Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Плутония

Плутония
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
936 уже добавили
Оценка читателей
3.9

В романе «Плутония» отважные исследователи проникают в подземный мир, где встречают первобытных людей, а также ископаемую флору и фауну, давно исчезнувшие с поверхности земли.

Лучшие рецензии
strannik102
strannik102
Оценка:
162

Ожидания почти не совпали с реальностью — книга оказалась куда интереснее и легче в прочтении, нежели представлялось на подступах к ней. Возможно это приятное и знакомое восприятие Плутонии отчасти связано с неким переносом от книг, описывающих реальные путешествия на эту, фантастическую книгу. Я имею ввиду, прежде всего, протянувшуюся в сознании связь Плутонии с книгой Беллинсгаузена об открытии Антарктиды. Суховатый и практически деловой, скупой на описания и почти дневниковый язык Обручева, каким он был добрую первую четверть романа, едва ли не совпадает по стилистике с языком Фаддея Беллинсгаузена — при всём при том, что эти книги разделяют не только жанры, но и целое столетие. И вот эта цепочка-связь позволила сразу включить "узнавание" и "приятие" книги Обручева, увидеть в ней следы книг путешественных и написанных путешественниками, а не кабинетными мечтателями.

Повествование немного оживляется, когда экспедиционный отряд оказывается в недрах и начинаются, собственно говоря, настоящие приключения, открытия, происшествия, случаи и прочие внезапности, свойственные для приключенческой и фантастической литературы того периода (начало XX столетия). Однако и здесь учёный Обручев не входит в конфликт с писателем-фантастом Обручевым, но действует с ним заодно — книга плотно напичкана всякими научными и гипотетическими сведениями и представлениями, начиная от набросков о строении земного шара и его тектонике и геологии и заканчивая уже палеонтологическими и биологическими, включая антропологические, нюансами — вместе с экспедиционерами читатель знакомится не только с начинкой внутренней полости Земли, но ещё и изучает картину происхождения и развития жизни на нашей планете, разматывая этот любопытный клубок в обратную сторону и погружаясь не только в кайнозой и мезозой, но и практически уходя глубже — в обоих смыслах. И потому кроме приключенческой интересности у книги по-прежнему есть и познавательная польза, хотя, наверное, уже слегка устаревшая и по содержанию и по форме подачи...

Читается Плутония на одном дыхании (например, мне, после многомесячных долгопрогулочных тренировок чтения на скорость, на усвоение Плутонии потребовались всего одни сутки) и без всяких засыпательных или зевательных отключений. Что и говорить, порадовал Обручев.

Читать полностью
kim_the_alien
kim_the_alien
Оценка:
81

Немного предыстории.
В нашей семье постоянно идут бои на тему, почему я с братьями не читаю нормальные книги (под нормальными понимаются те, которые родители помнят по своему детству), а Литературе предпочитаю фантастику. Один из моих братьев в итоге настолько ото всего этого устал (потому что стоит сесть почитать, как тут же начинаешь выслушивать нотации), что к книгам перестал подходить вообще. Я же просекла тот факт, что нотации-то читают, но ничего реально не делают, уже давно, так что спокойно читала научную фантастику и только научную фантастику вплоть до недавнего времени. Кстати, я потом все-таки прочитала и Майн Рида, и Купера, и Жюля Верна, и Вальтера Скотта (то, что мои родители считали нормальными книгами) и ей богу до сих пор не понимаю, в чем они реально лучше Лема, Ефремова, Стругацких, Брэдбери и Саймака. Если наших родителей заботит наш интеллект, то чтобы понять , о чем ведет речь пан Лем надо хоть что-то в этой жизни понимать, а язык Ефремова не менее сложен, чем любого другого отечественного писателя из школьной программы. А если говорить о "духовной составляющей", то, честно говоря, прочитав некоторые произведения классической литературы, как-то с воодушевлением начинаешь смотреть в будущее: уж приключения и тем паче фантастика двадцатого века гораздо более гуманные, чем их предшественники. Да и уж давайте говорить начистоту: много ли вы идей почерпнете из того же Дюма? Про Толстого, Достоевского и других столпов я говорить не буду - про них речь обычно не заходит, но вот после Драйзера мне, честно говоря, хотелось пойти и повеситься.
Про Обручева в нашем нелегком детстве речь тоже заходила, но дома в твердой обложке его не было, так что он нас обошел стороной, но зато оказался на электронной книжке. Сначала читать было интересно. Ну, как сначала. Пока они в Плутонию не забрались. Потому что когда они в неё забрались, началось какое-то дикое палеонтологическое сафари в стиле шутера от первого лица. Ладно, им нужен провиант. Сколько ползти обратно непонятно, если есть возможность экономить консервы, лучше ею воспользоваться, так что стрельба по мамонтам, носорогам и быкам меня не сильно коробила - в тайге не место зоо-гумманизму. Но когда эта компания почтенных российских исследователей начала палить вообще во все что движется я как- то приуныла. Да, мне понятно, что в тайге законы цивилизации не действует. Но это вроде приключенческий роман ,а не байки браконьеров. Симпатичный хищник? Не нападает? Еда есть? Мне по фиг, я хочу убивать! Милое травоядное? Надо сфотографировать. Нет, давайте стрелять. Может быть, сначала сфотографировать? Потом сфотографируем, у меня ломка - я уже двадцать минут никого не убивал! Особенно меня позабавила в этом контексте фраза в самом начале книги о том, что из-за царского режима наш дальний восток не освоен, но скоро и тут будет жизнь кипеть. Да не дай бог - из-за таких вот исследователей не то, что амурских тигров в красную книгу заносят, таежный гнус в пору исчезающим видом объявить.
Да и вообще, что в этой книге есть? Моральные дилеммы, объемные персонажи? Нет. Вся эта компания ученых - охотников на одно лицо, различить их невозможно даже по диалогам, и любая фраза могла быть сказана любым другим персонажем. Интересный сюжет? Нет. Описания природы? Ну этого не отнимешь. Научный базис? Неплохой экскурс в прошлое, если путаете девон и плейстоцен, может быть запомните, только периодически спрашивая себя, почему все животные живут в строго своей локации, а климат меняется по мере спуска. Вообще сам автор является здесь нудным экскурсоводом из дарвиновского музея, которого хочется закопать туда, откуда выкопали описываемого им мамонта. А потом начинаются байки браконьеров - "А я вот такенную рыбу выловил", "А я вот шел недавно по тайге- и вижу - мамонт. Да какая белочка - вот такенный мамонт! Ну, я его уложил из дробовика и еъел."
Я не спорю, что, наверное в те времена так и писали, хоть вот взять того же Жюля Верна - его книги мыслей о сафари не вызывают. Оказала ли книга влияние на литературу? вряд ли. Ну даже если и оказала, ну и пусть остается в литературоведческих журналах, детям я бы это читать не советовала. А то мало ли откуда пресловутая детская жестокость. Может как раз и из убитых мамонтов.

