Отзывы на книги автора Викентий Вересаев

25 отзывов
Tarakosha
Оценил книгу

В связи с давним интересом к медицинской тематике, эта книга рано или поздно должна была попасть в мое поле зрения и соответственно быть прочитана.

Книга, написанная серьезным практикующим врачом не на уровне жж-ных баек, вдвойне интересна, так как рассказывает не только забавные курьезные случаи, встречающиеся на профессиональном поприще, но и поднимает серьезные проблемы и вопросы, возникающие на пути каждого серьезного врача, коими он может поделиться, тем самым давая понять, что врачи такие-же люди, которым свойственно сомнение и неуверенность, страх и отчаяние.

В. Вересаев , будучи в первую очередь врачом, а потом писателем (хотя тут очередность не настолько существенна, так как в обеих областях он сумел проявить себя достойно), не понаслышке знаком со всем, о чем говорит в своей книге.

Рассказывая о том, с чем ему пришлось столкнуться на своем тернистом и длительном пути овладения азами профессии врача, когда окончание института -это только первая ступень на крутой и чреватой опасностями и душевными муками/терзаниями, связанными с ответственностью за чужие жизни и здоровье, автор предельно откровенен и дает почувствовать, что врачи такие-же люди, не всегда, а порой и часто не знающие на 100 % правильность поставленного диагноза и соответственно сделанного назначения, так как одни и те-же симптомы могут указывать на несколько заболеваний, и только опыт, складывающийся как из удач, так и неудач, оборачивающихся смертельными случаями, раз за разом помогает овладевать премудростями и тонкостями в деятельности человеческого тела.

Книга изобилует врачебными случаями из практики, демонстрируя насколько многообразно проявление недомоганий бренного тела, рассказывает о теоретической подготовке, которая, как водится, без практики -ничто, о проблемах, с которыми сталкивается начинающий врач, а также медицина в целом, которой помочь могут только опыты на живых организмах.

Всем неравнодушным к медицинским вопросам - рекомендую.

Melanie
Оценил книгу
Не может существовать такой науки, которая бы научила залечивать язвы с торчащими в них гвоздями; наука может только указывать на то, что человечество так не может жить, что необходимо прежде всего вырвать из язв гвозди.

Когда-то я мечтала стать врачом. Я видела в этой профессии возможность помогать людям. Врачом я не стала, сдалась, когда попыталась выучить биологию к экзамену и поняла, что не судьба. Но, прочитав эту книгу, мне удалось увидеть оборотную сторону этой профессии и вообще медицины как науки. Я не читала более никаких "записок врачей" или подобного и потому мне не с чем сравнивать, может оно и к лучшему.

Несмотря на то, что книга была написана в период 1895-1900 годы, то есть более ста лет назад, некоторые ее вопросы актуальны до сих пор, а на некоторые интересно взглянуть с позиции истории развития медицины и многое ли изменилось за это время.

В начале мы встречаемся со студентом, который только-только начинает постигать такую науку как медицина, а заканчивается книга, когда этот студент, закончив институт, проработал 7 лет врачом.
Эту книгу нельзя назвать автобиографией, хотя автор приводит множество примеров из личного опыта и все, о чем он рассказывает, он пережил и пропустил через себя. Эта книга скорее сборник "статей", в котором автор рассматривает вопросы медицины и, главным образом, ее моральную и этическую стороны.

