Книга или автор
4,3
420 читателей оценили
388 печ. страниц
2017 год
18+

Мой шепот был еле различим, но Алекс меня услышал и, улыбнувшись, зарылся руками в мои волосы. Притянул на минимальное расстояние, так резко, что на мгновенье мои глаза расширились, это было какое-то рваное, дикое движение. Я ощущала его дыхание и понимала, что между нашими губами осталось всего пара миллиметров. Внезапно он сказал:

– Ничего. Достаточно одного желания…

И меня закружило в вихре безудержного дерзкого и страстного поцелуя. Я знаю грань, всегда знала. Есть лёгкий поцелуй, есть углубленные, но этот был из разряда: безудержных. Обычно подобными поцелуями вознаграждают во время самых интимных деяний…

– То есть ничего такого, что не может быть между мужчиной и женщиной.

Я приподняла бровь и решила прекратить эту пытку допроса, задала явственный вопрос:

– Ты намекаешь на секс?

– Я намекаю на то, что ты – Фиби должна расслабиться! Хватит делать вид, что у тебя всё хорошо.

– У меня всё хорошо. – С нажимом произношу я.

Катрин обиделась, даже отвернулась, но мне было всё равно! Она знает историю отчасти, только то, что Стив больше не мой парень.

Алекс встретил нас около клуба. И был он во всём чёрном, словно сама смерть послала свое всадника апокалипсиса, чтобы он изменил мир. Видимо изменениям подвергнется мой мир. Он шикарен, во всех проявлениях, даже в этом лениво-оценивающем взгляде. Пробежавшись по мне глазами, сексуально улыбнулся и мысленно я испустила протяжный стон. Его черты лица, то, как он держится, как говорит и как выглядит, меня привлекало абсолютно всё. Стив и Алекс, они совершенно не похожи друг на друга. И Стив никогда не пленял меня, не вынуждал переступать через себя по собственной воли. Вся моя мания связана исключительно с гормонами но, чёрт побери, мне даже этот факт устраивает. Волевой подбородок, красиво изогнутые брови, всё те же чёрные глаза…

Невозможно смотреть на сексуально притягательного по всем параметрам мужчину и не думать об этом. Может быть, кто-то и может, я явно не отличаюсь подобной силой воли. Знаю, что Алекс чувствует это и иногда я чувствую себя прискорбно, так как раскрывать карты заранее я не привыкла, а особенно когда их читают закрытыми.

Мысли о соитии всё чаще и чаще посещали мою голову, и я старалась об этом не думать, когда его нет и не могла остановиться, когда он рядом. Всё внутри меня кипит и пытается вырваться наружу. Иногда я думаю, что не могу больше терпеть, но продолжаю держаться, продолжаю делать вид, что он меня не волнует.

– Хорош… – Еле слышно прошептала Катрин, как только я приметила Алекса.

– Не спорю. – Подтвердила я.

И встретили меня тёплые объятия, сильные руки прижали к себе. Несколько девушек проходящих мимо нас вдруг оценивающе посмотрели на меня, а я лишь ехидно улыбнулась, тем самым показывая, что плевать я хотела на чьё бы то ни было мнение, особенно если оно обо мне. Не скрою, мне льстит, как же мне льстит, вот эта явная зависть!

Отстранилась, посмотрела в глаза и вспомнила, что Алекс особого желания не питал к конкретному клубу. Он впервые был против, я же расценила это как стеснение, ведь туда ходят только «золотые дети».

– Почему ты против? Будет весело? – спросила я Алекса перед входом в известный на всю округу клуб.

– Просто чувствую себя неуютно. – Алекс пожал плечами.

А мне хотелось танцев, алкоголя и развлечений и поэтому, наплевав на его якобы неудобство сказала:

– Я очень хочу пойти туда с тобой. – Я обняла его за шею. – Там будут ты, я и музыка…

Магнетизм возник сразу же. Алекс притянул меня ближе и слегка склонив голову прошептал:

– Как скажешь, милая…

А дальше последовал лёгкий, словно воздух поцелуй. Я даже не собиралась отторгать его. Закрыв глаза, просто насладилась моментом.

А вот охранник смотрел на нас удивлённо, даже очень. Нужно заметить тоже удивилась, ведь целующиеся пары это уже давно не новость. В конце концов, мы живём в двадцать первом веке.

Выпила я всего пару глотков шампанского, моя душа тянулась танцевать, и я решила не отказывать себе в таком удовольствие. Тем более мне грела душу мысль о мщение! Я так и хотела показать всему миру, что всё ещё способна заставить трепетать и самой себе доказать свободу. Тяну Алекса за руку, он подчиняется, и я вывожу нас в поредевшую толпу. С ритмичной музыки ди-джей перевёл нас на медленную, но чувственную композицию.