Читать полностью
memory_cell
memory_cell
Оценка:
57

Когда эта книга была прочитана впервые, я уже и не вспомню.
А сколько раз была перечитана – не вспомню тем более.
На сей раз всё было обстоятельно, я обложилась крупномасштабными картами и двинулась в путь.
Провела носом по всей Транссибирской магистрали от Москвы до самого Владивостока (20 дней пути) и вместе с участниками экспедиции погрузилась на борт «Полярной звезды» (отличный корабль, даст фору нансеновскому «Фраму»!).
Тут настал черед карты Приморья, потом Камчатки, потом Чукотки и Берингова пролива, и вот оно – море Бофорта. Где-то здесь находится это загадочное место – Земля Нансена, где планета наша выворачивается наизнанку, и начинается путь в Плутонию.

Какой смысл в моих изысканиях? Да нет никакого смысла, как нет ни огромного острова в море Бофорта, ни самой Плутонии, ни её странного неподвижного солнца, ни её рек и морей, ни её обитателей. И всё таки …

Я иногда думаю, как редко мы вспоминаем о вещах общечеловеческих: о тысячелетиях, оставшихся за плечами цивилизации и уж тем более о тяжелых временных пластах, которые легли где-то там далеко во времени, вообще до людей. О том, что не мы первыми открыли и заселили Землю, что целые виды живых существ появлялись, жили, менялись и уходили, сменялись другими, тоже давно исчезнувшими.

Вместе с экспедицией мы уходим не просто на изнанку Земли, но и совершаем переходы назад во времени: с каждым пройденным километром сменяются геологические эпохи, мамонты и носороги уступают место пещерным медведям и саблезубым тиграм, птицы уступают место птеродактилям. Гигантские муравьи соорудили здесь город-муравейник, а в шаге от них щиплют травку динозавры. Даже наши пра-пра-пращуры – они тоже тут, ещё не совсем люди, но уже не обезьяны.

Да, за сто лет, прошедших с написания книги, нам неоднократно рассказали и даже показали на экране всю эту экзотику. Остаётся только сожалеть, что «Плутонию» так и не собрались экранизировать, она имела право быть на экране одной из первых.

И вот что: мне по-прежнему, как в детстве, нравится книга.
Да, стиль автора несколько менторский и учебно-назидательный (этим он напоминает мне книги Ивана Ефремова, которые я преданно люблю уже многие годы), но он нисколько не раздражает меня. Ну вспомню лишний раз о том, что температура кипения жидкости зависит от давления, так ведь никогда не помешает воскресить элементарные школьные знания.
Сейчас я даже не уверена, что «Плутония» - это фантастика, скорее это научно-познавательная литература, преподнесенная в художественно-приключенческом виде.

В который уж раз убеждаюсь, что совет не входить повторно в одну и ту же реку в случае с книгами детства абсолютно неверен.
Старый жёлтый томик из «Библиотеки приключений» с «Плутонией» и «Землей Санникова» летом снова поедет со мной на дачу, и снова по вечерам я буду открывать его наугад и читать с любого места.
Такова уж судьба любимых книг.

Читать полностью
Оглавление