«К «последнему морю»» читать онлайн книгу📙 автора Василия Яна на MyBook.ru
image

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Стандарт

4.58 
(60 оценок)

К «последнему морю»

317 печатных страниц

2007 год

12+

По подписке
229 руб.

Доступ к классике и бестселлерам от 1 месяца

Оцените книгу
О книге

Роман «К „последнему морю“» В. Г. Яна (Янчевецкого) – третье заключительное произведение трилогии «Нашествие монголов», рассказывающее о том, как «теоретические доктрины» Батыя о новых завоеваниях на европейском континенте – выход к берегам «последнего моря», превращаются в реальную подготовку к походам татаро-монгольских полчищ сначала в среднее Поднепровье, потом на земли Польши, Моравии, Венгрии, Адриатики.

читайте онлайн полную версию книги «К «последнему морю»» автора Василий Ян на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «К «последнему морю»» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация

Дата написания: 

1 января 1955

Год издания: 

2007

ISBN (EAN): 

9785446705467

Объем: 

572093

Правообладатель
1 820 книг

Поделиться

Tarakosha

Оценил книгу

Прочитана заключительная часть трилогии В. Яна Нашествие монголов. Хочется сказать, что и эта книга, как и в целом цикл, получилась насыщенной и информативной. Разорив и разграбив часть русских земель, Бату-хан и его войско предприняли поход на Киев, участь которого была предрешена и незавидна. Убийства, грабежи, насилие шло вместе с монголо-татарским нашествием. Как не отважны и смелы были жители Киева, ничто не спасло его от массовой гибели и разорения.

Вместе с Бату-ханом, его верным советчиком и помощником Субудай-богатуром, многотысячное войско, как выясняется, отправится дальше, в Европу. Русь стала частью плана завоевания Вселенной на пути к Последнему морю, коим в их представлении был Атлантический океан. Поболее досталось восточным землям Европы, пало мадьярское королевство, войска вторглись на территорию современной Венгрии. Интересна в связи с этим была история тогда еще отдельно существовавших Буды и Пешты.

Европейские политики, как и большинство русских князей до последнего не верили, что Бату-хан нападет и многие поплатились за это. Но и само монголо-татарское войско во главе со своим предводителем оказалось истощено многолетними походами с целью бесконечного расширения границ своего государства. Начавшиеся брожения подтачивали изнутри сплоченность и могущество всесильной армии. Сложно стало поддерживать порядок на окраинах.
Интриг не избежал и сам дворец Бату-хана, когда придворные стремились всеми силами изжить со свету его любимую жену, наследника и поколебать его собственную веру в свои силы. Таким образом, изнутри сложились предпосылки для возвращения на Родину и опасность от остальной Европы была отведена за счет других народов.

Если говорить в целом, то у В. Яна получилась красочная, но трагичная, интересная и увлекательная трилогия, в которой отлично переплелись история, выдумка, сказание, мудрость, колоритные персонажи, исторические личности, любовь прежде всего к Отчизне, предательство и самоотверженность. Так что с удовольствием рекомендую всем любителям масштабных исторических романов.

Поделиться

a_r_i_n_a

Оценил книгу

Массу открытий таят исторические романы. Про татаро-монгольское иго я, конечно, знала, но почему-то мне казалось, что татары дошли до Руси, завоевали и надолго остались. А они-то дальше пошли, и Русь была просто у них на пути к «последнему морю» (Атлантическому океану) и к мировому господству.
Вот про второй поход Батыя на Русь, когда он сжег Киев и пошел дальше в Европу, эта книга и рассказывает. Это последняя часть трилогии, и общий ход повествования остается тем же, что и в первых двух книгах. Не слишком детальные описания сражений, не слишком много внимания главному завоевателю Батыю, но зато много подробных описаний мелких персонажей, через которых автор рассказывает обычаи и историю времени и местности, я уже даже нашла особую прелесть в таком изложении, вот только трилогия уже закончилась.
Неторопливая, но интересная книга, много нового узнала.

Поделиться

alsoda

Оценил книгу

Вперед, вперед,
Крепконогие кони!
Вашу тень
Обгоняет народов страх…
Мы не сдержим, не сдержим
Буйной погони,
Пока распаленных
Коней не омоем
В последних
Последнего моря волнах…

Василий Ян - "Чингисхан"

Заключительная книга знаменитой трилогии Василия Яна, похоже, не столь популярна, как две первые - Чингисхан и Батый - возможно, в силу того, что ее название не отсылает к конкретной исторической личности. Однако описываемые в ней события не менее многочисленны и важны.

Последний поход монголов на Запад. После разорения Залесской Руси и неудачного броска на Новгород взор Бату-хана обратился к Киеву и лежащим за ним восточноевропейским землям. Вместе с уже знакомыми героями - дервиш-летописец Хаджи-Рахим, полководец Субудай и другие - мы становимся свидетелями героической обороны и гибели "матери городов русских", падения мадьярского королевства и выхода монгольской конницы на Балканы. Описания Яна как всегда красочны, личные истории переплетаются с историческими событиями и свидетельствами, а эффект "присутствия" в его повествовании обеспечен мастерски. Наверное, трилогия Яна - идельаное чтение для юношества, которое увлекательно и правдоподобно рассказывает о делах тех далеких времен - хотя я и сейчас не прочь вместе с Хаджи-Рахимом вновь оказаться на берегах Адриатики и вспомнить долгое путешествие, начало которому когда-то положила снежная буря в песках Каракумов...