Каждая глава посвящена одной теме/вопросу: вивисекция, опыты над живыми людьми, материальное положение врачей, врачебные ошибки, новые лекарства и методы лечения и т.д. Вопрос по поводу врачебной тайны автор рассматривает в предисловии к двенадцатому изданию. И, несмотря на то, что и другие болезни сейчас волнуют врачей, и уровень диагностики вырос, некоторые из этих тем все так же актуальны, а главное важны. Например, автор рассматривает проблему образования, то что молодые врачи закончив институт и получив диплом не готовы сразу лечить людей, потому что у них нет должной практики во время обучения. Сейчас конечно есть и интернатура, и ординатура, но кто готов выйдя из института сделать операцию или сразу с хода поставить диагноз, да еще и не ошибиться? Вот и некоторые врачи, о которых рассказывает автор, довольно быстро становятся перед этим вопросом, когда на кону жизни людей. А проблема зарплат? Кто скажет, что это не актуально до сих пор? Автор не голословен и все свои слова подкрепляет цитатами из журналов, газет, выступлений, примерами из жизни. Каждый вопрос, рассматриваемый автором, остро стоит перед врачом, что сто лет назад, что сейчас.

Впрочем, книга интересна не только с морально-этической точки зрения (хотя это основное), но и с исторической. Можно проследить прошлое медицины, медицинского образования. Тем более, что автор также пытается заглянуть в будущее этой науки и предугадать дальнейшее ее развитие.

После книги приводится статья "По поводу «Записок врача»", где автор отвечает на критику в сторону его книги и отстаивает свою точку зрения. И опять же приводит неопровержимые доказательства своей правоты, в отличие от его оппонентов, которые несмотря на то, что являются врачами, закрывают глаза на такие важные вопросы, считая что, написав такую неприкрытую правду, он очернил в глазах обывателя всех врачей и медицину как науку. А ведь даже я, не имея медицинского образования, абсолютно верно поняла его книгу и то, что автор хотел донести до читателя.

P.S.

P.S. Для тех, кто захочет прочитать эту книгу и будет читать в электронном варианте, советую читать этот файл, так как там есть не только сами "Записки...", но и предисловия к первому и двенадцатому изданиям, а также разбор критики "По поводу «Записок врача»".

marina_moynihan
Оценил книгу

...каждый порядочный врач относится с презрением к дегенерату Вересаеву.
(из письма, напечатанного в «Одесских новостях» после выхода книги)

«В современной литературе воплощение вышеупомянутого жанра успешно продолжила Татьяна Соломатина», — такими словами заканчивается аннотация. Сдается мне, поглумиться над аналогичными «Записками» Булгакова издательство не решилось бы (только представьте себе: «славное дело Афанасича успешно продолжает _какой-то_блогер_с_горы_») А ссыкнуть на могилу подзабытого в наши дни Вересаева — эт можно даже с учетом того, что «Записки врача» — серьёзная публицистика, а не худло, где под маркой художественности можно и Систему обвинить, и коллег выставить дурачками, и собой в белом плащ-халате полюбоваться. Это цельная работа, где выводы о таких вещах как врачебная тайна, опыты на людях и животных, необходимость брать деньги даже в случае отсутствия положительных изменений у пациента — продиктованы не утопическими мечтами, а собственным опытом, выстраданы. Вересаев не скрывает недовольства системой образования и медициной в целом, но когда дело доходит до собственных ошибок, он не говорит: «Меня плохо учили, я неверно поставил диагноз, пациент скончался». Он говорит: «Я убил».

Впрочем, для меня больший интерес, чем актуальные по сей день «Записки», представляют «Невыдуманные рассказы о прошлом». Необходимо, правда, брать упреждение: рассказы о храбрых революционерах пугают своей бессмысленностью. Составляют они самую малую часть сборника, но осадочек остается. Храбрые революционеры потрясают кулаками, совершают побеги и разъезжают по делам партии, и, как в том письме счастья, ни черта не происходит. Зато все остальные телеги прекрасны и больше всего напоминают спиритический сеанс, где силами наблюдательного и добросердечного человека воскрешаются забытые слова и характеры. Забавно, что через каких-то сто лет самая простая фраза с оттенком мещанства ли, мужичества ли, даже пылкое послание самоубийцы («кончилась жизнь моя под огнём паровоза») начинают отдавать сатирой. И понимаешь, что не мог писатель опубликовать записку погибшего с одной лишь целью посмеяться над святой простотой, но таково уж разрушительное действие патины времени — не всегда она облагораживает, может и изуродовать. Особенно в глазах современности, к глумлению привыкшей чуть больше, чем к простоватому юмору Вересаева. Отдельные рассказы (особенно из раздела о детях) и вовсе читались бы, как газетные перлы из разряда «устами младенца», если бы не какая-нибудь маленькая деталь, выдающая большого писателя. Так, рассуждение дитяти о плодящемся роде человеческом, который должен все-таки прерваться («девочки разведут одних мальчиков, и тогда конец»), осталось бы достоянием сюсюкающих родителей, но Вересаев заканчивает его эпически — «убоялся бесконечности».

