Читайте и слушайте
170 000 книг и 9 000 аудиокниг

Отзывы на книгу «Сказки»

7 отзывов
Shishkodryomov
Оценил книгу

Произведения великого сказочника Вильгельма Гауфа, волею судьбы которому не суждено было дожить и до 25 лет, не просто извечно популярны, каждая полка с детскими книгами выглядит незавершенной, если на ней не упоминаются такие наименования как "Карлик Нос", "Маленький Мук", "Холодное сердце", "Калиф-аист". Неповторимые волшебные миры Гауфа не нуждаются в представлении, но, как и всякая детская литература, получили признание не только у детей, но и доказали свою состоятельность на терпкой ниве педагогического воздействия. Конечно, со сказками все гораздо сложнее и гораздо проще - народная молва и традиции не ставятся под сомнение, хотя порою и выглядят при современном рассмотрении довольно странно. Другое дело - сказки авторские, где тот же Гауф привнес в каждый свой труд какую-то часть своей неповторимой личности, которая не только завоевала популярность среди маленьких читателей, но и получила одобрение старших, доверивших автору мягкий воск еще несформированных детских душ. Задавшись вопросом приоритетов в сказках Гауфа, чем мог он привлечь многочисленных воспитателей, мысленно возвратился к текстам самых популярных сказок автора.

Волшебное вмешательство, как обязательный атрибут, имеет место во всех его основных трудах, хотя и не всегда есть во второстепенных, но, несомненно, блещет разнообразием. Так в "Маленьком Муке" присутствуют туфли-скороходы и волшебная трость, в Карлике-Носе - целая индустрия превращений с помощью лечебных трав, в "Холодном сердце" - исполнение желаний с помощью волшебников, в "Калифе-аисте" - волшебный порошок. И, если Маленький Мук изначально обиженный судьбой и злыми людьми, выстрадал волшебные предметы (он получает их в качестве компенсации за горести и муки, открывая для себя возможности показать лучшие свои стороны), то калиф Хасид, уже обласканный фортуной, приобщился к волшебству с явным намерением судьбы проверить его человеческие качества. Жениться вслепую, очевидно, для калифа равносильно подвигу пионера-героя. Самые обычные люди - Питер Мунк и Якоб-Карлик-Нос подвержены вмешательству в их жизнь волшебных существ. Питер долгим и тернистым путем избавляется от воздушных замков, которые у современного человека должны олицетворять порок, жадность, тщеславие и тягу к гламуру. Бедному же Якобу вообще выпали на долю длинные и унизительные годы лишений, всего лишь за невинную попытку грубо обойтись со старухой, которая вполне этого заслуживала. Вероятно весь цинус в том, что Якоб представлял торговое сословие, к которому предполагаются особенные требования. Момент неуважения к старшим присутствует как и в "Холодном сердце" (Питер Мунк забыл о сыновнем долге), так и в "Маленьком Муке"(повествование идет от имени отца, который рассказывает историю сыну, прежде чем выдрать его за непочтение к Муку) . За подобный проступок в сказках Гауфа карают показательно и безжалостно.

Как водится, справедливость в итоге восторжествовала везде. Все герои выстрадали прощение (можно заметить, что страдания находят любого главного героя сказок) и даже кое-чему научились по ходу повествования. Лизбет ожила, Хасид вернул свое положение (попутно оказалось, что он был относительно справедливым правителем), Якоб оживил гусыню, Мук получил назад свои вещи. Верхом возмездия справедливости является малоизвестная сказка Гауфа "о гульдене с оленем", где главному герою пришлось предварительно и довольно рано умереть, чтобы его злые братья обломались с наследством и смогли ощутить всю глубину собственных заблуждений. В раскаяние братьев верю с трудом, но во всех остальных сказках оно налицо. Таким образом, если кратко подытожить, то основными идеями творчества Гауфа можно бы было посчитать:

1. Вселенскую справедливость.
2. Скромность (она же смирение).
3. Уважение к старшим.