Я иду первой, как фрегат, бороздя волны, но внезапно меня резко тянут за руку и я буквально закручиваюсь в объятиях Алекса. Я привыкла носить обувь на каблуках, причём не просто на каблуках, а на высоких каблуках. Никогда не любила платформу, искренне считаю данный вид обуви не сексуальным и не удобным. Ещё в школе надо мной подтрунивали, при этом говоря: «Тебе легче сломать себе ноги, чем признать свою неправоту!». Чаще всего это говорила моя одноклассница – Ария.

Немного раскачиваясь, наклоняю голову на бок, чтобы дать доступ к шее. И через несколько секунд чувствую прикосновение, Алекс прикоснулся к мочке уху, а после, зарывшись носом в волосах втянул воздух. И поняла – действия Алекса меня дурманят, я забываю обо всём.

Надеюсь, что сюда не пускают журналистов, иначе завтра я буду первой новостью. Вскинув руки вверх, я опустила их сначала на голову, потом мучительно медленно, немного касаясь ногтями кожи, повела вниз по шее. Наши тела были настолько близки, что я почувствовала, как мощно забилось сердце в груди, не в моей груди.

А дальше сначала плавные движения, потом более пластичные. Спиной чувствую пуговицы на его рубашке и, позволив себе прижаться спиной ещё сильнее повернула голову и посмотрела в затуманенные глаза, но смотрели на меня лишь миг, так как его губы властно накрыли мои. И я победно подумала, что оставаться «Джентльменом» сегодня ему будет сложнее, чем вчера или несколько недель назад.

Это был намек, и он это понимал, я позволила себе весьма раскованные движения. Честно признаться, я хотела довести его до этого, хотела посмотреть на реакцию и я её в прямом смысле почувствовала. Огонь страсти вновь разгорался, я не хотела прерывать наш контакт и как только поняла, что Алекс отстраняется, то одной рукой придержала его за голову и развернулась лицом. Уже сменилась музыка и, кажется, танц-пол снова стал заполняться, я почувствовала жжение в том месте, где его быть вовсе не должно быть. И Алекс отстранился, я же почувствовала рвущее желание закончить начатое и желание это преобладало над всем!

Несколько секунд он смотрел на меня, просто внимательно рассматривал, потом взял за подбородок, наклонился к уху и шепнул:

– Не испытывай меня…

И в этот миг мне захотелось вспомнить детство, а именно тот момент, когда я могла позволить себе попрыгать. Тогда от счастья, сейчас от осознания локальной победы. А ведь она была, Алекс стал сдаваться и медленно его рука поползла вниз, я чувствовала, медленно, но верно она ползла вниз!

– Ты же джентльмен, – подмигнув, подытожила я.

Криво ухмыльнулся и внезапно посмотрел за мою спину и смотрел он куда-то наверх. Я хотела повернуться и проследить за взглядом. Но мне этого не дали, просто удержали на месте, мягко и при этом властно, а я даже не возмутилась. Для меня это странно, очень странно, даже немыслимо.

– Потанцуй, я скоро приду. – Отрывисто словно это приказ сказал Алекс и обошел меня.

Такой исход мне не понравился, я вдруг поняла, что начинаю переживать. И ещё эта резкая смена настроения. От лёгкого возбуждения ничего не осталось, он был максимально сосредоточен. Не успел уйти, я неуловимым движением схватила его за руку и Алекс остановился, при этом его левая бровь взметнулась вверх. Реакция понятна, не понятно, почему я вообще решила что-то сделать?!

– Куда ты?

– Я сейчас, потанцуй. – Подошёл ближе, посмотрел в глаза. – Я так люблю наблюдать, как ты танцуешь…

Помогло, отпустила и глупо сама себе улыбнулась, так как Алекс, уходя, даже не развернулся. Вскоре толпа поглотила его, а я осталась, хмуро смотря на второй этаж, выискивая не понятно, что и кого. Если бы не Жасмин я, наверное, бы так и стояла, мне вручили бокал шампанского и увели.

Марк смотрел через стекло, прекрасно понимая, что она его в этот момент не видит и возможно даже не подозревает, что он смотрит.

– Ну что ж. – Грэг потёр руки. – Мы обо всё договорились?

Марк даже не повернулся к своему собеседнику, просто продолжил смотреть за изящной фигурой, которая так быстро прибирается через толпу. Милое личико в обрамление густых тёмно-каштановых волос, хрупкая, непосредственная. Не знай, он её, то подумал бы, что это сам ангел спустился с небес и подарил человечеству убежище от земной кары, но он её знал. Знал, что эта девчонка обладает взбалмошным характером, и она так напоминает свою мать.

