Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
223 печ. страниц
2019 год
16+

Глава первая

Тихо, почти беззвучно шел дождь. Живительная влага падала с неба, орошая пустынный и на первый взгляд, безжизненный пейзаж. Я стоял на широком высокогорном плато. Впереди раскинулся унылый и одновременно завораживающий вид. Бескрайние равнины уходили к исполинским черным зазубринам гор у самого горизонта. По степи неслось по своим делам перекати-поле, великолепно дополняющие ландшафт.

Порыв ветра всколыхнул мои волосы, испортив прилизанную дождем, но все еще безупречную прическу. Я чуть улыбнулся. Глубоко вдохнул, ощущая свежесть и чистоту здешнего воздуха, на душе стало чуть легче. Дожди в таких местах, как это, идут нечасто. Должно быть, вскоре этот пейзаж преобразится. Унылые серые равнины зазеленеют, чтобы потом снова вернуться к прежнему виду. Вот так все в жизни сначала расцветает, приобретая наилучший вид, потом медленно, но верно угасает.

Разглядывая этот пейзаж, открывающийся мне с высоты горного плато, я невольно отрешился от всех проблем, слившись с окружающим пространством. Мне сейчас это очень нужно. Только громкий и настойчивый писк за спиной напомнил мне о цели прибытия сюда. Я обернулся. Передо мной возвышался исполинский серебристый шар. Его диаметр равнялся десяти метрам. Подойдя к нему, я дождался, пока откроется дверца, и вошел внутрь. Меня встретил аккуратный уют кабины пилота. Удобное кресло, перед которым на столике стояла хрустальная сфера размером с мою голову, писк доносился именно оттуда.

«А вот и новости!»: с предвкушением чего-то хорошего подумал я.

Усевшись в кресло, я положил руки на хрустальный шар. Дверь в корабль тут же закрылась. Как только руки соприкоснулись с поверхностью шара, перед глазами сразу возникли голографические проекции функций корабля. Я подключился к центральному компьютеру. Выбрав среди палитры опций функцию звукового оповещения, я понял, в чем дело. Не увидел, не услышал и не почувствовал, а именно понял, информация поступила напрямую, со скоростью нейронного импульса.

– Сигнал обнаружен!– выразил я мысли вслух. – Его источник находится вблизи южного полюса планеты.

Надо спешить. Отдав кораблю команду на взлет и перебазировку в район источника сигнала, я отдернул руки от шара. Видение перед глазами тут же исчезло. Кабина чуть задрожала. Это продлилось лишь пару секунд, после чего все прекратилось. Это означало, что я больше не нахожусь на поверхности пятой планеты системы Дакоба, а стремительно несусь по небу ввысь, к звездам.

Внимательно посмотрев на хрустальный шар, я увидел свое отражение. Стандартная, очень даже распространенная внешность. Русые волосы, худощавое лицо, на лбу четко видны контуры века третьего глаза. Ресниц там не наблюдалось, это означало, что глаз совершенно здоров и готов к применению в подходящий момент. Сейчас нужда в нем отсутствовала. Все спокойно и очень даже хорошо – сохранялась надежда.

Для представителей планеты Лирия, я гражданин ничем не примечательный. Обычная заурядная личность со своей работой и проблемами, не то, что мой брат. Мне захотелось увидеть, как идет полет. Для этого я чуть коснулся шара. От моего прикосновения под пальцем пробежал небольшой статический разряд и лишенная окон обозрения кабина корабля, преобразилось. Теперь вокруг целый мир. Бездонная чернота космоса, россыпи драгоценных камней звезд, до которых можно легко дотянуться. Снаружи для любого стороннего наблюдателя мой корабль, после моих действий, ничем не изменился, прозрачным он стал только для меня.

Я теперь видел, под собой планету, с которой только, что стартовал. Она являлась небольшим планетоидом класса «М», что по нашей терминологии означало планету пригодную для жизни. Толстые белые облака мерно плыли по серо-голубой планете. С орбиты прекрасно виднелись озера, моря и реки. Несмотря на благоприятные условия, здесь существовали только примитивные формы жизни в виде бактерий, растений, насекомых и мелких животных. На южном полюсе планеты виднелась небольшая ледяная шапка. Значит, тепло тут явно не везде. Мой корабль автоматически проводил требуемые для посадки на южной стороне маневры, позволяя мне отвлеченно придаваться своим мыслям, созерцая чужой мир.

Удивительно, наша цивилизация, одна из самых древнейших в галактике, но великих путешественников в истории насчитывались единицы, и то, давным-давно. Тогда жители планеты Лирия только начали свой большой путь по вселенной. Они сделали очень многое, установили первые контакты с неведомыми до той поры инопланетными цивилизациями, заложили основы межпланетных экономических отношений. И память о героях прошлого увековечена в поэмах, статуях, их именами стали называть целые миры. Но все это происходило так давно, что современные лирийы воспринимали те события как элемент фольклора. Для такой расы, как моя, это было невежеством. Мой брат решил изменить положение дел. Он стал единственным в своем роде путешественником, решившим устремиться в еще неизведанные глубины космоса, чтобы дать новый толчок развитию нашего общества. Идеалист по натуре он всегда и во всем был упрям и просто неудержим.

Современные власти Лирии это как водится, не оценили. По их мнению, контактов с пятидесяти четырьмя инопланетными расами, входящими в Галактическую Ассамблею вполне достаточно и новые, просто не нужны. Подобные заявления только подтвердили то, что нашей расе требуется помощь. И Сендор оказал ее. Он повторил подвиги наших древних героев, установил контакт с новыми расами, проник так далеко в глубокий космос, как еще никто до него. Это оказало на наше общество добротное освежающее воздействие. Моего брата ждали на родине, собираясь встретить его как героя, но случилось нечто непредвиденное. Когда его корабль вновь вошел в пространство галактической ассамблеи, связь с ним неожиданно для всех прервалась.