В итоге, волшебство не встречается в мирах Гауфа повсеместно, он делает лишь небольшое допущение, дабы предоставить возможность своим героям проявить то, что было заложено в них изначально природой без всякого волшебства.

Остается только догадываться - какой именно проверке и какой именно колдуньи подвергся сам Гауф, если ушел навсегда так рано и успел сделать так много. Судя по всему, волшебные испытания Вильгельм Гауф вполне осилил, потому что не пожелал возвращаться в этот мир, столь несовершенный и столь нуждающийся в лечении. Но в этой области он преуспел еще при земной жизни, ибо на его сказках выросло не одно уже поколение людей с холодными сердцами, грубых братьев Куно и завистливых слуг султана. Может быть без сказок Гауфа их бы было намного больше?

majj-s
Оценил книгу

Все-таки она была первой. История красивого мальчика, обращенного колдуньей в уродливого носатого карлика. Вспоминала сейчас, в каком виде пришла ко мне (ну явно не в книге). Нет, не мультфильм, мультиком по Гауфу был "Маленький Мук" и показывали его часто перед новым годом. Оттого ассоциации особенно праздничные: мандариново-оранжевый тюрбан на Муке, такой же, формой и цветом похожий на мандарин, светильник в доме колдуньи-кошатницы.

"Калиф-аист" на пластинке. Виниловый диск с записью театральной постановки. То есть, теперь знаю, что то была студийная запись, но воспринималось тогда именно как телеспектакль, включенный без изображения. Бедный наивный калиф. Ну почему он никак не мог вспомнить этого слова. "Мутабор-мутабор-мутабор" (на всякий случай запоминала потверже. А ну, как случится оборотиться аистом?)

"Холодное сердце" - да, в книге. Сборник, только Гауфа сказки там были. Андерсен, Братья Гримм и вот эта. Она показалась жуткой отчего-то. Степенью ужаса, превосходящей пределы, которые может вместить отдельно взятое существо. Сопоставимой разве с гоголевской "Страшной местью", момент откуда с мальчиком, накрытым простыней - квинтэссенция ужаса для меня. Оттого и не смогла заставить себя смотреть мультик, шедший в российском прокате под тем же названием, основой "Снежную королеву" имевший. И песенке из него, спетой красивой мамочкой за рулем авто для милашки-дочери на заднем сиденье, порадовалась. Френдлента в соцсети принесла. Но магия названия отпугнула от просмотра оскароносной анимации.

А еще удивительной красоты книга, которую мама выпросила у кого-то из знакомых для меня на неделю с условием читать очень аккуратно. Никаких валяний на диванах, никакой еды во время чтения. Угу, сидя за столом (ну, и немножко на диване, что уж там). Большая, формата А4, на мелованной бумаге с потрясающими иллюстрациями. Вот там, кажется, все сказки Гауфа. Но запомнился лучше всего инфернальный "Корабль-призрак". Отравив налетом вторичности все, что довелось в дальнейшем видеть-слышать-читать на ту же тему. Вплоть до "Пиратов Карибского моря".

Вспомнила - "Карлик Нос" был игрой. С картонным полем, кубиком и фишками "вы не сумели приготовить паштет, вернитесь на десять шагов назад". И сказка прилагалась к ней в виде инструкции. Потрясающая сказка с невероятным посылом и одной из самых гуманных моралей, с какими довелось сталкиваться в жизни. С тобой может случиться что-то страшное вовсе без твоей вины. Отчего социум оттолкнет, близкие отвернутся, да и сам себя узнавать перестанешь. Не рад себе будешь - точно. Оставайся человеком. Помогай тем, кому хуже. Совершенствуйся в своем деле. И не думай о награде.

А вы знаете, что человек, подаривший все эти сказки, всего 25 лет на свете прожил?

