Читать книгу «Истина внутри нас: знание, которое исцеляет» онлайн полностью📖 — Владимира Муранова — MyBook.
image

OM.tifНЕМНОГО ОБО МНЕ

Я не был ребенком, наделенным особым даром с рождения. Развитие моих способностей происходило постепенно. В детстве у меня неожиданно появилась тяга к рисованию, потом я начал играть на фортепиано. Родители и их знакомые сначала удивлялись, потом стали принимать это как должное. В нашем доме велись разговоры о том, что я одаренный ребенок. Но не более того... Хотя, признаться честно, я, конечно, баловень судьбы в отношении таких необычных вещей, как встречи с НЛО, встреча с шаровой молнией, от которой мне удалось уйти... Вспоминая себя в детстве, я понимаю, что меня интересовало многое из того, что не было интересно для моих сверстников. У них — самострелы, войнушка, а мне было интереснее наблюдать то, как распус­кается цветок или как появляются ягоды, как живет жук. Понимаю, что все это звучит забавно, но меня эти процессы завораживали много лет. Я любил наблюдать за природой, за молниями, за тучами, звездами. Мама часто вспоминает, что я был фантазером: рассказывал бесконечные истории о том, что в природе от чего происходит, и эти детские рассказы, само собой, веселили взрослых, а во мне укрепили те задатки, которые помогли затем осознавать себя единым целым с природой. А когда ты себя от нее не отделяешь, природа тебе всегда отвечает.

Поверить в существование сил, объяснить которые очень сложно, мне помогла и еще одна моя детская способность. Я не знаю, как это получалось, но когда мне нужно было увидеть кого-то из моих друзей, я садился за стол, брал ручку или карандаш и начинал рисовать круг. Крутил и крутил, не отрывая ручки от бумаги, чуть ли не до черного пятна. Где-то через 10–15 минут тот, о ком я думал, звонил в дверь, мама звала меня, и я радостно убегал погулять. При этом я рисовал круг неосознанно, рука сама начинала выводить круг, а когда все получалось, я относился к этому как к игре в волшебника. Конечно, я и сам удивлялся, иногда специально садился и проверял: неужели и сейчас получится? — начинал рисовать, и друг вновь приходил! Как это происходило? Не знаю до сих пор.

Все это у меня получалось до шестого класса. А когда пришло время познания мира во время полового созревания — как мужчины, когда вокруг женские энергии, — эта способность исчезла безвозвратно.

Еще один навык, который исчез в это же время — это умение вызывать любые запахи. Если мне вдруг хотелось почувствовать приятный знакомый запах ягод, духов, цветов, мне достаточно было несколько раз вдохнуть носом — и все, у меня в носу появляется тот запах, который мне нужен! Часто я использовал эту способность, чтобы заглушать неприятные запахи, вызывая приятные.

После окончания учебы, получив специальность, я жил обычной жизнью. Моя деятельность была связана со строительством: постоянная занятость, можно сказать, работа на износ. Конечно, условия труда не всегда были комфортными, вдобавок нерегулярное и неправильное питание — все это не лучшим образом отразилось на моем здоровье. Я заболел. Медицина в тот момент не смогла мне помочь, а точнее, врачи просто не сумели определить, что же со мной происходит.

По счастливой случайности я встретился с мастерами, которые занимаются тибетской медициной. Именно они и привели мой организм в порядок. Во время тех сеансов у меня впервые проявилось видение, которое не свойственно обычному человеку. Сначала это были просто ощущения. Я чувствовал свое тело немного большим, чем оно есть на самом деле, чувствовал различные изменения и потоки энергии непосредственно во время работы мастера со мной.

Сеансы мастера выглядели нетрадиционно. Мне нужно было просто расслабиться, закрыть глаза и отдыхать. Мастер в это время подходил ко мне, очень аккуратно прикасался к моим рукам, пальцам, точкам на лице, посылая определенные потоки энергии и информации. В результате такого воздействия клетки моих органов откликались и изменялись.

Конечно, во время сеанса я не мог этого оценить, а просто чувствовал некие процессы, ощущал энергию. После сеансов я прошел все необходимые медицинские обследования, и выяснилось, что я абсолютно здоров. Можете представить, каким чудом это выздоровление было для меня?

