Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Цитаты из Альтист Данилов

Читайте в приложениях:
1018 уже добавило
Оценка читателей
4.33
  • По популярности
  • По новизне
  • Мысли, в особенности в людском обиходе, чаще всего становятся известны благодаря их словесному выражению. Но слово, притом скованное привычками языка, примитивно и бедно, оно передает лишь часть мысли, иногда и не самую существенную, а само движение мысли, ее жизнь, ее трепет, и вовсе не передает.
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Ваш звонок я расцениваю как шутку, какую я оценить не могу из-за отсутствия чувства юмора.
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • А вдруг люди и вообще откажутся от всех звуков и шумов, поберегут здоровье. Им надоедят разговоры, а станут они общаться друг с другом, скажем, способом телепатическим. Или каким иным. Да и надо бы! Разве слова способны передать движения мыслей и чувств? Нет. Они – служебные сигналы, они жалки и убоги, как знаки азбуки Морзе.
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Вот всю жизнь так! И не поговоришь как следует с необходимым тебе человеком, не откроешь ему душу, его душу не обрадуешь, не обогреешь, а в суете коснешься лишь случайным словом и унесешься дальше по пустячным делам!
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Что есть жизнь? Жизнь есть страсть. Жизнь есть жажда. Страсть и жажда к тому, что ты принял за свою земную суть. Ты-то, Данилов, знаешь, в чем моя земная суть… А я трусил, трусил, боялся рисковать, боялся нести ношу не по плечу, боялся, что от этой ноши мне не станет лучше, боялся жертвовать собой и потому предавал… Все… Я не верующий человек, но слова Иоанна Богослова меня поразили: „Любовь изгоняет страх… Боящийся не совершен в любви…“ Ты понял? А я боялся, легко оправдывая свою боязнь, и жил легко, я боялся и был не совершен в любви – и к музыке, и к женщине, и к самой жизни.
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Кармадон настаивал на том, чтобы сувениром был отправлен полюбившийся ему комментатор фигурного катания, однако Данилов предположил, что тот уцепится за микрофон и никуда не улетит. Кармадон расстроился, но тут Данилов уговорил его заменить комментатора пространщиком из Марьинских бань дядей Нариком, подававшим Кармадону простыню, однако вспомнил, что дядя Нарик – мусульманин, а они с Кармадоном – вовсе не джинны. В конце концов комментатор был компенсирован кометой Когоутека и леденцами на палочке «Синий бык».
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • «Вот увидите, – сокрушалась одна из дам, – сильное наводнение случится в Африке… Или у нас творог подорожает…»
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • «Экая глупая скотина!» – сказал Кукушкин, но другими словами.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • всегда находился человек, напоминавший о необходимости безумных идей.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Он будто бы пожары в себе тушил и пока лишь сбил пламя.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Данилов всякой мелочи пытался дать разумное объяснение. Старания с луком он, например, истолковал как чисто эгоистический порыв, у него не хватало времени выстаивать очереди в овощных магазинах, вот он и суетился с луком. Кораблям он якобы облегчал участь в Тихом и Индийском океанах, чтобы сберечь их для Бермудского треугольника. Матерные слова попугай Стишковской произносил не в той тональности, оттого и был наказан.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • «Да и сохранить старушек надо, чтобы они сидели на шее у молодых».
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Поначалу ему напоминали о мелочах. Вот он из останкинских небес, прежде чем отправиться в Анды на раздумья, уловив сигнал, бросился вниз и угостил стаканом водки учителя географии, у которого оперировали отца.
    – Жест чисто человеческий, – комментировал Валентин Сергеевич, – добросердечие.
    – Отчего же! – сразу же взбрыкивал Данилов. – Вы будто бы забываете, что алкоголь зло. Он разрушает моральное и физическое здоровье человека. Используя повод, я в понятных на Земле формах хоть немного, но отравил учителя географии. В чем же я тут провинился?
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Валентин Сергеевич очень старался. Это на Земле, да и то лишь с Даниловым, он позволял себе дерзить и даже нагличать, знал, что тот пошатнувшийся. Здесь же Валентин Сергеевич всем своим видом, движениями своими показывал (только кому?), что он личность мизерная и свой шесток знает.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • – А мы и слова друг другу не сказали… А может, и верно: истина – вне слов?
    В мои цитаты Удалить из цитат