Штауффенберг. Герой операции «Валькирия»

4,4
7 читателей оценили
270 печ. страниц
2015 год
Оцените книгу

Отзывы на книгу «Штауффенберг. Герой операции «Валькирия»»

  1. Celine
    Оценил книгу

    До определенного момента времени Гитлер, можно так сказать, был весьма везучим сукиным сыном - как известно, он пережил 42 покушения на свою жизнь до того как сам пустил себе пулю в башку в берлинском бункере. Но 42 покушения - вот так и хочется сказать, что ему черт ворожил.
    И наверное, самое громкое и известное покушение - это так называемый "заговор 20-го июля", так как это было не просто покушение на жизнь фюрера совершенное каким-нибудь отчаянным одиночкой, а это был заговор целого круга из военных элит Германии. Этот заговор также примечателен тем, что и роль основного заговорщика, и роль непосредственного исполнителя исполнял один и тот же человек - Клаус фон Штауффенберг. Кстати, сам Шауффенберг заявил своему дяде "Раз генералы отказываются действовать, то пусть это будет заговор полковников". Кстати, многие задаются вопросом, каким образом СС и гестапо могли прохлопать прямо под своим носом такой масштабный заговор. Это можно объяснить кастовостью военной элиты Германии, которые тщательно хранили свои секреты будучи связанными кодексом офицерской чести существовавший в той, догитлеровской немецкой армии. К этому добавилась еще и определенная аристократическая кастовость, солидарность выходцев из лучших семей Германии.
    Разумеется, идеализировать мотивы заговорщиков не стоит, как и считать, что они руководствовались исключительно некими соображениями высшей гуманности. Многие из них если не боготворили Гитлера в начале его карьеры, то по крайней мере не обращали на это особого внимания. Вот и про Клауса автор пришет, что тот "Будучи по натуре прежде всего эстетом, он видел красоту храмов света и не слышал при этом звона разбитых витрин в «Хрустальную ночь»..
    Путь к пониманию того, что Гитлер ведет страну в пропасть был у каждого свой, прозрение было постепенным и складывалось как стена - из кирпичиков. Разговоры, рассказы других военных о том, что армия все глубже увязает на бескрайних восточных просторах, о том, как на самом деле "решается еврейский вопрос" расстрелами и газовыми камерами, а также понимание того, что Гитлер все больше отрывается от реальности и своими безумными авантюрами загоняет страну в пропасть. Все это привело к тому, что созрел заговор о том, что фюрера надо ликвидировать, а потом сесть за сепаратные переговоры со странами Оси (кстати, рассматривались оба варианта - и переговоры с СССР, и переговоры так сказать с англо-саксонской стороной, и "удочки" на то, что скоро ситуация в Германии может измениться забрасывали в обе стороны).
    Удался бы заговор, и кто знает, в каком бы мире мы сейчас жили? Но, знаете, есть такой анекдот: "Мой план по покорению мира рухнул на этапе "Встать в половине шестого". Заговорщиков, и в первую очередь Штауффенберга подвел недостаток стратегического планирования. Их план по захвату власти был может и неплох, но в нем не было предусмотрено небольшой мелочи. Что делать, если Гитлер не погибнет. Никакой вариативности и запасных планов в этом случае не было. Автор, кстати, также упрекает заговорщиков в недостаточной решительности в захвате органов власти - ну там, почта-телеграф-телефон. Дескать, действовали они слишком мягко и нерешительно, надо было то взорвать, этих показательно расстрелять, этих посадить, в общем, чтобы все видели, что тут не абы кто действует, а настоящая берлинская хунта. Ну, это мнение автора, я тут воздержусь от "если бы, да кабы".
    Но вот после неудавшегося заговора службы СС и гестапо развязали настоящий террор, аресты возможных соучастников шли пачками (кстати, некоторые ставили это в укор заговорщикам, дескать, из-за них пострадали множество других людей). С самими заговорщиками поступили понятно как - некоторых (как Штауффенберга) расстреляли почти моментально, некоторых убили в стычках, некоторым позволили застрелиться.
    История сложилась как сложилась, и заговорщикам не удалось вытащить Германию из войны годом раньше. Заговорщики не были рыцарями-палладинами "все в белом", но тем не менее их отчаянное самопожертвование заслуживает как минимум уважения. Кстати, сам Штауффенберг, к слову, прекрасно осознавал что он собирался сделать если судить с точки зрения клятв, которые он приносил. Осуждая нескольких немецких генералов, которые по слухам в плену пошли на сотрудничество с советскими властями Штауффенберг говорил: "То, что я собираюсь сделать - это государственное преступление. То, что делают они - измена Родине". Можно оспоривать эту точку зрения, но определенного внимания и уважения к крепко вбитому в него кодексу чести она заслуживает.
    Оценку я немного снизила за некоторую иногда излишнюю французскую цветистость повествования. Позабавилась, когда у автора проскользнуло свидетельство давнего противостояния франков и англо-саксов. Автор безаппеляционно возложил всю ответственность за Мюнхенский сговор исключительно на Британию, забыв, что под этим (действительно позорным для европейской дипломатии) документом стояла подпись и французского президента.

  2. OksanaBoldyreva674
    Оценил книгу

    Неоднозначное чувство вызвала книга. Но это скорее к герою относится, чем к автору. Была о нем несколько иного мнения, как-то приземленнее что ли считала, не таким экзальтированным мечтателем, каким он, судя по всему, и был, чем меня в немалой степени разочаровал. Образцовый офицер, прекрасный товарищ и посредственный семьянин, наверное, таким людям вообще не нужно жениться и детей заводить, не созданы они для семейной жизни. Жена практически не в курсе дел мужа была, знала лишь то немногое, чем он считал нужным с ней поделиться, а пострадала как полноценная соучастница, ребятишки мал мала меньше по детским приютам мыкались, пока мать в заключении была. Герой он, конечно, герой, уважаю, где-то восхищаюсь, но симпатию испытывать с некоторых пор (еще до прочтения этой книги) к нему перестала. Так что четыре - это за самого героя, а не за рассказ о нем. А книга очень информативная, легко читается, достаточно подробно описывает биографию одного из самых известных немцев времен второй мировой. Думаю, будет интересна всем, кто интересуется третьим рейхом и темой "20 июля".