Во время тех сеансов у меня и проявились некоторые способности. Я видел картинки, о которых не мог рассказать даже мастерам. Такие способности в нашем обществе принято относить к факторам, провоцирующим неадекватное поведение, верно? Я долго никому не говорил об этом. Но однажды дома я смог увидеть за стеной пришедших ко мне гостей. Эта ситуация стала для меня своеобразным ответом — я понял: со мной происходят гораздо большие изменения, чем я способен представить.

Тогда-то я и рассказал мастеру о том, что со мной происходит. Оказывается, он давно ждал от меня такого признания: «Тебе нужно развиваться в этом направлении». Однако тогда я не согласился с ним и продолжил заниматься своей работой, хотя мастер сказал мне без тени сомнения: «Жизнь тебя все равно вернет к этому. У тебя есть способности, есть призвание. Ты должен их использовать, иначе тебя постоянно будут преследовать удары судьбы». Так и получилось.

Спустя полгода у меня на работе начались проблемы, позже наступил момент, когда нечем было даже платить за квартиру. Я оказался в полном тупике. И тут раздался звонок мастера: «Не надумал ли ты учиться?» Я сразу же ответил согласием и начал обучение.

Но в моем случае никакой школы в обычном ее понимании не было. У меня был очень сильный мастер. Во время своих сеансов он держал меня всегда рядом с собой, ничего при этом не рассказывая и тем более не навязывая. Я просто присутствовал на его сеансах, слушал, как он беседует с людьми, наблюдал, как он работает, находился в его поле: ведь поле тоже передает много бессловесной информации. Я понемногу впитывал то, что происходит, и со временем, когда мастер почувствовал, что я готов, он начал со мной практиковать.

Это были различные практики — медитации, духовные беседы, небольшое поднятие уровня сознания, потому что я был больше материалистичным человеком, а нужно было раскрыть себя духовно. Когда мастер почувствовал, что я могу взять то, что он способен дать, мне была показана техника работы. И только после того, как я освоил большую часть техник, мастер позволил мне работать с первым пациентом. Я хорошо помню его напутствие: «Иди и передай ему необусловленную любовь и свет».

Своего первого пациента с его серьезным диагнозом я помню до сих пор. Когда я начал с ним работать, у меня было необыкновенное чувство. Я чувствовал, как по моей голове, по моим плечам словно что-то бежит. Я понимал: меня здесь вообще нет, я — просто проводник. Из моих глаз текли слезы. Было осознание того, что мир бесконечно многогранен и он гораздо больше, чем мы можем себе представить. Мы — лишь маленькая частица этого мира и должны быть счастливы ежесекундно.

Сейчас мои сеансы — это большая работа, которая начинается со знакомства. Сначала мы разговариваем о жизни, исходя из этого, я понимаю природу пациента, его суть, смысл его жизни. Затем мы обсуждаем его физическое состояние, далее часа полтора идет индивидуальная работа. Я прошу пациента лечь на массажный стол. В последнее время я включаю спокойную музыку, чтобы человек не обращал на меня внимания.

Моя работа — это не сеансы психотерапии, я не лечу словами. Работаю с информацией и энергией. Если быть точным, моя работа проходит на клеточном уровне. Я воздействую на межклеточное пространство. Клетки постоянно общаются друг с другом, а окутывающая их жидкость несет в себе либо здоровую, либо болезне­творную информацию. Поэтому когда клетки общаются, рождается новая клетка, уже заряженная информацией. Если изменить информацию той жидкости, в которой плавает клетка, то новая клетка родится здоровой.

За счет естественного обмена клеток происходит обновление или омоложение органов, тканей, люди внешне молодеют, изменяется их жизненный тонус, меняется физическое состояние. Впоследствии это подтверждается медицинскими обследованиями.

Я не люблю, когда ко мне приходят, что называется, просто поговорить, мне нужны все медицинские заключения, чтобы мы могли поработать. За цикл лечения я провожу от одного до семи сеансов — в зависимости от сложности заболевания.

Примерно через месяц (потому как сеансы идут не каждый день, а, как правило, два раза в неделю) нужно снова сделать медицинское обследование, чтобы мы наглядно видели, каких результатов добились. Результаты бывают разными: есть хорошие, есть слабые, но бывает и так, что результата нет. Все индивидуально.