Один рассказ без названия привожу целиком. Актуальный.

Букинисты у Китайской стены в Москве. На картонках надписи:

10 копеек на выбор!
5 копеек на выбор!

Солдат взял огромную диссертацию: «О лечении молочной кислотой женских болезней». Перелистал. Положил, взял другую книгу: «Н. Загоскин. Столы разрядного приказа».
— Полезные книги! Купи — не пожалеешь! По два фунта весом каждая, а цена за обе — всего двугривенный.
Солдат в колебании смотрел на книги, взвесил на руке. Потом раскрыл кошелёк, в колебании заглянул в него.
— Чего думаешь? Покупай!.. В деревню едешь? Вот, на зиму тебе. Лучше не надо! Целый год читать будешь!
Купил.

nad1204
Оценил книгу

Какая же честная и смелая книга! Даже сейчас, сто + девятнадцать лет вперед она поражает, а что было тогда?
Это же вызов! Честно признать, что медицина не только несовершенна, а, по сути, преступна.
Проводятся эксперименты над людьми, ставятся опыты (Да, за ради науки, но ведь никто не хочет такого вот для себя и своих близких?! А кто спрашивает?). И это ужасно.
Вскрытия без согласия родственников, незаконные вакцинации, слабые (и только теоретические) знания выпускников медицинских институтов.
Кто об этом говорил так смело и ярко?
Вересаев прекрасно понимает, что всё это вроде бы и необходимо для новых знаний, открытий, умений, но очень уж безнравственно и ужасно. Да, для всего человечества важно найти панацею от смертельной болезни (не важно какой, список на то время огромен!), но для отдельно взятой семьи потеря кормильца, ребенка, матери может быть не просто страшной — губительной. Да и кто может решать: кому жить, а кому можно и умереть для науки?
Поражают опыты врачей над собой и коллегами, но всё-таки в большинстве подопытными кроликами становились пациенты. Жуть!
Интересно, насколько сейчас всё изменилось?
Я очень уважаю врачей! Считаю, что это профессия, действительно, не для всех и очень ценю профессионалов своего дела. Но...
Порой страшно становится. Когда всё скатывается в деньги. У нас друг умер полгода назад. Ему врачи не могли помочь и это было понятно изначально. Но вот более четырех миллионов с него выкачать успели и даже после смерти (до них, видимо, не дошла эта информация) до сих пор раздаются звонки с предложениями новых процедур. Печально.
Хотя, жажда наживы и желание понять и узнать — это разные вещи. Но итог-то один!

russian_cat
Оценил книгу

Люблю книги о врачах, написанные врачами. Вот и на эту обратила внимание, наверное, около года назад. Думала изначально, что это что-то вроде "Записок юного врача" Булгакова или, может быть, что-то отчасти похожее на "Цитадель" Кронина, только в русских реалиях. Такие примерно были ожидания. Но оказалось все одновременно и похоже, и сложнее, глубже.

