Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Штауффенберг. Герой операции «Валькирия»

Штауффенберг. Герой операции «Валькирия»
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
8 уже добавили
Оценка читателей
4.5

Сегодня Штауффенберг представляется рыцарем на белом коне, выделяющимся на фоне немецкой армии, скомпрометированной преступным режимом и даже ставшей его сообщницей. Подобно героям греческой истории, жертвовавшим своей жизнью ради демократии, Штауффенберг остается в нашей памяти убийцей тирана, тем, кто 20 июля 1944 года хотел избавить свою страну от злого гения, приведшего ее к поражению.

Но кем же на самом деле был полковник Шенк фон Штауффенберг?

Используя устные свидетельства и неизданные архивные материалы, Жан-Луи Тьерио восстановил жизненный путь этого аристократа, католика, воина и патриота до мозга костей. Он показывает, как непредвиденное и не принятое поражение 1918 года покачнуло его убеждения и привело к тому, что он увидел в национал-социализме едва ли не спасительное лекарство. Главное – автор восстановил достаточно точно этапы, которые привели Штауффенберга от разочарования к оппозиции нацизму, от соблазна уйти в себя к вступлению душой и телом в заговоры, направленные на физическое устранение Гитлера, от организации покушения 20 июля к христианскому восприятию самопожертвования ради гипотетического спасения своих соплеменников.

С точностью историка и пламенностью адвоката Жан-Луи Тьерио оживляет в этой книге личность, внесенную в пантеон истории Второй мировой войны.

Подробности жизни, которых вы еще не знали!

Настоящая правда о герое операции «Валькирия»»!

Лучшая рецензия
Celine
Celine
Оценка:
26

До определенного момента времени Гитлер, можно так сказать, был весьма везучим сукиным сыном - как известно, он пережил 42 покушения на свою жизнь до того как сам пустил себе пулю в башку в берлинском бункере. Но 42 покушения - вот так и хочется сказать, что ему черт ворожил.
И наверное, самое громкое и известное покушение - это так называемый "заговор 20-го июля", так как это было не просто покушение на жизнь фюрера совершенное каким-нибудь отчаянным одиночкой, а это был заговор целого круга из военных элит Германии. Этот заговор также примечателен тем, что и роль основного заговорщика, и роль непосредственного исполнителя исполнял один и тот же человек - Клаус фон Штауффенберг. Кстати, сам Шауффенберг заявил своему дяде "Раз генералы отказываются действовать, то пусть это будет заговор полковников". Кстати, многие задаются вопросом, каким образом СС и гестапо могли прохлопать прямо под своим носом такой масштабный заговор. Это можно объяснить кастовостью военной элиты Германии, которые тщательно хранили свои секреты будучи связанными кодексом офицерской чести существовавший в той, догитлеровской немецкой армии. К этому добавилась еще и определенная аристократическая кастовость, солидарность выходцев из лучших семей Германии.
Разумеется, идеализировать мотивы заговорщиков не стоит, как и считать, что они руководствовались исключительно некими соображениями высшей гуманности. Многие из них если не боготворили Гитлера в начале его карьеры, то по крайней мере не обращали на это особого внимания. Вот и про Клауса автор пришет, что тот "Будучи по натуре прежде всего эстетом, он видел красоту храмов света и не слышал при этом звона разбитых витрин в «Хрустальную ночь»..
Путь к пониманию того, что Гитлер ведет страну в пропасть был у каждого свой, прозрение было постепенным и складывалось как стена - из кирпичиков. Разговоры, рассказы других военных о том, что армия все глубже увязает на бескрайних восточных просторах, о том, как на самом деле "решается еврейский вопрос" расстрелами и газовыми камерами, а также понимание того, что Гитлер все больше отрывается от реальности и своими безумными авантюрами загоняет страну в пропасть. Все это привело к тому, что созрел заговор о том, что фюрера надо ликвидировать, а потом сесть за сепаратные переговоры со странами Оси (кстати, рассматривались оба варианта - и переговоры с СССР, и переговоры так сказать с англо-саксонской стороной, и "удочки" на то, что скоро ситуация в Германии может измениться забрасывали в обе стороны).
Удался бы заговор, и кто знает, в каком бы мире мы сейчас жили? Но, знаете, есть такой анекдот: "Мой план по покорению мира рухнул на этапе "Встать в половине шестого". Заговорщиков, и в первую очередь Штауффенберга подвел недостаток стратегического планирования. Их план по захвату власти был может и неплох, но в нем не было предусмотрено небольшой мелочи. Что делать, если Гитлер не погибнет. Никакой вариативности и запасных планов в этом случае не было. Автор, кстати, также упрекает заговорщиков в недостаточной решительности в захвате органов власти - ну там, почта-телеграф-телефон. Дескать, действовали они слишком мягко и нерешительно, надо было то взорвать, этих показательно расстрелять, этих посадить, в общем, чтобы все видели, что тут не абы кто действует, а настоящая берлинская хунта. Ну, это мнение автора, я тут воздержусь от "если бы, да кабы".
Но вот после неудавшегося заговора службы СС и гестапо развязали настоящий террор, аресты возможных соучастников шли пачками (кстати, некоторые ставили это в укор заговорщикам, дескать, из-за них пострадали множество других людей). С самими заговорщиками поступили понятно как - некоторых (как Штауффенберга) расстреляли почти моментально, некоторых убили в стычках, некоторым позволили застрелиться.
История сложилась как сложилась, и заговорщикам не удалось вытащить Германию из войны годом раньше. Заговорщики не были рыцарями-палладинами "все в белом", но тем не менее их отчаянное самопожертвование заслуживает как минимум уважения. Кстати, сам Штауффенберг, к слову, прекрасно осознавал что он собирался сделать если судить с точки зрения клятв, которые он приносил. Осуждая нескольких немецких генералов, которые по слухам в плену пошли на сотрудничество с советскими властями Штауффенберг говорил: "То, что я собираюсь сделать - это государственное преступление. То, что делают они - измена Родине". Можно оспоривать эту точку зрения, но определенного внимания и уважения к крепко вбитому в него кодексу чести она заслуживает.
Оценку я немного снизила за некоторую иногда излишнюю французскую цветистость повествования. Позабавилась, когда у автора проскользнуло свидетельство давнего противостояния франков и англо-саксов. Автор безаппеляционно возложил всю ответственность за Мюнхенский сговор исключительно на Британию, забыв, что под этим (действительно позорным для европейской дипломатии) документом стояла подпись и французского президента.

Читать полностью
Оглавление