Поначалу все списали на временные технические неполадки, но когда молчание продлилось больше недели, на родине забили тревогу. Наше правительство попросило всех членов ассамблеи оказать помощь в поиске Сендора. Но, несмотря на все усилия, прошел целый месяц, а его так и не нашли. Как единственный брат, я поклялся честью нашего рода узнать о нем правду, а если Создатель будет благосклонен, то и вернуть его самого на нашу родину. Уже две недели я вел поиски, но нашел только слабый сигнал маячка корабля. Он исходил из места, куда я сейчас собирался приземлиться.

Планета стала резко увеличиваться в размерах, я начал снижение. Судя по всему, сигнал шел именно с южной части планеты, поскольку мой корабль направился в сторону ледяной шапки. Благодаря объемному виду из кабины, мне показалось, что я сам нырнул в атмосферу планеты, словно хаотично блуждающий по космосу метеор, растворившись в ее облаках. Преодолев слой атмосферы всего за несколько секунд, благодаря антигравитационным двигателям, придуманным нашей расой, полностью избежав трения об атмосферу, моя сфера плавно опустилась на поверхность планеты. Как только корабль выключил двигатели, панорама объемного вида тут же исчезла, корпус судна снова сделался непрозрачным. Источник сигнала оказался теперь совсем рядом.

Перед тем, как выйти наружу, я еще раз прикоснулся к прозрачному шару управления. Нужно было проверить состояние окружающей среды за бортом. Перед моими глазами заплясали зигзаги графиков и диаграмм, отражающих состояние за бортом. Из информации я понял, что температура в этой части планеты намного холодней, чем на экваторе, где я находился перед этим. Воздух свежее, это обуславливалось большим наличием кислорода в этом секторе планеты. Если судить по объединенной системе показателей галактической ассамблеи, то температура за бортом равнялась минус десяти градусам по Цельсию. Да уж, что ни говори, холодно. Не то, чтобы наша раса уязвима к холоду, мы также воспринимаем его, как и большинство других рас мирового сообщества, но в этот раз я оказался не подготовлен. Никак не рассчитывал на то, что мне придется оказаться в таких условиях, поэтому не удосужился обзавестись теплыми вещами. На мне сейчас была пурпурная одежда, состоящая из длинной куртки, штанов, рубахи и туфель. Этот цвет являлся национальным для моей расы и символизировал духовную и физическую чистоту и совершенство. Все лирийцы гордо ходят в пурпуре, подчеркивая тем самым свою принадлежность к нашему народу. В этот раз я пожалел о том, что не взял с собой что-то более теплое и менее символическое. Еще я понял, что источник сигнала находится в сотне метров к югу от места посадки.

Я встал с кресла и подошел к сплошной на первый взгляд, металлической стене. Она перестала быть таковой, стоило мне только прикоснуться. Корабли нашей расы являлись вожделенным объектом для преступных сообществ ассамблеи, оставаясь недостижимой мечтой. Ни один даже самый матерый взломщик кодов не мог справиться с технологией нашей расы. Такая защита стала возможной только потому, что корабли лирийцев всегда настроены на генетический код владельцев. Все двери и системы открывались и работали только после физического контакта с хозяином. А для воров корабль вроде моего, оставался лишь монолитной сферой без окон, дверей и других конструктивно выделенных особенностей.

Стена после моего прикосновения обратилась в дверь, которая плавно отъехала в сторону, выпуская меня в мир южной части пятой планеты системы Дакоба. Стоя в корабле, на расстоянии трех метров от поверхности я несколько мгновений любовался видом. По сравнению с экваториальной частью планеты, где простиралась степь, пейзаж изменился, но не очень. Он, по сути, являлся зеркальным его отражением. Место степи заняла тундра. Насквозь промерзшая земля, поросшая редкой жесткой травой, уходила к горизонту, на котором царапали небо исполинские горы. Ледяная шапка южного полюса из-за отсутствия океанов на планете начиналась прямо с поверхности. В воздухе порхал легкий снежок.

Я спрыгнул на землю. Дверь за мной тот час закрылась, и корабль снова превратился в монолитную серебристую сферу. По показаниям бортового компьютера сигнал шел из точки находящейся в ста метрах к югу. Обойдя свой корабль, я осмотрел территорию посадки. Как и во всех случаях применения антигравитационных двигателей, не было никаких последствий для экологии – опаленной земли, вмятин или кратеров, просто примятая травка, на которой стояла моя сфера. Полная безопасность для природы это еще один плюс наших технологий. Когда я уберусь отсюда, никто не сможет узнать о моем присутствии. Это мысль почему-то меня развеселила. Я ни от кого не скрывался, за мою голову не была назначена награда, просто не любил, когда кто-либо вмешивался в мои дела. Брат исчез при загадочных обстоятельствах, до этого он облетел некоторые районы дальнего космоса, поэтому сохранялась вероятность, что искать его мог не я один.

Оставшись довольным увиденным, я направился к предполагаемому месту нахождения маячка с корабля Сендора. Земля промерзла насквозь, чувствовалось, что под ней лед. При дыхании изо рта шел пар, а туфли на тонкой подошве не выдерживали таких условий, и ноги стали замерзать. Не смотря на это, оказалось приятно ходить по миру, в котором раньше никогда не ступала нога лирийца. Вероятно тот же дух искателя приключений был и у моего брата, только в гораздо большей степени.

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
254 000 книг 
и 49 000 аудиокниг