Таков мой путь. С самого первого пациента и по сей день у меня идет постоянная внутренняя работа над собой, я занимаюсь обучением и помогаю тем, кто ко мне обращается. Конечно, в моей жизни были разные периоды. Иногда мне хотелось все бросить и начать жить обычной жизнью, как все, но судьба все равно возвращала меня в русло самораскрытия, познания и духовного роста. Благодаря близким людям, которые всегда меня поддерживали, путь мой менее извилист и запутан, чем мог бы быть без этой поддержки. Я выражаю огромную благодарность и любовь им всем.

Скажу прямо, мне не очень нравится слово «экстрасенс». Я называю себя целителем, моя чувствительная природа восприятия дает мне способности, которые принято называть экстрасенсорными. Однако я отчетливо понимаю: моя целительская практика — это не просто помощь человеку в освобождении от его недугов, а возможность помочь ему поднять уровень осознанности на другие ступени. Это и есть главный результат моих практик, моей школы и моих семинаров.

«Битва экстрасенсов» как школа

На «Битву экстрасенсов» я попал по воле случая. Знакомая девушка, которая лечилась у меня лет пять назад, как-то спросила: «Владимир, не хочешь ли поучаствовать в проекте „Битва экстрасенсов?“» — «Нет, не хочу». — «Но ведь интересный же проект». — «Может быть. Но я не экстрасенс». Тогда она прибегла к чисто женскому лукавству: «А ты приезжай, попьем с тобой чаю в Москве, давно не виделись». Я согласился: «Хорошо, приеду». Приехал. Как оказалось, она позвала меня туда, где проходило испытание с поиском человека в багажнике автомобиля. Конечно, я долго сопротивлялся, но потом согласился на участие.

После победы моя жизнь изменилась в корне. Огромная аудитория, к которой я тогда еще не привык, поскольку всегда работал сам по себе, — дала совершенно другой уровень окружения. Я всегда учился у людей, и во время съемок с участием таких сильных соперников ко мне пришло еще больше знаний, информации, опыта. Для меня это была скорее школа, чем «битва». Даже внутри проекта, когда случались различные трения между участниками, я в противостояния и интриги никогда не втягивался, действовал сам по себе. И вообще считаю, что моя победа — не столько моя заслуга, сколько телезрителей: они почувствовали мое, в общем-то, обыкновенное, человеческое отношение к людям. Многим это близко, многим этого не хватает... Думаю, именно поэтому и отдали мне свои голоса.

Моя Индия

Когда я первый раз приехал в Индию в ашрам Сатья Саи Бабы, пребывая там, рядом со Свами, я испытал такое чувство, будто всю жизнь прожил с определенными масками и образами. Мы навязали себе очень много образов, и со временем обросли неснимаемыми социальными платьями.

Мы создаем себе образы, вживаемся в них, находим для себя удобную позицию и забываем, кто мы есть на самом деле. А там, в Индии, все эти образы с нас слетают. Мы становимся похожими на оголенный нерв. Как будто знаем себя изначальных. В этом состоянии нет лишних вопросов, нам не нужны какие-то особые ответы. Просто мы пребываем в состоянии необусловленной любви. Она настолько чистая, что каждый человек кажется тебе родным, каждый цветок становится в радость, каждый день в этом мире ты переживаешь счастье. Я такого раньше никогда не чувствовал.

Самое интересное в том, что когда я вернулся из Индии, пробыв там в первый раз не так долго — около трех недель, я заметил, что в моей жизни стали происходить колоссальные изменения. Сегодня я уже понимаю этот процесс. Каждый из нас имеет свое свечение — и когда ваше свечение меняется, то подобный начинает тянуться к подобному. Начинает меняться круг общения, меняются обстоятельства, которые меня вели к тем или иным людям, к тем или иным событиям. И люди, которые были вокруг меня, которым я даже не рассказывал о том, что я был в Индии, тоже начали чувствовать в себе изменения очень интересные. Они говорили: «Странно, но после общения с тобой у нас в жизни начало меняться все в лучшую сторону, как будто некие двери теперь перед нами открываются». Я отвечал, что сам с этим столкнулся, побывав в Индии.

Не хочу, чтобы мои представления возводились в аксиому, и не желаю сотворять кумиров, но утверждаю, что есть такое место в Индии, где люди действительно меняются к лучшему. Таких мест там много. И много духовных учителей.

Премиум

3.62 
(8 оценок)

Читать книгу: «Истина внутри нас: знание, которое исцеляет»

Установите приложение, чтобы читать эту книгу