Викентий Вересаев тоже (точнее, в том числе) рассказывает в своей книге о том, с чем приходится столкнуться молодому врачу, только-только получившему диплом и впервые встретившемуся с реальной работой (только описывает более раннее время - конец XIX века, но так ли уж много изменилось даже сейчас, больше 100 лет спустя?) Но при этом, если, скажем, сборник Булгакова больше похож на медицинские байки с посылом "Все через это прошли, ничего не поделаешь, со временем научишься!", то Вересаев рассматривает всю медицинскую систему более глубоко и всесторонне. И получается у него все куда мрачнее и безнадежнее... Это не просто воспоминания, но почти философский труд, поднимающий многие вопросы медицины, которые обычно не принято (или было не принято) затрагивать.

Например: каждому ясно, что врач должен учиться. Но много ли найдется желающих подставить себя или близкого человека под нож неопытного хирурга, стать "жертвой" такого обучения? Идя к врачу, каждый человек предполагает, что тот уже должен быть опытным. Но где ему взять этот опыт? Студенты в лучшем случае видят (из-за голов ассистентов и своих однокурсников), как операции производит профессор. Вершина везения - если ему потом пару раз доверят делать перевязки. Но ни разу, ни одному из студентов, учившихся в те же годы, что и Вересаев, не довелось ассистировать при какой бы то ни было операции, не говоря уже о том, чтобы оперировать самому. А потом он получает диплом и уже считается врачом, способным лечить самостоятельно. И еще хорошо, если ему повезет и он попадет в какую-нибудь клинику под начало более опытных врачей, которые могут помочь советом. А что делать тем, которые едут в деревню? Люди ведь там болеют ровно так же и точно так же нуждаются в экстренной помощи, оказать которую врач, делавший до этого операции только трупам, просто не в состоянии.

Вересаев много рассуждает об этом: что же делать? Учиться можно только на живых людях, иначе не наберешь опыта, но как же можно? Стоит ему только вспомнить одну из первых операций, которую он производил на живом ребенке и никак не мог сделать правильно разрез (хотя на трупах все выходило идеально)... Некоторые врачи предлагают приемлемый, с их точки зрения, выход: операции на живых животных. Но...

Вересаев, кстати, немало говорит и о различных научных опытах, проводимых врачами. И волосы иногда дыбом встают от того, как легко можно было экспериментировать над людьми и не только. В частности, есть глава, посвященная венерическим болезням. Животным они не прививаются, поэтому врачи совершенно спокойно прививали их людям, попавшим к ним в больницу с какой-нибудь другой болезнью. Прививали, смотрели, как идет дело, а потом доблестно лечили и делали выводы... Я уж молчу про опыты над животными. Возможно, в каких-то случаях это было необходимо и очень полезно для науки, но до невозможности тяжело читать и о ручной обезьянке самого Вересаева, которую он уморил своими руками (да, он пишет и об этом и о своих чувствах в этот момент) и о собаках, на которых один такой ученый экспериментировал, стреляя им в живот... Не буду дальше, но жестоких моментов в книге много.

Или еще такое: для науки очень важны данные вскрытий, которые помогают понять, от чего все-таки умер больной и была ли совершена врачом какая-либо ошибка. Но что значат все эти аргументы для религиозной матери умершего ребенка, для которой такое "надругательство" делает его потерю в два раза тяжелее? Вересаев, кроме прочего, говорит и о том, что в следующий раз родственники такого ребенка в больницу ни за что не поедут и других детей не повезут, будучи даже при смерти, потому что будут бояться вскрытия...

А роль "подопытных кроликов", уготованная тем, кто не может позволить себе заплатить частному врачу и обращается в клиники при университетах? Именно на них толпам студентов показывают и рассказывают, именно им приходится раз за разом выставлять себя и свою болезнь на обозрение для того, чтобы студенты могли попрактиковаться в осмотре и постановке диагноза. В общем, в этом ничего такого вроде и нет (сама через это проходила, как и все, кто когда-либо лежал в больницах, как я думаю), но... приятного мало. И стоит вспомнить, насколько более стыдливыми были женщины в XIX веке и что они не могли по своему желанию выбрать врача-женщину, каков бы там ни был характер их болезни. Дополнительный удар по психике больного человека, но... никуда от этого не денешься. Учиться-то будущим врачам как-то надо. И именно на людях, а не на манекенах.

