Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Овертайм

Добавить в мои книги
18 уже добавили
Оценка читателей
4.0
Написать рецензию
  • Tatebanko
    Tatebanko
    Оценка:
    6

    Книга написана в характерном для девяностых стиле: минимум политкорректности, эмоциональные оценки тех или иных событий и преклонение перед североамериканской системой клубного хоккея. Я намеренно взял издание 1998 года, а не совсем недавнее (хотя Фетисов в предисловии к новой книге уверяет, что не вносил никаких изменений в текст), чтобы лучше прочувствовать атмосферу тех лет. Также, полагаю, что книга реально написана В. Мелик–Карамовым на слух, видимо, с аудиозаписей, которые наговаривал Вячеслав Фетисов. Фетисов выражает благодарность этому журналисту за помощь в подготовке рукописей, но поверить в то, что у Фетисова было время на ведение дневника, я не могу. И кроме того, в книге колоссальное количество ляпов, связанных с неправильным написанием имён североамериканских хоккеистов и названий клубов: Оуэн Нолан превратился в Уэна Нолана, Марк Рекки — Марк Рики, «Хартфорд Уэйлерз» — «Харфорд Уэйлерз», даже советского футболиста Вагиза Хидиятуллина в книге именуют Хидиатуллиным. Объяснение этому может быть только одно — как я уже упомянул, текст набирался на слух, причём человеком невладевшим спортивной тематикой.

    Книгу Фетисов открывает с описания того, что происходило на Матче всех звёзд НХЛ 1996 года, проходившем в Сан-Хосе, на который он получил персональное приглашение от главы лиги Гари Беттмэна. Сразу вспомнилась книга Страхана про Гретцки, в которой автор представил Беттмэна злодеем вселенского масштаба. К слову, мимоходом Фетисов вспоминает, что на одну из промоакций всех звёзд опоздали Бретт Халл и собственно сам Гретцки. Они ездили в Лас-Вегас сыграть в казино. Увы, тот же Страхан в своей книге всячески выгораживал Уэйна и его участие в скандале, связанном со ставками и играми на тотализаторе в первой половине 2000-х, а тут в книжке, написанной за десять лет до этого, мимоходом Слава Фетисов так легко вбивает ещё один гвоздик в безупречную репутацию Гретцки.

    Очень подробно описана борьба Фетисова с советской системой за его право уехать в НХЛ. Что здесь сказать? В книге про Сергея Макарова, которая вышла в 1987 году, Сергей рассказывает, что его конкретно утомили все эти бесконечные сборы и одни и те же люди на протяжении нескольких лет. Почему Тихонов не прислушивался к людям — вопрос мог быть только к нему. Фетисов считает, что такая тотальная система контроля была излишней и я с ним могу только согласиться. На самом деле это ненормально, когда тридцатилетних мужчин запирают на базах на одиннадцать месяцев и не дают им возможности увидеться с жёнами. В книге есть вставки, написанные Ладой Фетисовой, и она рассказывает, что по-настоящему они со Славой стали жить вместе только в Америке, когда им было уже за тридцать.
    В общем, борьба Фетисова с бюрократами из Минобороны разобрана очень подробно и, наверное, это имел в виду Даррен Маккарти, хоккеист «Детройт Ред Уингз», когда упоминал об «ужасах советской тоталитарной системы», о которых ему рассказывали Фетисов и Ларионов.

    Также подробно Фетисов вспоминает своё детство, первые шаги в дворовом хоккее и футболе, встречу с Харламовым — Фетисов жил во одном дворе с его дедом. Однажды Харламов приехал к ним на своей белой «Волге» с номером 0017, где они и познакомились. Кстати, для контраста, Павел Дацюк в Екатеринбурге ездит на чёрном Lexus LX570 с номером 013. Да, меняются времена.
    Некоторые моменты из детства и юношества Фетисова, к сожалению, показывают его не с лучшей стороны. После первой двухнедельной поездки в Канаду им выплатили по 45 долларов в неделю, на которые Слава накупил жвачек (теперь его одноклассникам не надо было выпрашивать её у интуристов, достаточно было обратиться к нему), "клёвой" вызывающей одежды и обуви, за что получал выговоры в школе. Впрочем, можно понять этих ребят — вся жизнь их была занята спортом, о культурном развитии не шло и речи, ну, и общая серость советской повседневной жизни по сравнению с Америкой давала знать.

    Многое из того, что написано в книге я уже хорошо знал по многим источникам: от фильма-интервью, снятого фактически по книге, и показанного по первому каналу, кажется, в 1998 году, до интервью в советских и российских СМИ, прочитанных за эти годы.
    Поэтому не стали откровением рассказы Фетисова о его первом Кубке Стенли, об аварии, в которую попали он, Константинов и Мнацаканов, объяснение причин провала сборной России на Кубке Мира 1996 года, подробный обзор системы НХЛ — всё это уже было мне известно. Меня удивил другой момент, на который раньше я не обращал внимания. Это странное заискивание (по другому не назвать) Фетисова перед власть имущими в России, будь то, к примеру, Лужков или Черномырдин. Теперь как-то даже не удивляюсь решению Вячеслава Фетисова оставить успешную тренерскую карьеру в НХЛ и рвануть в российские властные круги в начале "нулевых".

    Я хочу заметить, что несмотря на то, что книга написана доходчиво и в популярном тоне, она не для всех. Да, всё разобрано очень подробно, всё разжёвано и объяснено так, чтобы поняли "чайники" и домохозяйки (в конце концов, именно для них приведены эмоциональные вставки от Лады Фетисовой), но всё равно необходимо разбираться в хоккее от и до, знать реалии советского хоккея времён Тихонова, знать реалии НХЛ начала–середины 1990-х, чтобы составить полное и чёткое представление о том, через что пришлось пройти Вячеславу Фетисову.

    Читать полностью