quiz_vacation

Рецензии и отзывы на Смерть Вазир-Мухтара

Читайте в приложениях:
1036 уже добавило
Оценка читателей
4.32
Написать рецензию
  • mmarpl
    mmarpl
    Оценка:
    37

    По стихам узнаешь думы. По страданию - талант.
    ***
    Лишь бы веровать, что где-то, через лета и гранит
    Стих российского поэта чье-то сердце сохранит.
    А.Градский.

    Выше и чище этой прозы давно не встречалось мне в русской литературе.
    Роман - история, роман - ассоциации, роман - трагедия, роман-намек.

    История русская, история гибели дипломата Грибоедова.
    Ой, зря М.Л. Гаспаров так опрометчиво заявил о Тынянове, что он «садистически переиначивал историю».
    Зря. Количество его горячих почитателей и читателей сократилось ровно на одну единицу.

    Писал Ю.Н.Тынянов не учебник истории - писал он историю человека и поэта,
    который волей обстоятельств и по собственному желанию служит государству,
    которое никогда не бывало честным по отношению к людям честным и достойным.
    История эта - история предательства.
    Последние части читать невозможно - разрывается сердце: еще и Грибоедов...

    А его успеваешь полюбить, понять, найти параллели и сходства не только с любимыми героями,
    но и с любимыми людьми, близкими и не очень.
    Тут, как с человеками: твой - не твой, свой - чужой.
    Тыняновский Грибоедов попал в точку - свой, понятный, близкий.
    И не высокий привычный идеал, и диалог с совестью более чем красноречив,
    а вот поди же - читаешь, как о родном.

    И вот перед ним встала совесть, и он начал разговаривать со своей совестью, как с человеком.
    ***
    – Зачем ты бросил свое детство, что вышло из твоей науки, из твоей деятельности?
    ***
    – Может быть, ты ошибся в чем-нибудь?
    – Зачем же ты женился на девочке, на дитяти, и бросил ее. Она мучается теперь беременностью и ждет тебя.
    – ... Нужно больше добродушия, милый, и даже в чиновничьем положении.
    – Но ведь у меня в словесности большой неуспех, – сказал неохотно Грибоедов, – все-таки Восток…
    – Может быть, нужна была прямо русская одежда, кусок земли. Ты не любишь людей, стало быть, приносишь им вред. Подумай.
    – Ты что-то позабыл с самого детства. Твои шуточки с Мальцовым! Ты ошибся. Может быть, ты не автор и не политик?
    – Что же я такое? – усмехнулся Грибоедов.
    – Может быть, ты убежишь, скроешься? Ничего, что скажут: неуспех. Ты можешь выдать евнуха, ты можешь начать новую жизнь, получишь назначение.

    – Да мимо идет меня чаша эта.

    Выбор сделан. И выбор сделал его человеком.
    А о предательстве - читаешь с отвращением и тоской: "Да мимо идет меня чаша эта."

    И язык. За каждой строчкой - жизнь, многомерная, яркая. Каждая строчка выворачивает душу - врачует редко. И тем спасает, верно.

    И только один парадокс.
    Читать надо в детстве. А в детстве - еще не понять. А в юности - не читают. А в молодости - уже не знают. А к старости - поздно, друг мой, поздно. Выбор сделан.

    Читать полностью
  • Yumka
    Yumka
    Оценка:
    18

    Редкий случай, когда аудиокнига совсем не пошла. Начитка, возможно, и не блестящая (Вячеслав Герасимов - на любителя), но дело даже не в этом, а в том, что эту книгу воспринимать со слуха совершенно невозможно. Да и читать ее с непривычки тоже невыразимо тяжело - у меня ушел месяц, маленькими порциями, с поиском огромного количества незнакомых слов в словаре, с перечитыванием отдельных отрывков, чтобы наконец вчитаться и понять. Потому что язык, построение фраз, использование слов и всевозможных художественных приемов довольно непривычны для читателя XXI века, хотя Юрий Тынянов написал роман "Смерть Вазир-Мухтара" относительно "недавно", в 1928 году. Видно, что писал профессиональный литературовед и филолог. Поэзия в прозе, замешанная на архаичной стилизации. На самом деле, это потрясающе, каждая фраза - как драгоценный камень, но непрофессиональному ювелиру читателю оценить такой стиль невероятно сложно, приходится каждую фразу-драгоценность внимательно рассматривать со всех сторон и все равно получается составить только дилетантское мнение, а часто не удается и этого - ничего не понятно.

    В романе идет речь о последнем годе жизни А.С. Грибоедова: о его приезде в Петербург с Туркманчайским мирным договором, о назначении полномочным министром в Персию, о женитьбе на Нине Чавчавадзе, об отъезде в Персию и о гибели от рук исламских фанатиков. Заканчивается книга приездом внука персидского шаха Хозрева-Мирзы в Санкт-Петербург, благодаря чему "инцидент" с убийством русской посольской миссии был предан забвению. Я бы не назвала эту книгу биографичной или тем более историчной. Все исторические персонажи выглядят как эскизы художника, сделавшего несколько довольно произвольных, хоть и точных мазков кистью: сходство с оригиналом угадывается, и все же эти наброски столь же далеки от оригинала, как, к примеру, картины импрессионистов (то же самое можно сказать и об авторском описании Москвы, Санкт-Петербурга, Грузии, Ирана). Поэтому, наверное, каждый видит в нарисованной писателем картине что-то свое, получается, что стилистическая сложность дает удивительную свободу воображения читателю.

