобы показать, как создаётся любой текст, как сюжет складывается из историй отдельных людей. И в этом смысле это произведение, конечно же, не роман, а романы. Великое собрание заготовок для великих текстов или великие цитаты уже текстов созданных.

Скрупулёзность, с какой автор описывает интерьеры, пространства, предметы, просто поражает. В этом проявляется какое-то маниакальное желание запечатлеть мгновения (все описания в настоящем времени), зафиксировать саму жизнь, обнародовать жизнь предметов. И это уже не совсем декорация. Порой вещь – это цель всей главы, наивысшая идея.
Этот роман – великий и странный эксперимент. Он призван наглядно показать, что можно сделать со своей жизнью и что жизнь делает с каждым из нас. Создать пазл, нарисовав предварительно картинку для него, собрать, а потом уничтожить. Великая метафора???
Это было странное и непростое чтение.

Поделиться

Еще 2 отзыва
Сегодня речь идет чаще всего о том, чтобы скрывать, – выдавая за дома, эспланады или даже зеленые зоны, – изначально нежилые технические сооружения, уродующие окружающий пейзаж.
11 мая 2021

Поделиться

Переводчик

Другие книги переводчика