Отец часто рассказывал про неё и Марк искренне думал, что она такая же, но нет, Фиби больше похожа на отца, если рассматривать со стороны мышления и восприятия действительности. Что-то в этой хрупкой девушке кричало о своей непоколебимости к любой ситуации и ему непременно хотелось подмять её под себя, заглушить эту уверенность в себе, заставить подчиняться. Не только в сексуальном плане, хотя этот вопрос так же был важен. Он хотел её душу, хотел полного подчинения. Зная свою привлекательность, Марк всю жизнь ею пользовался и сейчас, хотя первоначально Фиби пыталась не обращать на это внимание, пришлось предложить свои правила игры и теперь она идёт по нужной тропинке. Туда куда ему нужно. Не догадается, не поймёт, е просчитает.

– И кто эта птичка?

Грэг рыскал глазами по головам танцующих в поисках тёмноволосой девушки, той, которая ещё двадцать минут назад была прикована к Марку.

– Дочь Уолтера. – Не стал врат парень.

– Ммм… – Протянул Грэг. – И что она тут забыла в твоём обществе?

Марк хмуро ухмыльнулся, и на его лице появилось зловещее выражение. Он искренне ненавидел женщину, родившую Фиби за всё её прегрешения, за то, что Том – его отец, когда-то имел глупость её полюбить. И смотря на Фиби понимал, что это больше чем месть, да и какая там может быть месть, если бы он хотел отомстить, то придумал бы более изощрённый метод, чем просто секс. Ему нужна её душа, тело и смотря на нее, он не понимал до конце, что из этого более приоритетно!

– Видимо меня.

– Да? – Явно удивился Грэг. – Разве не…

Марк резко развернулся к своему оппоненту и смерил его холодным взглядом, Грэг решил не продолжать мысль.

– Будет жемчужиной в моей коллекции. Больше тебе знать ничего не нужно.

Марк практически вышел. Как услышал брошенные слова в спину.

– И когда я могу ожидать исполнения нашего договора? Надеюсь, что скоро.

Грэгу очень нужно было это, так нужно, что он был готов пойти на сделку с Марком. Рисковал, очень рисковал, но обстоятельства были выше всего!

– Да.

Не оборачиваясь, бросил Марк. Не успел он спуститься по лестнице как на экране телефона высветилось имя «Магдален». Марк начинал медленно злиться, так как Магдален служила ему для физических утех, а она считала иначе. Марк это понимал, но даже дочь Холда не будет для него чем-то большим, так как он уже на своём месте, всё просто.

Пройдя к тому столику, за которым сидела Фиби, Марк обнял девушку за плечи, она невольно вздрогнула и мгновенно повернулась.

Марк смотрел на меня с улыбкой, и я уже забыла, что буквально несколько минут назад сидела и думала, что с ним могло что-то произойти. Меня впервые посещали странные мысли, я рисовала ужасные образы, пару раз уходила в туалет, снова возвращалась и почему-то верила, что всё хорошо, и он сейчас появится. Такого со мной не было никогда. За Стива я тоже переживала, но в наших отношениях было всё лаконично, он бы не ушёл никуда, не поставив меня в известность, куда и зачем. А вот Алекс просто ушёл, просто поставил перед фактом и я даже не успела вдоволь на возмущаться.

– Куда ты ушёл?

– Никуда.

Я прищурилась, попыталась понять врёт ли он мне или готовится соврать и тут услышала:

– Я был здесь, просто увидел знакомого. – Совершенно невозмутимо сказал Алекс.

На его лице не было ни тени сомнения, ничего такого, за что можно зацепиться, совсем ничего. Расставшись со Стивом, я стала подозрительной ко всему и иногда этим сама себя выводила.

Алекс взял меня за руку, притянул ближе и, смеясь, сказал:

– Неужели я слышу в твоём голосе подозрение.

И тут я поняла, что меня не только читают изнутри, но ещё и предугадывает все мои слова. Я не хотела показывать своих соображений, ведь пока сидела, вариант с другой девушкой тоже был тщательно рассмотрен.

– Тебе показалось. – Лгу я.

Глава 4

Кардиология – я раньше понимала только общий смысл этого слова, даже на первом курсе ещё не понимала всю целостность. А сейчас вкусив всё то, что действительно мне предстоит делать полюбила, осознала и поняла, что это будет делом всей моей жизни. Я не боюсь крови, не боюсь предпринимать решения в критических ситуациях, я осознаю и отдаю отчёт. И самое главное за годы учёбы понимаешь, что сердце это не просто орган – это целый механизм. И самое важное каждый из нас понимает, что в дальнейшем предстоит спасать, продлевать и иногда терять жизни… Это вторая сторона медали, да все мы надеемся, что летальных исходов не будет, но на сто процентов ничего нельзя обещать. Даже в руках мастера бывают ошибки, даже кардиологи экстра-класса ошибаются. Как жаль, что предвидеть всё невозможно…