    Читать полностью
  • Weeping_Willow
    Weeping_Willow
    Оценка:
    11
    Говорят, что политика — вторая древнейшая профессия. Но я пришел к выводу, что у нее гораздо больше общего с первой.
    © Рональд Рейган

    Тынянов пишет не о вундеркинде Сашеньке, в шестилетнем возрасте владевшем тремя иностранными языками (а в юности - шестью), получившем в Университете звание кандидата за три года. И не о дерзком корнете Грибоедове, любимце дам, въезжавшем на балы верхом на коне. И даже не о желчном, остроумном, высокомерном авторе революционного литературно-театрального шедевра. Не о талантливом пианисте, написавшем два прелестнейших меланхоличных вальса. Не о ровеснике и друге декабристов.

    Он пишет об утомленном, грустном, разочарованном чиновнике. Блистательном все же, но тяжело обремененном умом и совестью. О человеке в состоянии сингулярности - гигантской духовно-интеллектуальной массе при нулевом пространстве для ее воплощения. "Усталость - это сила, с которой необходимо считаться" - любил повторять Чехов, и это как нельзя больше подходит к случаю "цепью угрюмых должностей опутанного неразрывно" Александра.

    Премудрость! вот урок ее:
    Чужих законов несть ярмо,
    Свободу схоронить в могилу
    И веру в собственную силу,
    В отвагу, дружбу, честь, любовь...

    Излить такую горечь в стихах - значит признать поражение. В тридцать два года ворочать судьбами империй - и иметь внутри настолько черную бездну, по мне - стезя гордая и страшная одновременно. Грибоедов оказался в самом эпицентре политической феерии, и она вначале увлекла его, затем захватила и утопила. На самом деле, на тот момент не было ничего более важного стратегически, чем Восток - это было поле битвы орла и бульдога. И Британская империя пустила в ход весь свой арсенал силы и хитрости, чтобы не допустить равновесия страха. Эта подсечка окончилась бесславно и неожиданно (за русскую кровь, как известно, заплатили огромным алмазом) - в отличие от более удачной вражеской авантюры 1917-го.

    А в жерновах бездушной мельницы погибло светлое дарование. Мышье государство прожевало и выплюнуло.

    Из последнего письма А.С. к жене: "Бесценный друг мой, жаль мне тебя, грустно без тебя как нельзя больше. Теперь я истинно чувствую, что значит любить. Прежде расставался со многими, к которым тоже крепко был привязан, но день, два, неделя - и тоска исчезала, теперь, чем далее от тебя, тем хуже. Потерпим еще несколько, ангел мой, и будем молиться Богу, чтобы нам после того никогда более не разлучаться..."
    24 декабря 1828 года

    30 января года 1829-го грязный снег на улицах Тегерана смешался с кровью. Исступленная толпа с бесовским улюлюканьем носила по городу шесты с отрубленными головами гяуров. Обезображенные тела валялись неприкаянной грудой во дворе посольства. Так Грибоедов открыл череду поэтов России, не обретших могилы. Потом была Цветаева, был Мандельштам...

    Белый снег стал красно-черным. И красно-черной стала судьба несчастной Нины, чье дитя скончалось, не прожив и дня, оставляя безутешную матушку-вдову в полном одиночестве траурных кружев.

    Читать полностью
  • George3
    George3
    Оценка:
    9

    Когда роман был опубликован, некоторые критики объявили «Смерть Вазир-Мухтара» мрачной, пессимистической книгой. Но книга о трудной жизни и страшной смерти Грибоедова едва ли могла быть особенно веселой (Грибоедов погиб от рук мусульман-фанатиков, захвативших русскую миссию в Тегеране 12 февраля 1829 года). И, действительно, когда ее читаешь, то постоянно находишься в тревожном ожидании трагического события. Но мрачной и пессимистической ее назвать нельзя, в ней чувствуется большой художник слова, сумевший скрасить горечь утраты. По словам В. Каверина, написавшем предисловие к книге, Грибоедов предстает "перед нами как друг декабристов, отравленный горечью их неудач. Перед нами не хрестоматийный классик, заслуживший вечную благодарность потомства, но автор запрещенной комедии, не увидевший ни печати, ни сцены".

    Читать полностью
  • Olza
    Olza
    Оценка:
    3

    В романе Юрия Тынянова описывается последний год жизни А. С. Грибоедова, непростой и противоречивый для политика, дипломата и известного литератора своего времени.

    Привезя в столицу т. н. Туркменчайский мирный договор, выгодный для России, Грибоедов надеялся на некоторую передышку, отдых от дел. Но был назначен послом в Персию, куда, словно предчувствуя недоброе, без охоты и желания, вынужден был отправиться с доверенной ему миссией.

    По возможности отдаляя день отъезда, он некоторое время проводит на Кавказе, в Тифлисе, где женится на княжне Нине Чавчавадзе. И уже с молодой женой отправляется в роковое путешествие , где спустя несколько месяцев погибает в Тегеране от рук толпы религиозных фанатиков.

Другие книги подборки «Книжная полка Бориса Стругацкого»

Другие книги подборки «Любимые произведения Бориса Акунина»