Автор еще о многом говорит: и о том, что врачи (как ни странно!) тоже хотят есть, пить и отдыхать; и о том парадоксе, что лечить некому, а молодой врач все-таки не может найти себе место в больнице, чтобы набраться опыта хотя бы за самую мизерную плату; и о том, что необходимо выработать в себе определенную степень черствости к чувствам пациентов и их родных, потому что иначе скоро сойдешь с ума; а еще о том, что совершенно неважны в результате оказываются гнев или горячая благодарность этих самых родных, ведь в обоих случаях ты приложил одинаковые усилия, чтобы спасти человека...

И, конечно, снова о том, что каждый врач вначале бывает неопытным и делает ошибки, не может их не делать, даже и опытный не может не делать, если он живой человек, но говорить и, тем более, писать об этом не принято: это же подорвет доверие к врачам! Как только смеет он писать, что иногда в медицинской среде появляются новые лекарства, которые дают хорошие результаты, но вот только через полгода-год выясняется, что смертность от них в 5 раз выше, чем от старых?.. Как смеет раскрывать "перед профанами" тот факт, что врач иногда назначает "нейтральное" лечение просто потому, что не может поставить диагноз, а не назначить ничего - не может тоже? И, в конце концов, тот простой факт, что медицина не всемогуща и не безупречна, что не существует универсальных "капелек" от любой болезни, что человеческий организм и процессы, в нем происходящие, не до конца изучены, что симптомы некоторых заболеваний очень похожи друг на друга и что подчас сами условия жизни больного не позволяют ему надеяться на выздоровление, врач там рядом или не врач.

Обо всем этом он пишет, правдиво и беспощадно раскрывает, заставляет своих читателей думать. Приводит личные примеры, примеры из практики знакомых ему врачей, в том числе профессоров медицины, а также множество ссылок на статьи в медицинских изданиях. И в результате складывает объемная и довольно-таки пугающая картина состояния медицины вообще и в России конца XIX века - в частности.

И вроде бы ничего такого не написал, о чем бы не знали или не догадывались многие, но о чем просто, как правило, не задумывались. И количество нападок на книгу, обрушившееся на голову автора после ее публикации, говорит само за себя... Не зря она была написана.

DollakUngallant
Оценил книгу

В. Вересаев великолепный критик, литератор, писатель и врач по образованию был участником Русско-японской войны 1903-1905 гг. Он принимал участие в боевых действиях в качестве военврача.
Книга воспоминаний «На японской войне» потрясает яркой детализацией и вскрытием причин произошедшего поражения русской армии в той войне.
Бесконтрольное использование денежных средств, предназначенных для закупок продовольствия и фуража у местного населения. Откровенное воровство денег с помощью поддельных расписок крестьян. Даже была распространена торговля такими расписками на любую сумму.
При этом грабежи и воровство имущества у китайских крестьян и горожан вызвали ненависть с их стороны к русской армии, тогда как поначалу она встречалась ими, как освободительница.
Чехарда и бессмысленная перетасовка русских дивизий по линии фронта.
Полное неумение в организации тыла и обороны.
Несметное число больных, умерших от болезней, их почти столько же сколько погибших в боях.
Крайне плохо поставленая уборка и перевозка раненых с поля боя. Бессмысленная эвакуация раненых из полевых госпиталей, в том числе с полостными ранениями.
Очень показательны доходы военных тех лет:
Главнокомандующий нашей армии (сначала генерал Куропаткин, затем генерал Линевич) получал 12 тыс. рублей в месяц;
генералы русской армии – 8300 руб. в месяц;
маршалы и адмиралы японской армии в пересчете на русские рубли – 500 руб. в месяц;
офицеры японской армии – 30 руб;
солдат японской армии – 5 руб. в месяц;
русский солдат – 40 копеек в месяц.