Lady_Mary
Оценил книгу
Чем дальше мы заходим в своем стремлении поскорее стать взрослыми, тем приятнее снова возвращаться в детство. Стоит только вообразить себе вечер, теплую кровать и маму с книжкой сказок, как в груди начинает щемить от этого полузабытого ощущения, все реже просыпающегося в наших сформировавшихся организмах. Отныне мы воспринимаем сказочный мир немного по-другому, с небольшой долей скептицизма (этого не отнять), но сказочный мир продолжает встречать нас с раскрытыми объятиями, невзирая на возраст, социальный статус и вероисповедание.
Закройте глаза, начинается сказка!
За что маленькие дети любят сказки? Отбросим в сторону новые миры и захватывающие сюжеты - дети любят сказки из-за героев. После прочтения в их головах остаются насыщенные образы принцев в сверкающих доспехах, золотоволосых принцесс и туповатых злодеев. Из-за высокой концентрации офигенности всего происходящего, сказочный мир представляется чаду улучшенной версией обыденного. Во сне он обязательно нацепит сияющие доспехи, оседлает вороного коня или единорога и спасет прекрасную царевну из цепких лап людоеда.
Сказки Гауфа также изобилуют образами, но это не те образы, которые впоследствие дети хотели бы на себя примерить. Вот честно, какому ребенку захочется стать карликом, меланхоличным вельможей или чумазым угольщиком?
Вот в этом и кроется обаяние сказок чудо-немца: его героев закидывает камнями ребятня, их гонят отовсюду, нередко их не признают родители. Сказочные герои Гауфа совершают ошибки, но, как ни странно, эти ошибки тебе хочется совершать с ними раз за разом, хотя бы ради того, чтобы улыбнуться в конце и перевести дыхание (конец то счастливый). Нет, угольщик так и не станет прекрасным принцем, да и стеклянный человечек больше никогда не появится под косматой елью, однако можете быть уверены в одном - все эти герои останутся с вами навсегда, вытеснив принцев и принцесс, покрытых амальгамой.
ChydoSandra
Оценил книгу
«Мы невольно чувствовали себя перенесенными в эту страну, мы совершали с Синдбадом его чудесные путешествия, гуляли по вечерам с Гаруном аль Рашидом, мудрым повелителем правоверных, знали его визиря Джафара так хорошо, как самих себя, – словом, мы жили в тех рассказах, как ночью живешь во сне, и для нас не было времени дня прекраснее того вечера, когда мы собирались на лужайке и старый раб рассказывал нам»

Давно у меня на полке стояла книга сказок Гауфа в издательстве «Классики и современники», было впечатление, что я её и открою и как минимум половина сказок окажется мне известной, но нет. Вообще не одной. Все сказки этого автора раньше обходили меня стороной, или я их.
Книга поделена на четыре раздела, каждый из которых связан отдельной историей, в рамках которой и происходит повествование сказок:
1) Караван - включает в себя шесть сказок;
2) Александрийский шейх - в бумажном издании три сказки, в электронной версии, скачанной с литреса была ещё дополнительная четвертая сказка «Еврей Абнер, который ничего не видал» (достаточно жестокая и видимо по идеологическим соображениям не напечатанная в советское время);
3) Харчевня в Шпессарте – пять сказок;
4) фантасмагории в бременском винном погребе – отдельное произведение, не сказка, а действительно фантасмагория.
Большая часть сказок на восточный мотив, во всех так или иначе присутствует волшебство. Лично мне больше всего понравились «Рассказ о корабле привидений» и «Рассказ об отрубленной руке».

George3
Оценил книгу

Сказки Гауфа существенно отличаются от сказок Перро и Братьев Гримм, не только содержанием то страшным, то грустным, но и своим социальным наполнением. В них чувствуется дух Ближнего Востока. Они отличаются и своим построением, будучи разбиты на три части, каждая из которых объединена общей идеей. И воспринимал я их по другому, более серьезно , с большим напряжением своих еще не сформировавшихся до конца мальчишеских мозгов. Потом, гораздо позднее, когда я читал сказки, рассказанные Шехерезадой,мне вспомнились именно сказки Гауфа, особенно их первая часть "Караван".

David Murasov
Оценил книгу

Книга просто волшебна. Зачитывался, прочитывая целую историю за раз на одном дыхании. Все очень интересно!

Анонимный читатель
Оценил книгу

Крууууттооо!