А вот моя сердечная мышца была больше похожа на затухающий костерок после битвы. И что-то мне подсказывает, что это затухающее пламя вновь способно поднять адово пекло и сжигать меня изнутри. Иногда хотелось забиться в угол, просто свернуться в комочек и закрыться от всего мира. Я испытывала двойственные чувства, хотелось, до жути хотелось отомстить, так чтобы ему тоже было больно и внутри всё ныло, как и у меня! А в какой-то миг я ловила себя на обратном. Да, возможно не стоит опускаться до уровня Стива, да вот только чувство несправедливости говорило об обратном. И в порыве злости я накручивала себя сильнее и сильнее, и в конечном итоге моё сердце становилось просто органом, но только уже не чувств, а маленьким источником питания. И питала я отнюдь не радость!

Алекс пропал на полторы недели. Его просто не было, словно его никогда не было в моей жизни… Странное сравнение, но иногда мне так и казалось. И я не могу сказать, что скучала или постоянно вспоминала. Могу сказать, что он не давал про себя забыть. Безудержная страсть, которой он воспылал ко мне, его адские, поистине испепеляющие касания приводили моё сознание в состояние обречённости. И каждый раз я с немыслимыми усилиями утихомиривала нарастающую бурю. Знала, что медленно, но верно сдаюсь и каждый раз останавливалась, пыталась не дать себе совершить ошибки. Моё тело кричало и вопило, но я упрямая и не давала себе свободу. И иногда это было так сложно.

Возможно моё отторжение самому факту, тому факту, что между нами может быть секс как раз, и связан не с моими внутренними переживания. Скорее всего, я не давала себе воли только из-за Стива. Где-то там внутри что-то всё ещё продолжало хранить ему верность. Хотя касался меня другой и от других прикосновений я трепетала.

Алекс звонил именно в тот момент, когда я про него вспоминала, словно чувствовал это. Спрашивал, как у меня дела и всё ли хорошо, иногда говорил, что скучал. А я отвечала, что тоже, но это тоже постепенно рассеивалось, вдали от него я чувствовала себя спокойнее и проще говоря, мне было хорошо. Только когда он рядом я чувствовала бурю эмоций, наваждение. Всё чаще мне снились эротические сны, причём наполнены они были довольно-таки неклассическими сценами.

Учёба в Оксфорде, постоянная нервотрёпка из-за грядущих экзаменов, редкие, но меткие звонки Алекса постепенно давали мне возможность забыть Стива. И я на короткий миг подумала, что освободилась от всего, что меня когда-то с ним связывало, но я так ошибалась.

Ещё один короткий и мучительно болезненный звонок, он опять напомнил мне о том, что где-то там внутри что-то всё ещё стонет и болит.

Поговорив с Кирой, я положила телефон и направилась в ванну. Теплые струи воды согрели меня, но тепла в душу не принесли. Надев махровый халат, я по привычке подошла к телефону и увидала, что мне оставили голосовое сообщение. Пять минут бурного рассказа незнакомки затуманило мой разум. Девушка всё говорила и говорила, а я застыла на одном месте не в силах даже пошевелиться. По сути, это был откровенный бред, но тогда я была уже оскорблённой и поддеть меня, не составило труда.

Похоть, развязность, наркотики, женщины это основные моменты, что были описаны в красках, не поверить было невозможно. Слишком умело голос в трубке апеллировал фактами, которые были известны только мне. Тогда я поняла, что как бы, не хотелось мне простить Стива, я, к сожалению, а возможно и к нашему обоюдному счастью не смогу никогда!

Я не плачу, никогда не плачу, но в тот вечер одинокая слеза потекла по моей щеке, и я набрала номер Алекса.

Пальцы мои дрожали, и капелька игристого шампанского упала на дорогое напольное покрытие.

– Фиби? – На том конце провода Алекс был явно удивлён звонку в одиннадцать часов вечера.

Набравшись храбрости и сделав ещё один весомый глоток алкоголя, я уверенно произнесла:

– Я соскучилась. – Пауза – Придёшь?

Молчания в трубке так и не последовало, потому что Алекс ответил быстро и чётко, словно всегда был готов это сказать.

– Да.

Алекс звонил всегда сам, я никогда не отличалась такой прыткостью и поэтому удивление моему звонку понятно и даже объяснимо. А ещё весьма прозрачно, зачем я его зову, взрослый мужчина не мог этого не понять. И самое интересное, что я не чувствовала себя ущербно или униженно. И вот так предлагать себя мужчине я не привыкла, но какая-то нужда в этом была. Чувство мести затмевало всё то, что я могу чувствовать в такой момент. Не было чувства предвкушения… И уже не было нужды сдерживать себя, я хотела акта мщения гораздо больше, чем самого слияния. Знала, что мой поступок меня не оправдывает даже в собственных глаза, но я хотела этого.