Россия, русская армия и флот, русский рубль, снабжение и обеспечение тогда были сильны как никогда.
Однако она потерпела сокрушительное поражение. Это был мощный сигнал. До полного краха оставалось чуть больше 10 лет.

В настоящее время, кто бы что ни говорил, российская армия набирает силу. Государство медленно, но уверенно богатеет.
Правда, некоторые его слуги сейчас на самом высоком уровне богатеют быстрее, чем это можно себе представить.
И здесь всем нам надо вспомнить уроки истории. В прошедшее воскресенье 26 марта 2017 г. прозвенел тревожный звоночек: в Москве и во многих крупных городах страны прошли известные акции неравнодушных людей.

Всем нам и властям в первую очередь надо услышать…

noctu
Оценил книгу

Повесть оказалась крайне неоднозначной. С одной стороны, хочется сочувствовать Александре Михайловне, а с другой стороны, чем ее повторное замужество, сопровождавшееся ожирением, лучше того, что делали осуждаемые ею же проститутки? На мой взгляд, разница всего лишь формальная. Проступавшие ханжеские нотки и такой финал вполне закономерен. По мне, так тупая, пьяная и избегающая любых серьезных мыслей жизнь Андрея Ивановича кажется в разы чище. Да, даже с избиениями жены.

Забавно, что свой конец Андрей Иванович нашел в смерти, а для Александры Михайловны этот конец - в замужестве за противным ей Лестманом, целовавшим ее напоследок в пьяном угаре. И не согласна я с автором единственной рецензии, что будет ей хорошо с ним. Сама же говорила и поучала других в начале, что женихи всегда хорошо выглядят и не пьют, а как женятся, так сразу же все и проявляется. Так и с Лестманом будет. Точнее, было бы. Так хорошо написано, что все слишком близко воспринимаю.

Ладно, сразу же вылились эмоции, но по сути еще ничего не сказала. А повесть-то хороша, очень хороша. Вересаев очень ловко затягивает болты, все сильнее бьют слова, вместе с героиней стараешься не прогнуться под обстоятельства. И все это описано прекраснейшим языком в самых лучших традициях русской литературы. Тут и мучительный самоанализ героев, малая толика этакой достоевщины с самоистязанием на зло себе и всем, прекрасные описания и живые характеров.

Жила-была семья, состоящая из мужа, жены и маленькой дочки (то ли не совсем развитой умственно, то ли еще очень маленькой). Муж, известное дело, пил и сильно бил жену. Пил на последние деньги и был широкой натурой - пальто с плеча другу, всю зарплату в кабак на угощение, букет ударов жене для разрядки, а потом муки совести и стыдливая ласковость. В общем, типичный персонаж. И как типичный персонаж, он болел чахоткой. От нее и скончался, оставив жену и дочь без гроша.

Жена испытывала к мужу классическое чувство зависимости и уважения (не в последнюю очередь из-за побоев). После смерти мужа пошла она работать, но денег платят мало, а своего начальника еще нужно всячески ублажать, как едою с алкоголем, так и в сексуальном плане. В цехе почти все смирились, кроме нашей АМ и еще одной девушки, Тани, собиравшейся замуж за одного парня (он подлецом оказался). Вообще все персонажи в книге оказались таковыми, нет на страницах почти ни одного нормального человека. Все предают, уступают, прогибаются, закрывают глаза. В таком жестоком мире все люди жестоки.

Отдельная песнь про женщин... Чем-то они крайне не угодили Вересаеву, потому что все встречающиеся либо проститутки, либо любят тех, кто их за людей-то не всегда считают и обращаются жестоко. И любовь эта женская к своему мучителю так выписана. Хотя о чем я.. Ничего ему женщины не делали. Так он показывает, как мне кажется, насколько все это мерзко и глупо. Сочувствует им, хотя грехов и не прощает. Хорошо выписана часть про застолье в цехе, где женщины почти подрались из-за пирога, когда мужики все спокойно поделили. Сразу же вспоминаются старая интернетовская шутка про фотографа, снимавшего женские коллективы, а на деле показаны фотографии змей.