Поделиться

Еще 2 отзыва

Интересные факты

В книге использованы фотоработы Роберта Мэпплторпа.

Разговор редактора с переводчиком

У нас наконец вышли «Просто дети» — воспоминания Патти Смит о своей голодной и прекрасной нью-йоркской юности, Роберте Мэпплторпе и многих других. Всем, кого она вспомнила, досталось столько любви и поэзии, что казалось, будто передать это в переводе невозможно. Но у Светланы Силаковой это получилось превосходно. Мы решили задать ей несколько вопросов о книге, над которой с таким удовольствием вместе работали. Редактором книги была Евгения Лавут, она и поговорила с переводчицей.

— Патти Смит — необычный мемуарист. Она осознанно преображает реальность, создавая не столько хронику, сколько произведение искусства. Для вас как переводчика «Просто дети» — художественное произведение или документальное?

— Мемуары в принципе не могут быть документалистикой. Документалистика предполагает отстраненность, бесстрастную объективность. А мемуарист — живой человек, который не в силах посмотреть на себя извне, который бессознательно полемизирует с другими версиями событий, давними недругами, собственными комплексами... Кстати, пока переводишь мемуары, лучше не знать никаких альтернативных версий. Иначе неизбежно возьмешь на себя роль следователя, а надо слиться с автором.

Поразительное дело: в этой книге почти нет сленговых выражений. Вот не употребляет она их! Иногда мне даже приходилось себя одергивать. А слово punk встречается один-единственный раз. И означает... ни за что не догадаетесь. Гнилушки в лесу, где Патти в детстве любила гулять.

— В книге Патти предстает не совсем такой, какой ее можно представить, будучи немного знакомым с ее творчеством и средой, в которой она сформировалась. До конца ли вы верите образу Патти, созданному ей самой?

— Ну, это обычная реакция на книгу Патти: «отличная книга, душевная, но ежику понятно, что все было не так красиво и благостно». И слышна эта реакция на разных континентах.
Но:
Во-первых, как мы с вами хорошо знаем по блогосфере, имидж не выдумаешь, хоть из кожи вон лезь, и юзерпик обычно достовернее, чем фото в паспорте.
Во-вторых, Патти сама нам сообщает, что, например, ее первой любовью был Артюр Рембо. Она даже одежду как бы заимствовала из гардероба кумиров: «кепка Маяковского», «шарф Бодлера». Поэтому выстраивание образа из аллюзий для нее естественно, как для толкиниста заполнение анкеты: «Национальность — эльф. Военнообязанный». В-третьих, в книге очень хорошо видно: как только у нее появляется СВОЕ ДЕЛО (группа, стиль), она перестает прятаться за кумирами. Повествование становится конкретнее: вот мы поняли, что нам нужен клавишник, вот мы пошли записываться... Сам Дилан забрел нас послушать? Подумаешь, мы и сами с усами! (Дилан, кстати, сам виртуоз автомифологии и «возьму свое там, где я увижу свое»).

— Удивительно, что у девушки с бурной юностью — непоколебимые нравственные устои. При этом она не осуждает никого из тех, кто оказался (или оказывался) «на темной стороне» — начиная c Роберта Мэпплторпа. «Мне просто досталась счастливая лошадка на этой карусели», смиренно констатирует Патти. В чем секрет этой счастливой лошадки?

— На вопрос о секрете отвечать не возьмусь: думаю, он в книге между строк, и «что такое счастье, каждый поймет по-своему». Зато процитирую железную отмазку одного музыканта: «Я же панк. Я должен быть непредсказуем!» в ответ на «Зачем вы берете ордена?». Патти — панк, и никто ей не запретит рассказывать только о хорошем (на самом деле — не только, но доминирует именно позитив). В книге ни о ком не сказано дурного слова, и это — позиция.
В действительности автобиографическое повествование Патти вполне правдоподобно, если вчитываться и сопоставлять с реальным опытом, а не с карикатурным образом «типа панка». Старшая из четверых детей в семействе, где детей любили, но не баловали. «Старшей сестрой» она была, по сути, и для своих мужчин: условный рефлекс! Забеременела по невежеству? Нормально для книжной девушки. Не отрываясь от бомжевания, искала и нашла работу где? В книжном магазине. И даже карьеру сделала, а попутно подрабатывала перепродажей букинистических изданий (в СССР, наверно, фарцовкой бы занялась). Работу в «мире цивилов» бросила только когда обрела первый успех в музыке. Кот Матроскин от рок-музыки!
Только одна метаморфоза кажется мне неожиданной: Патти много раз подчеркивает, что была страшно стеснительна. Но когда ее приглашают играть в театре, выясняется, что на сцене ей нравится. И как только она нашла возможность быть на сцене «собой» в ее понимании, все наладилось.

— Чем, с вашей точки зрения, эта книга может быть особенно интересна российскому читателю – и кому именно она будет интересна?

— Чем интересна? Во-первых, это женский взгляд на 1960-1970-е в Америке. С деталями, с атмосферой. С кинематографической четкостью. Допустим, с мифами — но кому это мешает, мифология глубоко личная, без коммерческой составляющей. Во-вторых, это очень светлая история о юношеской любви друг к другу и к искусству. И в описании Патти эта любовь — вечная. В-третьих, любопытно сравнить с опытом советских ровесников. В-четвертых, «знайте, детки, как рубились ваши предки!». С легкой примесью «пока вы тут тусовались, власть переменилась»: в одном из интервью Патти сетует, что нет больше ее Нью-Йорка, потому что даже ее группе не по карману снимать там репетиционную базу.

corpus-books

Автор книги