Вот почему еще достоевщина - так все грустно и беспросветно все, нет из этой ситуации никакого выхода. А ведь история эта классическая с самыми классическими проблемами.

George3
Оценил книгу

Этот роман Вересаева несколько отличается от всего его остального творчества. В нем он ставит своих героев - ту часть старой русской интеллигенции, которая видела смысл своей жизни в служении народу, но не приняла и не поняла Октябрьскую революцию - перед альтернативой. "Выбор только один: либо большевики, либо добровольцы" (т.е. белогвардейцы) - говорит автор. Все понимают, что белогвардейщина обречена, но вопрос в другом - исторически прогрессивна ли победа большевиков, или они идут по ложному пути? Это тот вопрос, который не потерял своей актуальности и до сих пор продолжает раскалывать общество.

Net-tochka
Оценил книгу

Страшная хроника борьбы всех со всеми, междоусобной братоубийственной неразберихи, когда чуть не каждый день сменяется власть, когда идеалы рушатся на глазах, когда близкие члены одной семьи становятся непримиримыми врагами, когда предстоит делать страшный выбор, который и сделать нельзя, но и не сделать – не получится. Путь у всех один – бороться, буквально уничтожать врага (того, кто по какой-то причине стал считаться врагом, даже если это честный, порядочный, очень хороший человек). Если не уничтожать – то погибнешь сам. Выхода другого нет.

Кто-то пытается приспособиться, учится жить и при одной, и при другой власти, забыв о чести, о достоинстве и только заботясь о себе, о выживании. Но это тоже не спасет – первыми на плаху революции сложат свои головы бывшие узники царских тюрем и ссылок; самыми рьяными борцами за равенство и справедливость окажутся те, кто умеет лучше всех отбирать добро под покровом ночи у перепуганных женщин; самыми непримиримыми и идейными станут те, то все-таки будет, будет использовать свое служебное положение, чтобы хоть что-то сделать для людей, которые были родными и близкими в прошлой, дореволюционной жизни…

На глазах Кати разрушится все: не только старый гнилой мир капитализма, к чему вся их семья и стремилась, но и едва народившийся мир справедливости и свободы, который пытаются устроить на крови и разбое, на дикой жестокости, превращающей нормальных когда-то людей в озверевших садистов, упивающихся кровью правых и виноватых.

Этот смертельный вихрь, в котором то и дело слышится веселый (несмотря ни на что!) Катюшин смех, уносит одного за другим родных и знакомых… А она все ищет какой-то сути происходящего, все доискивается какой-то правды…

rijka
Оценил книгу

Не так давно Записки врача Викентия Вересаева попали в мой список книг на будущее. Боюсь, тут мое знакомство с этим автором и заканчивается, хотя что-то мне подсказывает, что Гесиода я читала именно в его переводе. Вот такой разносторонний товарищ, врач, переводчик, марксист, писатель. И явно активный пользователь общественного транспорта.
Сам рассказ показался мне поверхностно дидактичным и нарочитым, исключительно правильным, но безумно скучным: мама отдает всю жизнь на благо своему ребенку, не считаясь не только с посторонними людьми, но и со своими родными - а на выходе получает, дающего ей под зад пинка законченного эгоиста. Выдавать вместе со свидетельством о рождении мамашкам *пытается отстирать испачканное ботиночками этажеребенка пальто*, но уж очень прямолинейное произведение, что бы запомниться.
В памяти упорно вертится сказка про мужика, отсадившего мать от общего стала, но раскаявшегося, после того, как увидел, что его сын из чурбачков городушку для него мастерит. Тут больше про семью, чем об окружающих, но ведь до сих пор вспоминается